Все рубрики
В Омске вторник, 7 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,6694    € 83,1138

Дмитрий ЩЕГЛАКОВ: «За 2019 год омские медицинские учреждения оказали помощь 21 002 иностранным гражданам на 68,1 млн. руб.»

18 апреля 2020 18:50
2
2484

В Омске статистику по коронавирусу собирает «Медицинский информационно-аналитический центр». 

Сегодня за цифрами медицинской статистики по распространению  коронавируса в Китае и Европе следит весь мир. «Коммерческие Вести» заинтересовались, кто занимается подобными подсчетами в Омске, и связались с директором БУЗ Омской области «Медицинский информационно-аналитический центр» (МИАЦ) Дмитрием ЩЕГЛАКОВЫМ. О медицинской статистике, защите персональных данных и экспорте медицинских услуг с ним беседовала обозреватель Анастасия ИЛЬЧЕНКО.

– Дмитрий Александрович, что представляет собой МИАЦ, чем занимается ваше учреждение?

– У нас два основных направления. Во-первых, организация на базе современных компьютерных технологий межотраслевой системы сбора, обработки, хранения, предоставления информации, обеспечивающей динамическое состояние здоровья. Грубо говоря, это медицинская статистика. И, во-вторых, информатизация здравоохранения. Организации уже 16 лет. Раньше мы были отделом статистики при Министерстве здравоохранения Омской области, потом стали центром.

– До этого медицинской статистикой в регионе никто не занимался?

– Вообще, только в России есть отраслевые статистические системы и организации, которые ими занимаются. Мы собираем информацию, формируем годовой статистический отчет.

– Большой у вас штат?

– 59 сотрудников. Это и административно-управленческий, и технический персонал, и врачи-статистики, которые собирают мониторинги с учреждений, предоставляют их в Министерство здравоохранения Омской области, Минздрав РФ, по запросам органов, которым требуются различные данные.

– А кто еще может сделать вам запрос? Скажем, частное лицо или наш еженедельник может получить информацию?

– Обращение может делать кто угодно. Но ответ может прийти такой: «Данная информация опубликована на сайте Омскстата или Росстата». Чаще всего запросы поступают от министерств, различных научно-исследовательских институтов, федеральных органов, полномочного представителя Президента в СФО. От частных лиц запросов не бывает, а от СМИ приходят. Если есть информация и вам не нужно что-то экзотическое, мы ее предоставляем.

– Как много статистической информации вы собираете с медучреждений?

– Каждая поликлиника в год нам предоставляет 50 официальных статистических отчетов и 60 оперативных мониторингов и форм. Они могут быть ежедневными, еженедельными, ежемесячными и ежеквартальными. Периодичность сбора данных в официальной государственной статистике – один раз в год. Мы сводим всю информацию, вносим в систему Минздрава России. На защиту отчета в Москву едет группа от Омской области. За 2018 год отчет был на 683 листах. Впоследствии на основании его данных создается доклад и статистические сборники. Росстат и Омстат по заболеваниям получают информацию от нас, а по смертности – от ЗАГСов. Медицинское учреждение выписывает заключение о смерти, информация передается в ЗАГС, а оттуда – в статистику.

– Главное, чтобы цифры сходились.

– Это не всегда возможно. Если житель Омской области умер в Новосибирске, то эта смертность «придет» к нам через некоторое время. А ЗАГС оперативно передает информацию в Новосибирск на основании свидетельства о смерти.

– Что представляют автоматизированные системы аналитического управления здравоохранением, которыми вы занимаетесь?

– Они обеспечивают сбор и автоматизацию сбора различных данных, в том числе сведений о состоянии здоровья. Раньше мы делали это с помощью Excel, но сейчас, например, есть программа Региональная информационная система мониторинга, в которой создаются все мониторинги. Мы предоставляем к ней доступ всем учреждениям здравоохранения. Они вносят данные, а программа их сводит.

– Что еще включает информатизация здравоохранения в Омске?

– Большой объем программного обеспечения, информационные системы для населения, для врачей, куда они, например, вносят персонифицированные сведения о пациентах, оказанной им помощи, сервисы Электронный больничный лист, Электронное направление на Медико-социальную экспертизу, получение сведений об оказанной медицинской помощи и т.д.

– Данные сервисы разрабатываете вы?

– Частично мы. В 2019 году дорабатывали медицинскую информационную систему. Раньше был только портал оmskzdrav.ru, а с 1 февраля 2019 года запустился new.omskzdrav.ru с другим интерфейсом, с личным кабинетом. Мы расширили функционал, теперь туда можно ввести сведения о состоянии своего здоровья, какие-то дневниковые записи.

– Насколько надежно эти сведения защищены?

– У нас в 2012 году была создана ведомственная сеть передачи данных Министерства здравоохранения Омской области, которая предоставляет доступ как к Интернету, так и к внутренним ресурсам. Некоторые вы через Google не откроете, они доступны только врачу. Это сделано в целях защиты персональных данных. Мы в каждое медучреждение поставили отечественное оборудование для шифрования каналов связи. В МИАЦ установили систему обнаружения вторжений и систему мониторинга сети передачи данных. Существует разграничение прав доступа, врач должен входить под отдельным логином и паролем со своего рабочего места. Есть карточки доступа, которые с помощью специального устройства подсоединяются к компьютеру и служат средством авторизации.

– Если сведения, что человек переболел гриппом, станут общеизвестными, наверное, ничего страшного не произойдет и в суд никто не пойдет, но есть медицинская информация, которая может стоить человеку работы. Как обстоит дело с ее защитой?

– Для ее хранения используются внутренние регистры. Речь идет о специализированных учреждениях. Например, в СПИД-центре существует регистр ВИЧ-инфицированных, учреждение, минуя нас, передает его непосредственно в Минздрав России. В психиатрических больницах база данных хранится на компьютере, который вообще не имеет выхода в Интернет. Защита информации в таких учреждениях регламентируется отдельными законодательными актами.

– Скоро ли данные из бумажных карт полностью оцифруют?

– Пока мы на сто процентов не уйдем от бумажных карт и картохранилищ. Но уже сегодня врач имеет возможность зайти в медицинскую информационную систему, сделать протокол осмотра в электронном виде.

– Это право или обязанность?

– Право. Он заполняет протокол осмотра и имеет возможность его распечатать.

– Врачи часто жалуются, что слишком много времени уходит на работу с компьютером и на пациентов его уже не хватает.

– Для этого врачу в помощь дается медсестра, которая часть функций берет на себя. Плюс в программах есть различные справочники, которые помогают не печатать на клавиатуре полностью диагноз – достаточно ввести первые буквы, и система подсказывает. Чтобы не набирать фамилию, имя, отчество пациента, можно поискать его в регистре застрахованных граждан по дате рождения и т.д. При составлении шаблона осмотра есть возможность сделать его под себя, набрать нужный перечень ответов. При доработках ПО, введении нового функционала мы проводим с медперсоналом семинары, вебинары.

– А доработки делаете на основании чего? Звонит врач и жалуется, что не работает система?

– Это уже ошибка! Доработки происходят, когда врач не может зайти и авторизоваться. Бывает, жалуются, что «неудобно», это достаточно распространено. Но мы под каждого врача не сможем сделать систему. В любом медучреждении есть администратор. Это первая линия техподдержки. Если он не может сам устранить проблему, пишет на адрес нашей техподдержки. Если мы не можем, обращаемся к разработчику ПО. Глобальная проблема – это когда база данных не запускается. Но такое происходит очень редко, когда оборудование выходит из строя. В прошлом году была критическая ситуация. У нас во дворе находится центр обработки данных, где размещено серверное и коммутационное оборудование, через которое проходят все каналы связи с операторами, учреждениями. Гражданин в 3:30 утра ехал на джипе домой, не вписался в поворот, врезался в столб. Тот упал и оборвал провода. В итоге пропал Интернет, часть сервисов стала недоступна.

– Список медучреждений на портале оmskzdrav.ru включает не все, нет, например, аллергоцентра. В дальнейшем перечень будет пополняться?

– Нет, список полный. Сейчас в нем 210 учреждений и их структурных подразделений. Вам кажется, что кого-то не хватает, а я считаю, что там даже лишние есть.

– Кто же лишний?

– Те, кто вообще не может предоставлять данный сервис. Тот же СПИД-Центр открыл запись для граждан, чтобы увеличить выявляемость заболевания, дал доступ к своему расписанию врачей. Это организация специализированная, пациент может записаться туда через участкового врача. Понимаете, есть учреждения, оказывающие первичную медико-санитарную помощь, которые имеют поликлиническое отделение.  К ним должна быть доступна запись пациентов из дома. А вот в специализированные медучреждения, которые имеют консультативную поликлинику, записать может только врач, например, терапевт, пользуясь закрытой частью портала. Она доступна только для медработников, там есть доступ, например, в Клинический медико-хирургический центр, онкологический диспансер, кардиодиспансер и другие.

– В прошлом году на совете по развитию туризма вы рассказывали, что в 2018 году объемы медпомощи, оказанной иностранцам в регионе, возросли до 54,4 тыс. человек (84,4 млн. рублей), а география расширилась до 50 стран мира. Какие цифры получены за 2019 год? И какое отношение к туризму имеет получение медуслуг?  Приезжает Джон из Бангладеш, получает медуслугу, а на выходе из больницы ему предлагают экскурсию по Омской крепости?

– В этом году на одну страну стало меньше. Видимо, Джон из Бангладеш не приехал (смеется). Да, я являюсь членом совета по развитию туризма и на последнем заседании рассказывал как раз о национальном проекте «Экспорт медицинских услуг», как он реализуется на территории Омской области. Мы теперь говорим не о медицинском туризме, а об экспорте медицинских услуг. Этот нацпроект работает наравне с созданием единого цифрового контура, профилактикой сердечно-сосудистых заболеваний и другими.

– Какие у него задачи?

– Увеличение количества иностранных граждан, получающих медицинские услуги в Омской области. На сайтах наших медорганизаций создаем вкладки для иностранцев, снимаем видеоролики, принимаем участие в конференциях, выставках, делаем буклеты и др. Минздрав России создает портал для всей страны, где будут карточки наших организаций. Проект реализуется либо бесплатно, либо за внебюджетные средства медицинских организаций. Туристам ведь учреждения оказывают платные услуги. Бесплатно только экстренная или скорая медицинская помощь.

– Проект уже реализуется?

– Да, уже год и приносит деньги. За 10 месяцев 2019 года 17 тысячам (81 процент от плана) иностранных граждан была оказана медицинская помощь в амбулаторных и стационарных условиях омских медучреждений. Они привлекли 46,7 млн. рублей. При этом на маркетинг наши организации потратили 1,9 млн. внебюджетные рублей (63,3 процента от плана). Турист едет чаще всего за специализированной помощью, которая на его родине стоит дорого, у нас пользуются спросом онкологи, офтальмологи, стоматологи.

– И сколько специализированных учреждений в Омской области предоставляют услуги иностранцам?

– На нашем портале представлены 23. Но в принципе иностранец может обратиться и в обычную поликлинику. Раньше в отчетность включали в том числе скорую помощь, с 2019 года переформатировали методику сбора и «неотложку» исключили. Поэтому получилось, что за 2019 год наши учреждения оказали помощь 21 002 иностранным гражданам (на 68,1 млн. рублей), а за 2018-й – 54 370 (на 84,4 млн. рублей). Сопоставлять эти цифры некорректно.

– То есть 30 тыс. иностранцев в 2018 году получили в Омске скорую и неотложную медицинскую помощь?

– Большинство этих граждан – жители соседней Республики Казахстан, они приезжают к нам работать и учиться, живут, но не являются гражданами России.

– Экспорт медицинских услуг – это перспективное направление?

– Да, в наших учреждениях есть высококлассные специалисты и оборудование не хуже зарубежного, в том числе и иностранного производства. Мы оказываем медицинскую помощь может и лучше, чем за рубежом, только стоит она в разы дешевле.

Ранее в полном виде интервью можно было прочитать только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 11 марта 2020 года.



Комментарии через Фейсбук
*** 25 апреля 2020 в 11:48:
Антон, а Роспотребнадзор откуда информацию берет?! Вы не подумали? От нас и идут все данные в Минздрав, а оттуда уже в Роспотребнадзор.
Антон 20 апреля 2020 в 11:51:
В Омске статистику по коронавирусу собирает «Медицинский информационно-аналитический центр»....Это неправда. Официальную статистику по инфекционным болезням в России собирает и анализирует Роспотребнадзор.
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.