Все рубрики
В Омске четверг, 30 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 51,1580    € 53,8580

Маски-шоу как плохо забытое старое

25 ноября 2021 11:12
0
917

Предпринимателей все жестче прессуют правоохранительные органы, уточняет глава федеральной правозащитной организации. 

19 ноября состоялось заседание Наблюдательного совета АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей». Генеральный директор организации Элина СИДОРЕНКО выступила с докладом о том, как прошел год для российского бизнеса.

2021 год для всех был трудным. «Платформа» тоже ожидала, что мы сильно потеряем в динамике, но ее удалось сохранить в общих чертах. За два года существования организации мы получили 2333 обращения предпринимателей, причем в основном они направлены в адрес МВД РФ. Существенно возросла доля обращений в генеральную прокуратуру. На третьем месте находится следственный комитет, далее ФСБ РФ.

У нас задействованы практически все регионы Российской Федерации за исключением шести: республик Алтай, Хакасия, Чеченской, Еврейской автономной области, Ненецкого и Чукотского автономных округов. Мы объясняем себе нулевые показатели в этих регионах исключительно тем, что в них не так активно представлено предпринимательское сообщество, обращающееся на правозащитные платформы.

Что касается распределения обращений по сферам предпринимательской деятельности, то на первом месте по жалобам находится оптовая и розничная торговля, затем идет строительный бизнес, транспортировка и хранение, деятельность, связанная с операциями с недвижимостью.

Наблюдаем традиционную для нас уже историю увеличения доли жалоб на необоснованное возбуждение уголовных дел, на нарушения при осуществлении процессуальных действий и с нарушениями сроков. В большинстве своем речь идет о возбуждении дел, связанных с мошенничеством. Сегодня трансформировалось представление о силовом давлении на бизнес, история аккуратненько начинает перетекает в область доследственных проверок которые, к сожалению, недостаточно хорошо регламентируются.

Проблема номер один – это перевод гражданско-правовых споров в уголовно-процессуальную плоскость. Сегодня мы понимаем, что в отдельных случаях возбуждение уголовного дела является нечем иным, как стартом диалога между предпринимателями. Они, допустим, хотят договориться по каким-то хозяйственным вопросам, и один из них бежит в правоохранительные органы, дело возбуждается, тогда другой становится более лоялен к дискуссии. Если раньше возбужденные уголовные дела доходили до суда, и это были заказы, собственно, на то, чтобы кого-то посадить, то сейчас это заказ на то, чтобы возбудить уголовное дело, применить уголовно-процессуальные меры в отношении лица, возможно, заморозить его бизнес на некоторое время, арестовать имущество, после чего договориться. –  70% дел, которые приходят на «Платформу», возбуждаются по заявлению одного из предпринимателей, участвующих в споре.

Второй момент: не развита практика квалификации мошенничества именно в части преднамеренного неисполнения договорных обязательств. Для сравнения: по части 4 статьи 159 УК РФ лицо несет серьезную ответственность, это тяжкое преступление. Но если оно совершает такое же деяние на ту же сумму в отношении чьей-то предпринимательской деятельности через преднамеренное неисполнение договорных обязательств, его санкция по статье существенно смягчается. Это привилегированный состав, по нему невозможно применить меры пресечения в виде заключения под стражу. У нас все реальные предприниматели, по всем ним есть хозяйственные договоры, в рамках которых они работают, но дело возбуждается по общему уголовному мошенничеству, а не по специальному виду. Потому что в этом случае значительно больше возможностей воздействовать с силовой точки зрения на предпринимателя.

Следующий блок, на который я бы хотела обратить внимание, – это возбуждение уголовных дел по факту мошенничества в связи с невыполнением государственного контракта, это тренд 2021 года, мы это видим сплошь и рядом. Причем лица не выполняют не потому, что они не хотят, а потому, что физически не могут выполнить контракт в срок ввиду пандемии, повышения цен. Но дела возбуждаются и несмотря на существующий федеральный закон № 44 все идут сразу в суд, нет никаких других согласовательных процедур.

Далее. Необоснованное возбуждение уголовных дел за покушение на мошенничество. Это тоже тренд. Доказывать умысел не надо, доказывать ущерб не надо, есть все основания применить меры процессуального сдерживания – подписку о невыезде, арест имущества и прочее. Это стало уже определенным бизнесом.

Мы предлагаем привести уголовное законодательство в соответствие с 44 федеральным законом в части закупочной деятельности, разработать алгоритм в установлении умысла за мошенничество и сократить практику возбуждения уголовных дел в отношении неустановленных лиц по делам об экономических преступлениях.

Немножко хотелось бы остановиться на фактах силового давления. Часто проявляется необоснованное проведение доследственных проверок, нарушение сроков их проведения. Процессуальные нарушения при изъятии имущества, документов, компьютерной техники. Формальное основание для этого всегда находится, а прокуратура не реагирует на целесообразность принятия этих мер. Мы просим усилить прокурорский надзор за проведением доследственных проверок и все-таки усилить практику привлечения должностных лиц за преступления, предусмотренные главой 31 Уголовного кодекса. В 2020 году у нас было возбуждено около 2 200 уголовных дел, но при этом в отношении правоохранительных органов ни одного, связанного с необоснованным привлечением к уголовной ответственности и необоснованным освобождением от уголовной ответственности, лишь дела о фальсификации доказательств, причем не в отношении должностных лиц, а в отношении других фигурантов уголовных дел.

Далее. Игнорирование решений арбитражных судов тоже проблема, с которой мы сегодня сталкиваемся особенно часто, когда предприниматель доказывает, что он заплатил налоги, а налоговая этот факт оспаривает, и следственный комитет, не задумываясь, возбуждает дело.

Применение меры пресечения в виде заключения под стражу, волокита при расследовании уголовных дел сохраняется. Опять же, трендом пандемийного периода стало использование
маски-шоу при проведении оперативно-розыскных мероприятий, причем в отдельных случаях совершенно не обоснованно. Лицо совершает преступление в сфере предпринимательства, к нему приезжает ОМОН и скручивает его нагло у всех на
глазах, хотя то не оказывало сопротивление

Увы, не применяем в отношении предпринимателей меры освобождения от уголовной ответственности на стадии предварительного расследования. Сегодня у нас статья 76.1 – возмещение вреда от причиненного преступления – не применяется, хотя носит императивный характер. Мы видим, что по миллиардному ущербу от экономических преступлений России возмещение не превышает 15%. Этот механизм мог бы быть применен, и, соответственно, мы бы могли получить очень хорошую отдачу в том числе для бюджета страны.

 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.