Все рубрики
В Омске воскресенье, 5 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,7426    € 83,2406

Светлана ВЕРЕМЕЕВА: «Когда познакомилась с кафедрой патанатомии, то поняла, насколько это мощный коллектив

14 октября 2021 10:39
0
734

В 2020 году в число победителей конкурса «УМНИК» вошли четверо студентов Омской государственной медицинской академии.

Один из проектов принадлежит Светлане ВЕРЕМЕЕВОЙ, которая учится на шестом курсе. Ее разработка адаптированной технологии для проведения жидкостной цитологии на основе агарового геля заинтересовала жюри. Об идее, ее реализации и экономической эффективности проекта обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО узнала у автора.

– Светлана, расскажите, что такое жидкостная цитология и для чего вы предлагаете использовать в ней агаровый гель.

– При раковых изменениях в шейке матки мы под микроскопом можем увидеть паталогически измененные клетки. Для их выявления проводится мазок – щеточкой с поверхности шейки собирается клеточный материал. При традиционном подходе он просто механически переносится на стекло. При этом может произойти повреждение клеток, перенос только малой их части (все остальное выбрасывается со щеткой). А жидкостная цитология – это современный метод исследования, когда мы все, что собрали, все драгоценные клетки помещаем в баночку с фиксатором. Таким образом сохраняем весь материал, что очень важно, чтобы не пропустить патологию. При классической жидкостной цитологии все клетки помещаются в специальную аппаратуру, но не в каждую лабораторию она войдет, да и не все (особенно бюджетные) ее могут себе позволить. На выходе получаются препараты, которые лучше  визуализируются, качественнее, дольше сохраняются. Мы же создали гель, дающий возможность получить мазки такого же качества, как аппаратными методами, но абсолютно в любой лаборатории. Жидкость, куда мы помещаем клетки, сама распределяет их в один слой, и мы получаем более качественную диагностику без использования дорогостоящего оборудования и расходных материалов. Существующие системы напоминают продукцию Apple, когда, купив IPhone, придется приобретать к нему и соответствующую зарядку (от других телефонов не подойдет), и все остальное. То же самое и с аппаратной жидкостной цитологией: если купил центрифугу определенной фирмы, то и стеклышки, и растворы – все должно быть от нее, иначе ничего не получится. Наш же метод универсален, подойдет для любой лаборатории.

– Если я правильно понимаю, вы используете агар-агар, который применяют в пищевой промышленности?

– Да, гель имеет сложный состав, и один из основных компонентов – желирующий агент, позволяющий получить монослой.

– А почему именно этот продукт был взят, а не, например, желатин или пектин?

– Все просто. Бактерии очень любят питаться пектином и желатином. Желатин – это, по сути, белок, питательная среда. А вот агар-агар (его получают из водорослей) они не едят, он абсолютно инертный. Не портится. И это позволяет нам сохранять клетки на длительное время.

– Как врач-гинеколог будет помещать клетки в агаровую жидкость и сколько это займет времени?

– Врач производит только забор материала. Но наносит его не на стекло, а просто опускает щетку в баночку и немного размешивает ею жидкость, чтобы все клетки перешли в нее. А вот лаборанту придется повозиться: нужно поместить баночку в центрифугу, слить фиксатор, добавить гель. Да, это пять минут времени, но качество на выходе стоит того. Учитывая, что мы исключили необходимость использования дорогостоящего оборудования, стоимость жидкостной цитологии будет не намного дороже традиционной. Надеемся, что получится этот метод ввести в клиническую практику, поскольку стоимость не сильно отличается, а информативность – в разы.

– Насколько улучшится информативность?

– Практически в два раза. Есть два показателя – чувствительность и специфичность. Это вероятность того, что есть рак, а мы его не увидим, и наоборот – того, что нет рака, а мы случайно его обнаружим – попала клетка с другого стекла. Если взять эти два показателя, то при традиционной цитологии на выходе будет значение 48-50%, а у методов жидкостной цитологии (не только у нашего) – 92-98%.

– Лаборанты будут сами замешивать гель на местах или использовать фабричные упаковки?

– Фабричные. Расход геля минимальный – на одно исследование – 2-3 капли.

– В Омске, насколько я понимаю, не осталось ни одного фармацевтического производства, кто будет его выпускать?

– Думаем над этим. Скорее всего подадим заявку на конкурс «СТАРТ» и начнем искать производственную площадку в другом городе. В Омске действительно таких условий нет.

– Как вы занялись этой темой?

– Мы с друзьями постоянно ходим на разные кружки. И один из них – по патологической анатомии – мне показался интересным. Мы там разбираем самые современные методы диагностики. И в ходе занятий доктор медицинских наук, профессор ОмГМУ Сергей Игоревич МОЗГОВОЙ рассказал, что есть такая идея. Мы попробовали, и получилось. Сначала использовали материал со слизистой оболочки полости рта, чтобы проверить, работает ли метод. Потом уже началась более плотная работа с акушерами-гинекологами. На данный момент все получается, мы совершенствуем разработку. Темой я занимаюсь третий год. Сейчас учусь на шестом курсе, планирую поступать в ординатуру.

– На чем хотите специализироваться?

– На патологической анатомии. Мне все-таки ближе к сердцу диагностика, нежели лечение.

– Какие кружки кроме патологической анатомии вы посещаете? Они организованы в вузе?

– Да. Сейчас, когда я уже определилась с направлением, кружков у меня меньше, больше уделяю времени патологической анатомии, с которой планирую связать свою специальность. А вообще в вузе много разных интересных кружков, например, по топографической анатомии, куда ходят ребята, выбирающие хирургические специальности, – они там швы отрабатывают. Интересный кружок по психиатрии, правда, сейчас он ушел в дистант, и людей не из медицинского сообщества не пускают. Там можно пообщаться с пациентом с особенностями, позадавать вопросы, он рассказывает о себе, своем заболевании. Это очень полезно, потому что из-за дистанта мы во многом лишены возможности общаться с пациентами.

– Как отнеслось жюри на конкурсе «УМНИК» к вашей теме?

– Дело в том, что оценивают работы участников два состава жюри и их вопросы очень отличаются. У меня было две презентации: отдельно – для ученых и отдельно – для предпринимателей. Ученые рассматривают научный аспект исследования, задают много специальных вопросов. В жюри много уважаемых профессоров – Татьяна Петровна ХРАМЫХ, Андрей Валерьевич ПИСКЛАКОВ, т. е. людей, которых знают даже обычные омичи, не говоря уже о медицинском сообществе. Если они спрашивают, то это всегда что-то углубленное и научное. Но для меня намного сложнее был второй этап, когда проект оценивало жюри из предпринимателей. Они задавали вопросы, касающиеся уже не самого продукта, не медицинских аспектов, а как мы планируем это продавать, кто будет конечным потребителем и т. д. Среди  членов данного жюри выделяется Валерий Викторович ПЕДДЕР (гендиректор ООО «НПП «Метромед». – Прим. ред.), он много внимания уделяет вопросам сертификации, получения патентов, поскольку сам много чего разрабатывал – «Тонзилор», «Гинетон».

– А кстати, вы собираетесь патентовать разработку?

– Обязательно, это одно из условий конкурса. Но пока я не решила, что именно – только гель или всю технологию изготовления препарата. По сути, у нас основная особенность – это гель и его состав. А с другой стороны, гель сам по себе ничего не значит, он только часть технологии.

– Светлана, почему после школы вы отдали предпочтение медицинскому вузу?

– Я всегда хотела стать медиком. Мои родители не врачи, химию и биологию я учила именно потому, что планировала идти в медицинский. До третьего курса, когда у нас началась патологическая анатомия, собиралась специализироваться на кардиохирургии. Но, к сожалению, в Омске она развита слабо. В Тюмени, Новосибирске гораздо лучше. Поэтому, когда на третьем курсе познакомилась с кафедрой патологической анатомии, ее преподавателями, то поняла, насколько это мощный коллектив – одни из лучших специалистов по раку желудка: Сергей Игоревич МОЗГОВОЙ, профессор, заслуженный деятель науки РФ Алексей Владимирович КОНОНОВ. Замечательная творческая атмосфера, позволяющая приобрести первый профессиональный опыт, погрузиться в специальность, самореализоваться. Ты всегда можешь подойти к ним, задать вопрос (даже личного характера), и тебе на него грамотно ответят, нальют чай, успокоят, угостят печеньками. У них такая мощная энергетика!

– Кем вы себя видите после завершения обучения?

– Я планирую уезжать из Омска, но не собираюсь заканчивать свою научную работу и общение с кафедрой. Тем более что сейчас, когда мы все привыкли к дистанционке, проблем с этим не вижу. Уезжаю, потому что хочется попробовать новое. Но если все движутся в Москву, то я решила – на север. В ХМАО есть хорошие возможности, много материала для написания диссертации, хочется съездить и попробовать.

Биография

Светлана Владимировна ВЕРЕМЕЕВА, студентка 6 курса ОмГМУ

Светлана ВЕРЕМЕЕВА родилась 9 октября 1998 года в Омске. В 2016 году окончила школу №108, поступила в Омский государственный медицинский университет на лечебный факультет, специальность «Лечебное дело». С мая 2021 года работает в отделении гинекологии Больницы скорой медицинской помощи № 1.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

На «домашнем» льду в песках Эмиратов омский «Авангард» проиграл казанскому «Ак Барсу»

«Ястребы» стали интересно атаковать только после 30 минут игры – когда пропустили первый гол от «барсов»

3 декабря 23:32
0
710

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.