Все рубрики
В Омске воскресенье, 17 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,2371    € 82,7276

Денис РУССКИХ, «Вито»: «Мы являемся первым в России серийным производителем фунчозы, а концу года планируем запустить (опять же, первое в России) производство соевой спаржи»

15 августа 2021 19:37
1
2399

Омскую фунчозу готовы закупать для Китая (полный текст). 

В июне на сайте «Вестник лицензионного рынка» появилась информация, что омская лапша торговой марки «Едим дома» признана лучшим продуктом 2021 года в России. Речь идет о компании ООО «Вито», которая на международной выставке «Продэкспо» получила награды. Обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО связалась с коммерческим директором предприятия Денисом РУССКИХ и выяснила все о предприятии, его ассортименте и победе на выставке.

– Денис, расскажите об истории предприятия. В каком году оно появилось? Почему «Вито»?

– Предприятие создано в 2017 году. Первоначально оно занималось торговой деятельностью – поставками в розничные сети, дистрибьюторам продуктового ассортимента – начиная с масложировой продукции и заканчивая макаронными изделиями. В процессе работы пришло понимание, что выгодно не только торговать, но и производить. Для реализации данной идеи мы создали производственное предприятие – компанию «Вито». Название перекликается со словом «вита», т. е. «жизнь». Мы в него заложили философию самой жизни, отсыл к ценности продукта.

– У вас на сайте представлены и ООО «Вито», и ИП Пекарев. Как они сосуществуют?

– Первоначально торговую деятельность и производство мы начинали с ИП. Это был наш партнер и один из учредителей. Потом произошла реорганизация в ООО для получения больших возможностей, поставок в федеральные сети. Сейчас вся продукция выпускается в рамках ООО «Вито».

– Когда началось производство? И какой была первая продукция?

– В конце 2017 года. За 3,5 года мы охватили поставками практически всю Россию, выходим на экспорт в страны Европы, СНГ, а также готовим экспансию в паназиатский регион. Первой была яичная лапша из твердых сортов пшеницы. Мы ее производим по сей день. Это так называемое макаронное изделие сложной формы, на сегодняшний день одно из основных направлений деятельности нашего предприятия.

– По поводу твердых сортов пшеницы: по некоторым оценкам, в России ее выращивают всего на 300–500 тыс. гектарах земли. Цифра, прямо скажем, не велика. Для сравнения: в этом году в Омской области зерновые и зернобобовые культуры высадили на 2 млн. гектаров. Откуда вы берете пшеницу твердых сортов для своего производства?

– У нас есть собственное сельхозпредприятие, несколько поставщиков в России, в том числе в Омске. В принципе дефицита сырья не испытываем. Для наших объемов его вполне достаточно.

– Расскажите про ваши объемы. С каких цифр начинали и чего достигли сейчас?

– Начинали с одной простой линии по производству макаронных изделий. Ее мощность – 80-90 тонн в месяц. Каждый год увеличивали объемы производства – ставили новые линии. На данный момент у нас их четыре. Средняя производительность макарон сложной формы из твердых сортов пшеницы – около 350 тонн в месяц.

– Кроме яичной лапши у вас есть и другие изделия. Для них созданы специальные линии?

– Да. С прошлого года мы запустили новое направление, по сути, новое производство. Речь идет о паназиатской лапше, а конкретно – о фунчозе и рисовой лапше. Это отдельный технологический цикл. Производственные мощности там сейчас порядка 150 тонн. К концу года планируем выйти на 300 тонн в месяц.

– Охарактеризуйте предприятие – сколько цехов, сотрудников и т. д.

– На сегодняшний день у нас два отдельных цеха. Первый – по производству яичной лапши из твердых сортов пшеницы, второй – паназиатской лапши. Средняя кадровая численность предприятия – около 150 человек, в т. ч. значительную часть мы привлекаем по аутсорсингу. Понятно, что она меняется в связи с изменением спроса, сезонностью.

– У вас есть сезонность?

– Для нас это осень, весна и зима, когда традиционно повышается объем потребления макаронной продукции. Летом происходит спад.

– Какой из ваших продуктов самый популярный у потребителей?

– Яичная лапша, конечно, имеет большое распространение и объем потребления. Но вместе с тем на паназиатскую лапшу – это новый тренд – объемы потребления тоже растут, причем гораздо быстрее, чем на яичную. Благодаря Интернету, телевидению, блогерам происходит популяризация иностранной кухни, особенно паназиатской. Если раньше целевой аудиторией у нас были молодые женщины 20-40 лет, то сейчас мы видим, как люди обоих полов в возрасте 60-65 лет приобретают фунчозу и готовят себе салаты или горячие блюда. Поэтому сегодня мы делаем ставку именно на фунчозу. Тем более мы являемся первым в России серийным производителем фунчозы – выполняем задачу правительства и президента по импортозамещению на деле. Наша продукция производится только из натуральных компонентов – муки из твердых сортов пшеницы, яиц, а фунчоза – из бобового крахмала, который даже полезен. Поэтому потреблять наши продукты можно с раннего возраста до глубокой старости.

– В одном из интервью вы говорили, что используете в основном российское сырье. А где берете рис для рисовой лапши, ведь в России его не так много выращивается?

– Более того, соевые бобы тоже не наше растение, однако к концу года мы планируем запустить (опять же, первое в России) производство соевой спаржи. Мы нашли российских поставщиков – сельхозпроизводителей, которые дают нам сырье высокого качества. Понятно, что рис и соевые бобы не являются широко распространенным продуктом в России, но в стране есть производители, которые их выращивают не хуже, чем за рубежом, а точнее, даже лучше. У нас и стандарты выше, и меньше химии. Или вообще без нее. Поэтому мы ориентированы именно на российских производителей, их сырье чище, качественнее и в конечном итоге полезнее.

– Вы говорите о производителях сои в Омской области?

– Не только. Мы охватываем всю Россию. В том числе сотрудничаем с несколькими поставщиками из Омской области. Постоянно мониторим цены, проводим в нашей лаборатории экспертизу качества сырья.

– У вас есть несколько сертификатов на эко- и биопродукцию. Вы сотрудничаете с фермерами, которые занимаются органическим земледелием? Или это другое?

– Другое. Экосертификат – это об экологической чистоте. У нас на предприятии внедрена международная сертификация по принципу ХАССП, мы прошли сертификацию «Халяль». Мы открыты, готовы подтвердить высокие стандарты производственных процессов на предприятии. Да, у нас есть стратегический план сделать нашу продукцию органической. Планируем к концу года развить направление органики и часть сырья изготавливать самостоятельно. У компании свое сельхозпредприятие в Азовском районе, и на сегодняшний день часть сырья для собственных нужд производим там. Сельхозпредприятие пока ориентировано на поставки муки из твердых сортов пшеницы, но планируем внедрять и выращивание соевых бобов. В Омской области уже есть соеводы. Хотим войти в их число и делать сою без ГМО. Кстати, мы начали развивать экодеревню, где все будет строиться на принципах экологичности и натуральности, как говорится, ближе к земле, к истокам.

– В Омской области скорее всего пока нет ни одного сельхозпредприятия, которое бы выращивало продукцию на принципах органического земледелия. Она ведь получается очень дорогой, и в нашем регионе ее сбыт будет проблематичен. Каким образом вы собираетесь обеспечить финансовую привлекательность проекта?

– Вы сказали про Омскую область. Это действительно так. Поэтому мы реализуем продукцию по всей территории России, в страны СНГ, в Европу. Чем ближе к Москве и Санкт-Петербургу, тем выше спрос на органическую продукцию. Потенциал сбыта большой, но действительно не в рамках Омской области.

– Вы позиционируете свою продукцию как обладающую высоким качеством и низкой ценой. Насколько у вашего органического товара будет конкурентоспособная цена в Москве или в Европе?

– Хочу обратить внимание, что мы говорим о низкой цене, но не о дешевизне продукта. У нас более низкая цена по сравнению с аналогами, но не дешевый продукт, потому что качественный продукт дешевым быть не может. Что касается коммерческой составляющей, то могу сказать, что поставки из Омска на запад гораздо дешевле, чем в обратную сторону. Достаточную прибыль можно обеспечить не только через высокую цену и маржу, но и оптимизируя и эффективно ведя производственную деятельность. Оптимизация затрат позволяет удерживать низкую цену относительно рынка.

– Расскажите о ваших торговых марках.

– На сегодняшний день у нас их две. Первая – это лицензия Юлии ВЫСОЦКОЙ – «Едим Дома» и «Юлия Высоцкая». Торговые марки с ее именем пользуются большой популярностью. Наше сотрудничество достаточно эффективно – ее имя, ее узнаваемость нам позволяют быстрее выводить продукт на рынок. Также у нас есть собственная торговая марка – «Самадхи». В нее заложены основы здорового образа жизни. Мы предлагаем изменить сознание через еду: потребляя качественную, натуральную пищу, человек очищает свое сознание, жизнь, начинает мыслить по-другому – более светлыми и добрыми категориями. В данный момент разрабатываем еще две торговые марки. Они ориентированы на новый тренд – паназиатские продукты. Хотим через данные бренды стать ближе к нашей целевой аудитории.

– Правильно ли я понимаю, что с Юлией ВЫСОЦКОЙ у вас финансовые отношения?

– Взаимовыгодные – мы оплачиваем лицензию, а наш партнер дает нам возможность не только пользоваться данной торговой маркой, но и оказывает маркетинговую поддержку.

– Вам выгоднее поставлять свою продукцию в торговые сети под своей торговой маркой или под марками сетей? Какова политика?

– Мы параллельно идем двумя этими дорогами. Первое наше стратегическое направление – это развитие собственных брендов, тем самым мы устанавливаем связь с конечным потребителем и налаживаем ассоциативную связь между качественным продуктом и нашими брендами, чтобы через них потребитель формировал положительное отношение к предприятию в целом. Вместе с тем второе стратегическое направление – это СТМ или ЧТМ (собственные торговые марки или частные торговые марки), когда мы для партнеров (не только сетей, но и дистрибьюторских компаний, для других производителей) изготавливаем продукт под их торговыми марками. Там коммерческая составляющая похуже, но появляется возможность стабильного сбыта и долгосрочных прогнозов. По этому направлению есть нюансы: чтобы выпускать продукцию под СТМ или ЧТМ, необходимо пройти аудит партнера. Могу сказать, что требования очень жесткие, особенно со стороны федеральных сетей. Проверяется абсолютно все – от технологий до состояния оборудования, от санитарных вопросов до территории на предприятии. И на основании аудита уже принимаются решения по сотрудничеству. На сегодняшний день мы успешно прошли со стороны федеральных сетей ряд аудитов. Направление это развиваем и планируем оставить его одним из основных.

– В каких российских торговых сетях вы присутствуете?

– До апреля 2021 года мы свою продукцию продавали ноунейм, т. е. на вес и в больших объемах. Потому что были не готовы громко о себе заявить. К выставке «Продэкспо», которая прошла в апреле, мы провели работы по созданию брендов. Презентовали себя на выставке, провели переговоры и с весны ведем переговорную кампанию, заключаем договоры, проходим аудиты для поставок в сети. Процедура это не быстрая, в среднем согласование и заключение договора может занимать до полугода. Думаю, в августе– сентябре уже сможете увидеть нашу продукцию в сетях не только в Омске, но и по всей России.

– Давайте подробнее поговорим про экспорт. У вас есть продукт, который ориентирован на экспорт, а не на российского потребителя?

– Нет, пока эксклюзивного предложения для зарубежья мы не подготовили. У нас продукция универсального спроса. Через наших партнеров-экспортеров поставляем лапшу, фунчозу в Германию, Румынию, Прибалтику, Венгрию, Польшу. Но на выставке к нам неоднократно подходили представители Китая и спрашивали, сможем ли мы фунчозу делать в определенной фасовке, в комбинации, допустим, с теми же соусами. Они готовы покупать ее у нас, чтобы продавать в Китае, как ни странно это слышать. Когда мы спросили, как же так, это же ваш национальный продукт, а вы готовы его покупать за рубежом, они пояснили, что в Китае очень сложно с экологией и найти чистое сырье на сегодняшний день практически невозможно. Сами китайцы сегодня ориентированы на экологичность, натуральность, а Россия ими воспринимается как источник экологически чистого продукта. Поэтому при сопоставимом качестве у китайцев есть большой интерес к нашей фунчозе для внутреннего потребления в Поднебесной.

– Какой процент продукции вы сейчас отправляете на экспорт?

– Пока небольшой – до 5%. Но это направление для нас также является стратегическим. Мы отправляем в Европу фунчозу и макаронные изделия сложной формы, но безъяичные, потому что продукцию животного происхождения нужно сертифицировать. Мы в процессе. Европейская сертификация – достаточно длительная и сложная процедура.

– Имеются ли у вас конкуренты, например, Омскую макаронную фабрику считаете таковым?

– Она специализируется на другом ассортименте, поэтому мы напрямую не пересекаемся, более того, относимся к ним с большим уважением – стараемся чему-то научиться. В Омской области у нас нет конкурентов, есть партнеры, коллеги по рынку. В целом по России есть сильные производители яичной лапши – в Екатеринбурге, Челябинске, в центре России, в странах СНГ. Рынок насыщенный. Чтобы удержаться на нем, должен быть баланс «цена – качество». Качественный продукт по доступной цене. Мы не любим слово «конкуренты», это наши коллеги по рынку, потому что в конечном итоге мы делаем одну работу и к другим игрокам на рынке относимся по-партнерски.

– Денис, в каких цифрах исчисляются ежегодные инвестиции в развитие производства?

– В среднем в течение года они составляют порядка 100 млн. рублей. Основная стратегическая цель нашего предприятия – это импортозамещение. Мы изучаем зарубежные рынки, продукты и прорабатываем возможности их производства на территории России. Так было с фунчозой, с рисовой лапшой. В данном направлении возможности безграничны. Нашей жизни не хватит, чтобы все реализовать (смеется).

– Какие-то анонсы можете сделать? Кажется, речь шла о лапше быстрого приготовления и об итальянской пасте. Сейчас итальянская Barilla в магазинах продается по 60 рублей за пачку спагетти, есть ли смысл конкурировать при такой цене?

– По итальянской пасте мы планы сдвинули – наверное, займемся ею в следующем году. Сейчас у нас основной фокус на паназиатской линейке. Что касается лапши быстрого приготовления, в рамках производства фунчозы и рисовой лапши мы уже реализовали направление их быстрого заваривания в стаканчиках. Эту продукцию также скоро можно будет увидеть на полках магазинов.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 14 июля 2021 года.



Комментарии через Фейсбук
Мастер спорта 16 августа 2021 в 16:08:
Итальянская барилла производится в подмосковном Солнечногорске. Лапшу вешаете, господа корреспонденты
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.