Все рубрики
В Омске пятница, 3 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,0637    € 83,8105

Светлана РЫЛИНА: «По итогу 2 квартала 2020 года план внешнего управления Крутогорского НПЗ не исполняется ни в части доходов, ни в части расходов»

2 сентября 2020 19:16
1
3100

Странно выглядит бездействие сотрудников правоохранительных органов, которые фактически беспрепятственно позволяли уничтожить доказательства, подтверждающие факт нефтепереработки. 

Несколько недель назад внешний управляющий ООО «ВСП Крутогорский нефтеперерабатывающий завод» Светлана РЫЛИНА рассказывала «Коммерческим Вестям», чем вызвана потребность в видеообращении к генеральному прокурору России, председателю Следственного комитета РФ, руководителю ФСБ РФ. Она убеждена, что на производственной площадке завода незаконно производились нефтепродукты. Что происходит там сейчас, внешний управляющий рассказала обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ПАВЛОВОЙ.

– Светлана Анатольевна, какова сейчас ситуация на производственной площадке Крутогорского НПЗ?

– После того как в семь часов утра 26 июля текущего года вооруженная группа лиц ворвалась на территорию проходной завода, вывела сотрудников нанятого мною ЧОП с территории, я утратила контроль над производственной площадкой Крутогорского НПЗ. До сих пор я так и не смогла его восстановить. Мне достоверно неизвестно, кто охраняет объект, хотя предположения есть. Пока не готова сейчас это озвучивать, поскольку информация не подтверждена. Но я приняла решение поставить круглосуточный наблюдательный пост ЧОП рядом с заводом, чтобы владеть полной информацией о ситуации, происходящей на территории НПЗ.

– Какие-то данные уже готовы озвучить?

– Да. На следующий день неустановленная группа лиц в несколько этапов стала вывозить цистерны с переработанной продукцией с территории НПЗ. Как только мне стало об этом известно, я поручила сотрудникам ЧОП вызвать полицию. Сотрудники ЧОП фиксировали номер каждой цистерны, которая покидала территорию завода. Вывозили оперативно – буквально за несколько дней более 70 вагонов с нефтью, переработанной продукцией исчезли из КНПЗ в неизвестном направлении. Как обстоит ситуация с продукцией в резервуарах НПЗ, мне неизвестно.

– Есть соображения насчет того, к чему такая спешка?

– На самом деле действия по вывозу цистерн с территории КНПЗ вполне ожидаемы. Именно поэтому мы максимально зафиксировали номера вагонов, отобрали пробы продукции с резервуаров, цистерн, которые находились на территории КНПЗ еще в период, когда контроль был у меня. Странно выглядит бездействие сотрудников правоохранительных органов, которые фактически беспрепятственно позволяли уничтожить доказательства, подтверждающие факт нефтепереработки, а следовательно, неуплаты акцизов. Я и мои сотрудники о каждом факте вывоза продукции сообщали в правоохранительные органы, фиксировали вывоз, но должной реакции мы не увидели.

– А как так получилось, что план внешнего управления не содержал в себе расходы по уплате акцизов от деятельности Крутогорского НПЗ?!

– План внешнего управления должника, утвержденный собранием кредиторов 11 марта 2020 года, правда не содержит такой статьи расходов, как оплата акцизов... Я предполагаю, что таким образом умышленно занижалась расходная часть должника при принятии решения о переходе в процедуру внешнего управления, чтобы создать видимость перед судом, кредиторами о прибыльности работы должника, а следовательно, о восстановлении его платежеспособности. Подчеркну: мною этот план внешнего управления не разрабатывался и не подписывался, считаю, что, используя меня, группа лиц, по моему убеждению, обманула не только суд с кредиторами, но и власть, поскольку не подразумеваются налоговые уплаты в бюджет всех уровней.

– Что конкретно было, с вашей точки зрения, нарушено при разработке плана внешнего управления ООО «ВСП Крутогорский НПЗ»?

– Согласно плану построение работы в процедуре внешнего управления должника строится через механизм давальческого сырья. Сырье – компанией ООО «СР-ТЭК» – предоставляется должнику для переработки, должник за это получает вознаграждение. При этом построение деятельности через давальческую модель не освобождает получателя давальческого сырья (в нашей ситуации должника) от уплаты акцизов. Согласно пп. 7 п. 1 ст. 182 НК РФ объектом налогообложения для оплаты акциза признаются «операции по передаче на территории РФ лицами произведенных ими из давальческого сырья (материалов) подакцизных товаров собственнику указанного сырья (материалов) либо другим лицам, в том числе получение указанных подакцизных товаров в собственность в счет оплаты услуг по производству подакцизных товаров из давальческого сырья (материалов)». Это норма нам прямо говорит, что при осуществлении деятельности по переработке давальческого сырья ООО «ВСП Крутогорский НПЗ» становится налогоплательщиком акцизов на весь объем произведенной из давальческого сырья продукции.

– Каким должен был быть объем уплаченных акцизов, согласно внешнему плану управления?

– Заявлена общая производительность установок 200 тыс. тонн. На первоначальном этапе планируется запуск нефтеперерабатывающих установок на уровне мощности, соответствующей 30% их номинальной производительности, а затем достижение 50%-й мощности. Исходя из этого, план по объему переработки на II квартал 2020 года (первоначальный этап) составляет 15 тыс. тонн (30% мощности завода). Далее плановый объем производства составляет 25 тыс. тонн в квартал (50% мощности завода). 

Итого объем переработки сырья за период реализации плана внешнего управления составляет 165 тыс. тонн в 2020 году и 2021 году. Завод может производить три вида подакцизной продукции: мазут, дизельная фракция, бензин (не соответствующий пятому классу). Получается, что в плане внешнего управления не отражены расходы по уплате акцизов на 1 688 991,25 тыс. рублей, если перерабатывается нефть, и 1 703 903,50 тыс. рублей, если перерабатывается газоконденсатная смесь. В обоих случаях план восстановления платежеспособности после внесения данных расходов становится убыточным и неисполнимым. Восстановление платежеспособности невозможно. Фактически только этих обстоятельств достаточно для введения конкурсного производства в отношении должника. Именно это истинные разработчики плана внешнего управления, в чем я убеждена, скрыли от суда.

– Это единственные нарушения, выловленные вами?

– Утвержденный план внешнего управления не исполнялся, о чем ясно говорят выписка по счету и сопоставление выписки с планом внешнего управления. Не исполняется план не с 22 июля 2020 года, когда я начала активную работу. План не исполнялся уже по итогам первого квартала своей реализации. Все это я подробно изложила суду в ходатайстве о прекращении процедуры внешнего управления в отношении должника и переходе в конкурсное производство. Если разбираться конкретно, то расклад таков. Во-первых, при принятии решения о работе должника в процедуре внешнего управления не учтено фактическое значение коэффициента восстановления платежеспособности должника. Разработчик плана получил значение коэффициента 0,138. Показатель указывает на отсутствие у должника в ближайшее время возможности восстановить свою платежеспособность путем осуществления текущей деятельности (данный вывод сделан, собственно, в самом плане). Однако в плане, без какого-либо обоснования, предлагается в качестве основного мероприятия продолжить осуществлять работу должника по основному виду деятельности, то есть продолжить наращивать убытки. Во-вторых, в плане нет конкретных мероприятий, о которых говорит ст. 109 Закона о банкротстве и которые позволяют установить и объективно оценить, что деятельность в процедуре внешнего управления будет безубыточной, в отличие от предыдущих периодов деятельности должника. В Постановлении Правительства № 367 от 25.06.2003 г. подробно отражены меры, за счет которых платежеспособность должника может быть восстановлена. Это такие меры, как снижение расходов, закрытие нерентабельных направлений деятельности должника, возможность реализации продукции по более высокой цене и т. д. Я даже пока не говорю о реальности реализации предложенных мероприятий, в плане КНПЗ самих мероприятий просто нет! А вопрос их реализации с учетом работы должника на открытом рынке также актуален. Набор мероприятий это не равно их объективная возможность реализации.

– Это все?

– Нет! В плане без аргументации, какого-то обоснования снижен уровень расходов должника по операционной деятельности в сравнении с предыдущими периодами работы должника и при этом на прежнем уровне оставлен размер доходов. При этом я говорю сейчас о занижении расходов без учета расходов по акцизам. Все данные, которые я привожу из плана внешнего управления и финансового анализа, имеются в материалах дела. Общая сумма расходов за период внешнего управления (со второго квартала 2020 года по четвертый квартал 2021 года) составляет 194 800 тыс. рублей. Исходя из этого, сумма расходов в среднем в квартал составляет 32 470 тыс. рублей, в среднем в год 129 900 тыс. рублей. При этом согласно отчету о доходах и расходах сумма затрат на текущую деятельность должника за 2016 год составила 189 983 тыс. рублей, за 2017 год – 153 634 тыс. рублей. То есть согласно плану происходит снижение расходов по операционной деятельности в среднем на 42 000 тыс. рублей в год. Фактически в плане заявлено, что расходы будут существенно ниже, но доходы останутся на прежнем уровне. За счет каких мероприятий это будет сделано, в плане внешнего управления не отражено. Далее. В составе расходов не учтены расходы на оплату требований кредиторов, не включившихся на момент утверждения плана в реестр требований. Общая сумма таких требований согласно плану, пассив баланса, составляет 32 248 тыс. рублей. По факту экономический расчет, предложенный в плане, основывается на том, что остальные кредиторы, которые отражены в балансе, не должны получить исполнение своих требований в ходе исполнения плана внешнего управления. Это аргумент опять к занижению расходной части работы должника в процедуре внешнего управления. И в-пятых. При подробном изучении плана я обнаружила, что на разных его страницах по-разному рассчитаны коэффициент текущей ликвидности должника, коэффициент обеспеченности собственными средствами. По факту происходит игра в плане с ключевыми показателями должника, чтобы хоть как-то обосновать, что КНПЗ может восстановить свою платежеспособность.

– Какой вы делаете вывод, если подытожить?

– План не содержит конкретных мероприятий, за счет которых планируется восстановить платежеспособность должника. Выводы, отраженные в плане, прямо противоречат финансовым показателям КНПЗ, отраженным в этом же плане. В плане отсутствует информация о плановом значении активов и пассивов должника на момент окончания мероприятий внешнего управления. Нет информации о кредиторской и дебиторской задолженности, что в свою очередь не позволяет проанализировать изменение показателей платежеспособности по итогу реализации плана. В плане не проведен анализ рисков, которые должны учитываться при его разработ ке. А именно такие риски, как неполучение 100% запланированной выручки, риск увеличения запланированных расходов, риск возникновения дебиторской задолженности и т. д.

– Что вы подразумевали под неисполнением плана внешнего управления заводом на текущий момент?

– Приведу простой пример. В плане внешнего управления предусмотрен размер поступлений денежных средств на счет должника поквартально. Согласно выписке по счету за II квартал 2020 г. денежные средства в заявленном размере не поступили, план по поступлениям не исполнен. Аналогичная ситуация и по расходной части. Согласно плану во втором квартале 2020 г. должны быть произведены расходы по уплате арендных платежей в адрес ООО «ВСП Траст» в размере 3 140 000 руб., выплата арендных платежей не осуществлялась. План по расходам не исполнялся. По итогу второго квартала 2020 года план внешнего управления не исполняется ни в части доходов, ни в части расходов. Отсутствует заявленный в плане переходящий остаток средств на III кв. 2020 г. в размере 12 млн.

– Получается, ООО «ВСП Траст», которое и само находится в конкурсном производстве, не получает арендную плату от ООО «ВСП КНПЗ» за использование последним имущественного комплекса?

– Именно. Вся задолженность, которая сформировалась у ООО «ВСП КНПЗ» перед ООО «ВСП Траст», ИП МАРИН Константин, основана на договоре аренды недвижимого имущества от 10 июня 2016 года. Договор не расторгнут, он в силу положений ГК РФ пролонгирован на неопределенный срок. Исходя из имеющихся у меня данных, ежемесячный размер аренды составляет 1 570 000 рублей. Анализ движения денежных средств по расчетному счету должника за период с первого апреля 2020 по 22 июля 2020 года свидетельствует, что арендные платежи в адрес ООО «ВСП Траст» не осуществлялись. Задолженность за указанный период – 5 млн. рублей. Решением Арбитражного суда Омской области от 12 июля 2018 г. по делу № А46-7209/2018 взыскана арендная плата с ООО «ВСП КНПЗ» за период с 10.06.2016 г. по 05.07.2018 г. в размере 36 536 125,81 руб. Определением Арбитражного суда Омской области от 23.09.2019 г. требование ООО «ВСП Траст» по задолженности (аренда) за период с 06.08.2017 г. по 17.07.2019 г. в размере 19 397 096, 78 руб. включено в реестр. Платили ли арендную плату в период 17.07.2019 г. по 31.03.2020 г., я не знаю, но предполагаю, что нет. Простым подсчетом мы можем говорить, что нерасторжение договора позволило сформировать долг к ООО «ВСП КНПЗ» на сумму более 60 млн. рублей. Мне уже поступают запросы от кредиторов ООО «ВСП Траст» с просьбой пояснить причины невыплаты арендной платы в адрес ООО «ВСП Траст», а также оснований, по которым конкурсный управляющий ООО «ВСП Траст» Владимир ДОБРЫШКИН не расторгает договор.

– Судя по материалам на сайте арбитража, на ваши действия поданы жалобы ООО «ВСП Траст» и ООО «СР-ТЭК».

– Действия со стороны указанных лиц вполне ожидаемые. Убеждена, что они совместно с кредитором Константином МАРИНЫМ входят в одну группу и контролируются единым центром во главе с арбитражной управляющей Аглаей ЛЯСМАН и Дмитрием ШЕВЧЕНКО. Заявлены аргументы о моей недобросовестности в части отказа реализовывать план внешнего управления и моем отстранении. При этом до 22 июля 2020 года моя кандидатура арбитражного управляющего всех устраивала. Указанная мною выше аналитика подтверждает, что план уже во втором квартале не исполнялся по доходам и расходам. Я действую добросовестно и заявила суду, что план не способствует восстановлению платежеспособности должника, только увеличивает текущую задолженности перед ООО «СР-ТЭК», которое в настоящее время активно стало скупать требования независимых кредиторов (ООО «Газпром межрегионгаз Омск», АО «Омскгазстройэксплуатация»). Считаю, что жалобы направлены исключительно на то, чтобы суд не стал давать оценку законности плана внешнего управления, а просто слепо продлил его реализацию и отстранил меня от процедуры, то есть разрешил наращивать кредиторскую задолженность должника.

– На каком основании вы упрекаете в аффилированности ДОБРЫШКИНА, МАРИНА, ЛЯСМАН и в принципе СРО ПАУ «ЦФО»?

– Сейчас, кстати, в эту группу добавилось ООО «СР-ТЭК». Я просто представлю вам небольшую часть совпадений, о которых я ранее говорила, опираясь на данные картотеки арбитражных дел. Эти лица многие годы сотрудничают при проведении процедур банкротства, выкупают имущество должников, реализуют свои собственные коммерческие интересы за счет банкротящихся предприятий. Интересы этих лиц и даже СРО ПАУ «ЦФО», в которой состоит арбитражная управляющая ЛЯСМАН и подконтрольные, как я считаю, ей управляющие, всегда представляли одни и те же лица, а СРО – сама ЛЯСМАН. Эти исследования я представлю суду с пояснением, что в случае моего отстранения кандидатуру арбитражного управляющего необходимо определять не из членов ПАУ ЦФО.

– Какие конкретно банкротные процедуры вы имеете в виду?

– Предлагаю начать с кредитора ООО «ВСП КНПЗ» ИП МАРИН Константин. Этот кредитор не случайный – он часто фигурирует в банкротных делах, где процедуры ведут арбитражные управляющие, подконтрольные ЛЯСМАН. МАРИН приобретает права требования у должников и к должникам, которые находятся под управлением Владимира ДОБРЫШКИНА, Аглаи ЛЯСМАН, Эдуарда КОРОТАЕВА (это отец ЛЯСМАН) и моим. В частности, МАРИН приобретал права требования в процедурах банкротства: ООО «Термощит» (дело № А46-11820/2015, управляющий ДОБРЫШКИН); ООО «Межрегионстрой» (дело № А34-9604/2016, управляющий РЫЛИНА); ООО «УралИнвест» (дело № А41-74729/2015, управляющий ЛЯСМАН); ООО «ВСП Траст» (дело № А46-5213/2014; дело № А40-7290/2015, управляющий ДОБРЫШКИН), МАКЛЯКОВА В.А. (дело № А46-18630/2019, управляющий КОРОТАЕВ). При этом МАРИНЫМ не приобретаются права требования в иных банкротных процедурах, где нет указанных выше арбитражных управляющих у руля. Если бизнес МАРИНА действительно строился на приобретении ликвидных прав требований из банкротных процедур, мы бы видели его деятельность и в других банкротных процедурах, но таковых мною не обнаружено. Наглядно демонстрирую часть таблицы, которая в более детальном виде представлена в банкротное дело ООО «ВСП КНПЗ». Из этой таблицы видно (отмечено плюсиком), что представители у данной группы лиц одни и те же и в разных делах, представляют разных лиц. Ссылки на номера арбитражных дел, где мною была обнаружена эта информация, также приведены в таблице. Так, например, такие представители, как РОМАНОВ К.С., МИРОШНИЧЕНКО В.С. представляют в разных процедурах банкротства интересы управляющих ДОБРЫШКИНА, ЛЯСМАН, МАРИНА, РЫЛИНОЙ. Указанное в совокупности с избирательным приобретением прав требований МАРИНЫМ прямо демонстрирует прямую аффилированность кредиторов и должника, что является недопустимым. Еще более содержательной получается картина, когда к указанной выше группе арбитражных управляющих и МАРИНУ мы добавляем управляющих КОРОТАЕВА Э.Д., ГОЛОШУМОВУ А.В. При этом все управляющие из одной саморегулируемой организации ПАУ ЦФО.

– А по заинтересованности СРО что можете сказать?

– Анализ картотеки арбитражных дел свидетельствует, что группа управляющих поочередно меняет друг друга, в случае возникновения неудобных вопросов к работе управляющего со стороны суда, кредиторов ПАУ ЦФО направляет нужные кандидатуры в банкротные дела. Неудивительно, что кандидатуры определяет и предлагает к утверждению судом сама Аглая ЛЯСМАН как представитель ПАУ ЦФО Омске. Так было при банкротстве ООО «Индустриальные системы» (дело № А45-19100/2012), когда поочередно от процедуры банкротства за нарушения отстранялись ЛЯСМАН, КОРОТАЕВ, а процедуру банкротства в итоге заканчивал ДОБРЫШКИН; в ООО «Юсон-Сибирь» (дело № А46-12403/2009) после отстранения ЛЯСМАН был назначен ДОБРЫШКИН; в ООО «Термощит» (дело № А46-11820/2015) после отстранения ЛЯСМАН также ДОБРЫШКИН. Примеров множество. А сколько мною найдено дел, когда указанные арбитражные управляющие сменяют друг друга, не доходя до своего отстранения со стороны суда, а просто по собственному желанию покидают процедуры, начиная получать жалобы от кредиторов на свои действия или бездействие, эту всю аналитику я представлю суду. С моей точки зрения, эта системность событий говорит о подконтрольности, заинтересованности СРО, когда в нужной процедуре банкротства появляется нужная кандидатура арбитражного управляющего. Напоследок подчеркну, что я ничего не утверждаю. Только суд может дать этому оценку и указать на добросовестность кредиторов и СРО, которые участвуют в банкротстве ООО «ВСП КНПЗ», однако совпадений уж слишком много.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 2 сентября 2020 года.



Комментарии через Фейсбук
ВВ 8 января 2021 в 00:41:
Что-то странно гражданка РЫЛИНА себя ведёт! Сначала в первом интервью заявляла, что ничего не знает.Затем её выгнали!В итоге, как выяснилось она полностью разбирается в законодательстве в том числе налоговом и производственных процессах, но решения не она принимала!В цифрах вообще бардак!Заявляет, что 100% мощности предприятия 200 т.т. При этом далее оперирует, что 15 т.т. это 30% от мощности. 30% от 100 %-ой мощности 200 — это 60т.т, а не 15т.т.Дальше читать не стал.«Контролируемая третьими лицами» Манипуляция! В Попытке оправдания, Фигуранта дела Рылиной — в чистом виде!)
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.