Все рубрики
В Омске суббота, 25 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,7026    € 97,0954

Андрей ПОСАЖЕННИКОВ, министр промышленности и НТР Омской области: «В индустриальный парк Омсктрансмаша начал переезд Омский завод литьевых пластмасс, NorGroup обещала в мае открыть завод, планирует зайти НПО «Контур»

24 марта 2024 15:40
6
3922

В рейтинге по управлению интеллектуальной собственностью. Омская область занимает 29-е место. 

Индекс промышленного производства в Омской области за 2023 год составители федерального рейтинга оценили в 104,2% – выше среднероссийского уровня. В прошлом году меры государственной поддержки были оказаны 50 местным промышленным предприятиям на сумму 575 млн рублей. Про перспективы развития этого сложнейшего и важнейшего направления в нынешние сложные времена рассказал на кухне «Коммерческих Вестей» министр промышленности и научно-технического развития Омской области Андрей ПОСАЖЕННИКОВ. Записала обозреватель издания Анастасия ПАВЛОВА.

Про науку и технопарки

– Андрей Васильевич, 19 февраля наш регион должен был представить проект программы научно-технического развития Омской области.

– Эта тема появилась 28 января для всех регионов. Вернее, не для всех, а для тех, которые вошли в топ-15 по научно-техническому развитию в Российской Федерации – мы заняли 14-е место, поднявшись к прошлому году на шесть позиций. Тему курирует аппарат заместителя председателя правительства РФ Дмитрия ЧЕРНЫШЕНКО. Каждый регион должен сформировать программу научно-технического развития в связи с задачей, поставленной президентом, обеспечить технологический суверенитет страны. К тому же у нас идет десятилетие науки и технологий. Первая часть исполнения заключается в том, что в регионе губернатором должен быть назначен человек, ответственный за научно-техническое развитие, на уровне не ниже заместителя председателя правительства. Ответственным за научно-техническое развитие Омской области определен первый заместитель председателя правительства Рустам МИНГАЗОВ. Программы научно-технического развития должны быть подготовлены оперативно, и уже 1-2 февраля регионы направили свои команды в РАНХиГС, где состоялась первая стратегическая сессия – давали вводные. От нас ездили представители Минпрома, ОмГТУ и других вузов. То, что получилось, уже сверстали, сегодня в формате видеоконференцсвязи будет рассматриваться в первом чтении с аппаратом ЧЕРНЫШЕНКО и Минобрнауки. Председатель Совета Федерации Валентина МАТВИЕНКО лично присутствует на совещаниях по управлению результатами. Пока что мы скакнули очень хорошо, но дальше будет сложнее, потому что в десятке, насколько я помню, Москва, Московская область, Екатеринбург, Новосибирск, Казань, Уфа, Томск – у них очень серьезная финансовая поддержка от Федерации.

– Какие еще нововведения отметите?

– В рамках, опять же, исполнения задач, поставленных президентом, стал для нас актуален рейтинг по управлению интеллектуальной собственностью. В нем мы занимаем 29-е место. Сегодня раздал своим специалистам информацию, чтобы они отслеживали наше положение.

– А каковы критерии в рейтинге?

– Их много. Количество полученных за год патентов в регионе, количество патентных поверенных, наличие инфраструктуры, объем средств, тратящихся на оформление интеллектуальной собственности и так далее.

– И сколько в регионе патентных поверенных?

– Семь. Тема интересная, в ней делаются важные шаги. К примеру, в этом году правительство Москвы впервые субсидировало кредиты на обеспечение патентной деятельности: оценивается, сколько стоит патент, как он коммерциализируется. То есть средства выделяются на практическое осуществление зарегистрированной деятельности. Запущен механизм, воплощающий то, о чем говорит наш президент: чтобы фундаменталка была приближена к прикладной науке. С учетом ключевой ставки 16% меры поддержки получаются очень выгодные: при первом приближении 0,5-1%.

– Так у Москвы и финансовые возможности совсем другие.

– Признаю. Но этот механизм мне понравился. Нам ведь надо стимулировать движение, потому что не секрет: последние годы количество патентов в регионе потихоньку снижается. В 2022 году было, по-моему, 288 или чуть больше – точно за 300 не выходило. За 2023-й пока данных нет: по интеллектуальной собственности, по инновационной деятельности статистика приходит с задержкой. Мы все-таки рассчитываем, что Валентина Ивановна придаст импульс научно-техническому развитию – нам бы хотелось больше мер поддержки в этом плане со стороны Федерации. Мне нравится, что в повестку управления федеральными вузами вовлекают региональные команды – губернаторов, министров, зампредов. Чтобы мы на территориях смотрели, корректировали положение, прикладывая совместные усилия к развитию региона. К счастью, в Омской области у нас нет проблем с ректорами, с директорами научно-исследовательских институтов, но они бывают в других регионах, когда федеральный вуз кивает на начальство в Москве: а вы, мол, на местах делайте что хотите. Минобрнауки дал четкий посыл, чтобы везде на всех уровнях работали в единой плоскости. И у нас, к примеру, наблюдательный совет Омского государственного технического университета, в который входят представители Минобрнауки, бизнеса, возглавил губернатор.

– А научно-технической совет при Минпроме, который тоже возглавляет губернатор, когда последний раз собирался? Что обсуждалось?

– Последнее заседание было в декабре. Там вырабатываются общие идеи научно-технического развития. В прошлый раз мы обсуждали итоги работы научно-образовательного центра, созданного в 2020 году. Два года нам не удавалось получить федеральный грант, но, может, это и не самое главное. Главное, что мы создали движение четырех основных составляющих: образования, науки, технологий, бизнеса. То есть все научные разработки должны быть в конечном итоге коммерциализированы и направлены на реализацию, а не легли на полку: НОЦ ищет индустриальных партнеров перспективным разработкам. У нас сейчас 34 проекта.

– Уже есть реализованные продукты?

– Да, в прошлом ноябре состоялся первый проект – еще раз подчеркну, при отсутствии федеральной поддержки: стоматологические гели для зубов, разработанные учеными медуниверситета. Технологический предприниматель – Александр ЛИСТКОВ – выпустил пробную партию 400 тюбиков, потом еще одну партию в 1000 тюбиков и приступил к реализации продукта. НОЦ помогает масштабировать проект. Один из тюбиков, кстати, наш губернатор презентовал министру науки и высшего образования РФ Валерию ФАЛЬКОВУ. Мы подали очередную заявку на федеральный грант для НОЦа, итоги конкурса объявят в июле.

– Процент от продаж идет ученым медуниверсита и научно-образовательному центру?

– Примерно так и должна быть устроена модель, согласен. В этом проекте она пока так не работает, но в следующих, надеюсь, внедрим уже. У нас еще есть несколько проектов высокой степени проработки. Один из них – производство биополимеров из личинок черной львинки совместно с «Ястро-Инновации». Активно ведутся лабораторные испытания, разработано более десятка продуктовых линеек, речь идет уже о строительстве мушиной фабрики. Кстати, в этом феврале руководитель НОЦ Евгений БЕЛОПУХОВ ушел в качестве ученого в этот проект. Научно-образовательный центр возглавил Михаил ЛОЖЕВСКИЙ, прежде работавший в Сибирском государственном университете телекоммуникаций и информатики. Еще один проект ведется совместно с ОмГТУ – упрочнение фрез для увеличения износостойкости инструментов и повторного затачивания. У ученых был индустриальный партнер – новосибирский «Вольф», занимавшийся реализацией немецких фрез для обработки металла. Но в связи со сложившимися обстоятельствами компания ушла с рынка. Сейчас прорабатывается вопрос сотрудничества с Томским государственным университетом.

– А какие у нашего региона в плане научно-технического развития сильные стороны? Если возвращаться к программе.

– Упор будем делать на то, что у нас хорошо развиты машиностроение и нефтехимия, у оборонных предприятий есть свои конструкторские бюро, и в целом в Омской области порядка 160 научно-исследовательских институтов. В 2022 году группа компаний «Титан» выиграла приличный грант по линии комплексного научно-технологического предпринимательства – сумму не стану озвучивать. Совместно со многими научными организациями – там и Питер задействован, и Нижний, и чуть-чуть Омск, Новосибирск – они отрабатывают свои дальнейшие переделы. А 19 марта, если ничего не изменится, состоится всероссийская конференция по теме развития малотоннажной химии: будут точно участвовать Псков, Омск, Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород, Москва, Питер. Сам же проект производства и переработки олефинов ориентировочно оценивается в 300-350 миллиардов рублей в зависимости от технологии. Мы сейчас его совместно упаковываем, буквально на днях состоятся переговоры между Минпромом Омской области и управляющей компанией индустриального парка «Флагман» – будем подписывать соглашение с группой компаний «Титан» о создании этого индустриального парка.

– Там будут только их предприятия или зайдут компании, занимающиеся как раз развитием малотоннажной химии на основе их сырья?

– Второе. Пока не могу назвать резидентов, они еще не утверждены. Частично парк захватит территорию «Омского каучука», частично прилегающие земли. Инвестиции только в инфраструктуру потребуют не менее 98 млрд рублей. Сейчас компания ищет партнеров по разработке технологии, ведутся переговоры с китайской Wison Group. Очень емкий проект для группы компаний «Титан», которая постоянно затрагивает актуальные темы не только для Омска, но для всей нашей страны. В пандемию они как в воду глядели, запустив производство изопропилового спирта, причем с высочайшей степенью очистки. Благодаря этому проекту удалось снизить напряженность в стране из-за нехватки антисептиков. Производство большое: 160 тысяч тонн в год. Возле него можно посадить очень много мелкого бизнеса, который, к примеру, будет заниматься фасовкой продукции. Антисептики так перешли из 200-литровых бочек в 20-литровые, затем 10-литровые канистры, потом трех- двух-, потом литровые, потом в объем, который удобно повесить на стенку, а затем и положить в карман.

– Столько говорим про передельщиков, хотелось бы их наконец и увидеть…

– Их много в других регионах. У нас есть производитель смазочно-охлаждающих жидкостей «Акрил». Он сейчас рассматривает возможность зайти в особую экономическую зону «Авангард» с проектом по расширению своего бизнеса. Развитие промышленности в регионе серьезно сдерживают проблемы с инфраструктурой: по сути, во многих частях города есть вопросы с автомобильными и железными дорогами, подачей газа, электричеством, в меньшей степени с водоотведением. Поэтому мы и занимается созданием индустриальных парков. Первый – технопарк «Иртыш», поданы документы на регистрацию, там уже есть резиденты. Появляются и другие – на базе Омсктрансмаша, например. Огромная территория. Это позволит снизить затраты предприятия на содержание неиспользуемой инфраструктуры.

– Управляющая компания там уже появилась?

– Да, в ноябре – «ТехноОмск». Учредило ее само предприятие. Сейчас ведется межевание, оформление территории с закреплением земель за управляющей компанией. Там уже порядка 12 потенциальных резидентов. Уже начал переезд Омский завод литьевых пластмасс, установили термоавтоматы. Предприятие выпускает широкий спектр одноразовой посуды от бюджетных до элитных вариантов, большая часть которой уходит в Казахстан. Плюс у них еще есть новая экологическая линейка изделий из самораспадающегося пластика. Базовый завод находится во Владимирской области.

– А сырье где берут?

– Частично ввозят из-за рубежа.

– То есть любой может поставить термоавтоматы и плавить гранулы?

– По идее, да. Омск они выбрали из-за ориентации на Азию. Формируют сейчас команду из омичей, те, кто работают сейчас, по сути, живут на два города.

– Кто еще войдет в индустриальный парк Омсктрансмаша?

– Например, НПО «Контур» планирует зайти. Понимаете, Омсктрансмаш очень сильно увеличил свои производственные мощности и ему остро необходимы субподрядчики. Наша задача – максимально сделать кооперацию внутрирегиональной, чтобы деньги, которые приходят сегодня из федерального бюджета, оседали здесь и давали возможность развиваться нашим частным бизнесам. В целом у этой части Ростеха по всей стране более 300 кооператоров. Вероятно, зайдет башкирская компания, которая желает работать с Омсктрансмашем: мы поставили условие, чтобы они разместились в индустриальном парке. Можно сказать, уже начинает работу NorGroup, которая обещала в мае открыть завод по производству малых архитектурных форм – продукции для реализации проекта «Формирование комфортной городской среды», для оформления дач светильниками, скамейками и прочим, благоустройства своих территорий предприятиями, школами и так далее.

Про импортозамещение и кластеры

– Каковы перспективы захода в Омскую область иностранных предприятий?

– Думаю, мы последние 30 лет наелись иностранными компаниями. Но могу сказать, что к нам проявляют интерес наши белорусские коллеги. Машиностроительная компания «Амкодор» рассматривает индустриальный парк Омсктрансмаша – делегация уже приглядела себе площади. Хоть они и из дружественного государства, все равно проработка всех условий сотрудничества необходима. Понятно, что им в первую очередь интересен российский рынок сбыта, но хотелось бы, чтобы они рассматривали и вариант размещения производства, не только сборочного цеха. Но, боюсь, вряд ли, потому что необходимо соблюдать гарантии качества. Белоруссия, кстати, заинтересовалась разработкой Омского научно-исследовательского института приборостроения, выигравшего грант на выполнение НИОКР, – автоматизированной системы управления стадом. Это аналог программ, ввозимых ранее из Израиля, Нидерландов. Уже ведется апробация в «Золотой Ниве». Многие омские компании сейчас также разрабатывают аналоги техники, закупаемой в Китае – «Следопыт», например, у них свыше 10 тысяч партнеров. Они у нас даже денег не просят, только свести с каким-то людьми.

– Они вошли в ставропольский аэрозольный кластер.

– Да. Ведутся переговоры о строительстве ими на территории Омской области совместного со «Ставроленом» завода по производству аэрозолей. А вообще компания специализируется на товарах для рыбалки, туризма: начиная с крючков и воблеров до различных жилеток, термосумок и так далее. Вот они как раз пытаются уйти от закупа различных вещей к производству. Мы им в этом активно помогаем. Условно, если они делают теплую зимнюю палатку, то делают все, что внутри нее, сами, в том числе печь и брикеты для нее.

– Какие ниши импортозамещения может занять Омская область? Кроме нефтехимической.

– Вот уже два года существует центр импортозамещения на базе ОмГТУ. Молодые ученые ведут около 170 тем, работая с 30 компаниями: в том числе с «Планетой-Центр», у которой вышли из строя немецкие, итальянские клапаны. Ребята полностью провели реинжиниринг, сделали конструкторскую документацию, опытные образцы, которые прошли испытания. Сейчас компания думает, самим ли им делать серию и купить ряд станков или нам снова придется искать индустриального партнера, который возьмется масштабировать проект. По тому же принципу был проведен реинжиниринг форсунок для «Газпромнефть-Каталитические системы», они уже внедрили аналоги на производстве. Здесь мы как раз подходим к теме кластеров: выявляем кооперационные цепочки, смотрим, какие вещи на каких переделах не производятся, подключаем НОЦ, центр инженерных разработок на базе ОмГТУ, на оснащение которого выиграли грант Минобра на 120 млн рублей, центр импортозамещения. Проводим реинжиниринг, делаем конструкторскую документацию. Если речь о малых партиях товара, производим на базе ОмГТУ, если нет, ищем индустриального партнера, способного масштабировать проект. Если у партнера нет оборотных средств или нужного оборудования, подключаем Фонд развития промышленности Омской области или региональный фонд микрофинансирования. Нет территории – у нас есть индустриальные и технопарки. Таким образом создается уникальная инфраструктура, практически готовый бизнес.

– Работа над формирование кластеров продолжается?

– Мы только в самом начале. Перед нами не стоит задача просто зарегистрировать как можно больше кластеров – а чтобы это сделать, нужно иметь в каждом минимум пять задействованных предприятий и три проекта. Ежегодно будет происходить переаккредитация кластера, и условие выполнение трех проектов по импортозамещению сохраняется. Добавлять проекты можно, исключать нельзя. Уже более 50 омских предприятий подписали соглашения.

– А что за омское предприятие вошло в башкирский кластер?

– «Спутник», производитель оконных профилей. А сам межрегиональный кластер зарегистрировали только на прошлой неделе.

– А иркутский?

– Пока нет.

– Какие проекты могут быть в кластере льна-долгунца?

– В своем время наша область стояла у истоков формирования отрасли выращивания и переработки льна. Челябинскому инвестору, выкупившему «Знаменский лен», понравилась идея глубокой переработки льна: производить не только паклю, но и вату. Успешно поставляли в больницы. Работали с АвтоВАЗом, предоставляя им обшивку потолков, полочек и так далее. Ткани делали, само собой. Потом задумались и о порохе. Но руководство заблокировало производство, предприятие обанкротилось. Сейчас у завода новый собственник, осенью они возобновили работу, пока вышли на монопродукт.

– Масличный лен гораздо выгоднее выращивать.

– Да, о чем мы и говорим, необходимо снова уходить в глубокую переработку, а все это про импортозамещение. Не знаю, увяжем ли в кластер масло, но работать надо, потому что Омская область – один из лидеров в стране по выращиванию льна.

Про займы

– Какую задачу, стоящую перед Минпромом, вы считаете главной?

– Задач очень много, но главная, наверное, самая сложная и амбициозная – войти в десятку лучших в стране по развитию промышленности. Сейчас мы в этом рейтинге Минпромторга 19-е. Там очень много показателей: индекс промышленного производства, наличие молодых промышленников, качество промышленного туризма, уровень цифровизации промышленности, наличие в регионе экономических зон, индустриальных парков, технопарков, кластеров, ряд экономических показателей. Один из показателей, кстати, определяет нахождение фонда развития промышленности под отраслевым субъектом. У нас ведь он был создан не в прошлом, а в 2018 году, причем под Минэком и не в качестве отдельного юрлица, а в составе регионального фонда микрофинансирования субъектов малого и среднего предпринимательства, перед которым стояли свои задачи. И финансы фонду развития промышленности не такие выделялись, и в рейтинге мы получали не плюс три балла, а минус два, потому что он был не под Минпромом. Все эти годы мы и добивались того, чтобы фонд передали нам. После этого он реально заработал: начал выдавать займы предприятиям (пока всего четыре, но мы и так боялись не успеть с нормативкой), сопровождать совместные, с федеральным Фондом развития промышленности, займы, сопровождать выдачу промышленных ипотечных кредитов. Сейчас на фонд легла еще нагрузка в виде специализированной организации по созданию кластеров.

– Кому выдали совместный заем?

– ЗМК «Мост» на 200 млн рублей. Причем договорились с федеральным Фондом развития промышленности так, что проводили подготовку документов и прохождение всех экспертиз параллельно. В других же регионах работают сперва сами два месяца, потом передают в федеральный фонд, а это еще два месяца. Финансируем лишь 10% в таких случаях, остальные 90% берет на себя федеральный фонд. За региональными займами уже выстроилась очередь: заявок где-то на 316 миллионов рублей от 9 предприятий под 1-3%. Конечно, в силу обеспеченности регионального бюджета, нам более интересны совместные займы. Но там помимо временных ограничений есть условие, что продукция предприятия должна быть импортозамещающей. То есть проекты развития, масштабированиятак не финансируются.

– А на совместные займы подали заявки?

– Да, рассматриваем компанию «ПЭТСИБ». Производство молодое, энергичное, конкурентоспособное.

Про кадры

– Давайте про крупняк поговорим. С чем сталкиваются предприятия оборонно-промышленного комплекса, что им нужно? И какую помощь вы способны им оказать, как региональное министерство?

– Первостепенный вопрос, которому уже третий год, – это, конечно, обеспеченность кадрами. Второй – обеспеченность различным промышленным оборудованием, станками. Третий – внутренняя и межрегиональная кооперация. Если раньше стоял вопрос обеспеченности заказами, то теперь с этим проблем нет. Что касается кадров, пока, я считаю, мы полностью справляемся с ситуацией. Это работа не только Минпрома, но и Минтруда, и Минобра. В 2022 году трудоустроили 2600 человек на 16 предприятий, выполняющих госзаказы, в 2023 – 7000, а сейчас около 3000 вырисовывается потребность. Совместно с заводами прорабатываем перечень необходимых специалистов до 2028 года: кому какие требуются рабочие. Чтобы потом совместно с Минобром, спланировать пятилетку и учить людей под конкретные предприятия, а не искать их на рынке и переучивать. Причем управлять процессом не только в ссузах и вузах, но уже в школах и даже садиках: целенаправленно учить физике, химии, математике. Уже сделаны первые шаги: сформирован профессионалитет под агропромышленный комплекс, по машиностроению – на базе колледжа Жуковского. К нему присоединились еще порядка восьми колледжей, которые готовят людей по схожим специальностям. Первого сентября проект стартовал с 1025 студентов, а сейчас их свыше 1400, которых готовят конкретно под задачи индустриальных партнеров – Омсктрансмаш, ЦКБА, «Полет», Электромехзавод. Люди сразу проходят практику на оборудовании, на котором потом будут работать. Теперь то же самое необходимо сделать с инженерами – как раз год отрабатывали создание передовой инженерной школы на средства федерального гранта и индустриальных партнеров. Сложность в том, что индустриальным партнерам придется вложить в эту историю до 2 млрд рублей. Первым вошел ОДК, чуть-чуть вошел нефтезавод, Омсктрансмаш, заявился «Контур».

– То есть это образовательная система под индустриальных партнеров.

– Да, это и переподготовка кадров, и обучение новым специальностям, и разработка НИОКР для нужд предприятия. ОДК, например, нужны специалисты для работы на шлифовальном оборудовании различных лопаток двигателей, а их просто нет. Специальность эта редкая, сложная, но жизненно необходимая. Сейчас занимаемся этим. Но необходим прозрачный и четко выстроенный механизм, чтобы со стороны государства был постоянный заказ. Сегодня, по сути, логистические цепочки выстроены. Понятно, что начнем с локализации, крупной узловой сборки, но все равно мы должны делать собственное оборудование, благо есть неплохая федеральная поддержка. В нашем регионе есть эксклюзивное оборудование для сборки автошин, авиашин, производства пельменей и так далее, все равно вопрос импортозамещения решается. Например, нас пугали, что в импортные станки нужно заливать смазочно-охлаждающие жидкости только импортного производства. А теперь тот же «Акрил» делает СОЖ в том числе для станков. Времена меняются, подходы, люди. Если раньше «Газпром нефть» не смотрела в сторону российского, тем более омского комплектатора, то теперь все иначе.

– В 2000-е Омская область много сил положила на программу имортозамещения для нефтяников и газовиков, которая потом сошла на нет, так как нефтяникам и газовикам выгоднее было закупать импортное оборудование.

– Да, «СибВПКнефтегаз-2000». Причем начали мы ее даже раньше 2000-го. Целью было загрузить наши предприятия ОПК, лишившиеся гособоронзаказов. Мы тогда пытались их скооперировать для нужд нашей нефтянки и не только. Ездили в «Норильский никель», предлагали нашу продукцию, давайте, мол, наш «Прогресс» разработает и произведет для вас транспортерную ленту. У них тогда ленты были по 25 километров от месторождений до комбината. «Норникелю» это было неинтересно, они работали на Caterpillar. Сейчас все наоборот. К нам пришел Уральский горный металлургический комбинат с просьбой сделать пневмоподушку для иностранной техники. Не только к нам – ищут где подешевле. Одна из перспективных тем: «Прогресс» может делать шины для большегрузов диаметром от 3,5 метра. Завод-то готов взяться за решение задачи, да и той стороне надо. Но потребители говорят: вы нам сделайте, мы попользуемся, посмотрим и решим. Пока не можем сломать этот подход.

– Я пять лет назад говорил с их директором – они уже тогда были загружены на годы вперед.

– Да, но у них очень узкая ниша. Заказы есть, но им же и предприятие надо защищать. Сейчас они нашли импортозамещающий продукт: выпускают муфты для наземных кораблей. Спасибо министру промышленности и торговли РФ Денису МАНТУРОВУ, он очень помогает в этом вопросе, потому что конкуренция очень большая. Поставки из дружественных стран могут быть дешевле, но омский продукт долговечнее и качественнее, гарантия до 25 лет. Занимаемся вместе с Ростехом, Минпромторгом темами нестандартных шин, разработки и испытания авиашин – пока таких компетенций в нашем регионе нет. Тем более это очень дорогостоящая история, но мы не опускаем руки. Тогда сможем включить в систему и «Омскшину»: «Прогресс» будет проводить разработку, испытания, сертификацию, а «Омскшина» – заниматься серийным производством.

– А что скажете по поводу высокоточного инструментария? Это ведь наша ахиллесова пята, мы далеки от импортозамещения в этом вопросе.

– Создание режущих инструментов и их тиражирование – приоритетная для нас задача. Сегодня ряд предприятий делает собственные режущие инструменты, но не всю гамму. К тому же многие делают из импортного сырья. Денис Валентинович уже поставил задачу перед Минпромторгом подобрать российских производителей металла, сейчас проводятся испытания.

– Напоследок задам концептуальный вопрос: мы много говорим про инвестиционные проекты, строим большие склады, «Титан» ведет крупные проекты. Подчеркиваем, что будут созданы тысячи рабочих мест. Но ведь этот критерий уже не работает! Сейчас стоит обратный вопрос: где взять столько работников.

– Да, проблема не только в поиске квалифицированных кадров, но и в принципе людей трудоспособного возраста, которых возможно переучить. Сейчас на многих предприятиях есть свои учебные центры, потому что ссузы просто не готовят нужных им специалистов. ЦКБА и Омсктрансмаш сами создают рабочие группы и приглашают преподавателей, другие заключают целевые соглашения с тем же колледжем Жуковского и вузами. Губернатор прорабатывает с Ростехом вопрос о создании в Омске учебного центра для ОПК и в целом для предприятий Ростеха. Я был на таком в Уфе – шикарный, современный комплекс на Уфимском моторостроительном производственном объединении, там до 1000 человек обучается. Подобный же строится на «Салюте» в Москве. Наш центр мы хотим сделать именно под ОПК, потому что вершина творения человека в инженерном деле – это, наверное, создание авиационного двигателя.

– А есть в Омске предприятия, не способные сейчас больше развиваться интенсивным путем? Имею в виду, что их оборудование загружено 24/7.

– Скажем, не только оборонный, но и гражданский сектор полностью загружен. Если у гражданских предприятий есть компетенции, обрабатывающие комплексы, станки полезные оборонке, то мы полностью зацепляем их на текущие задачи. Десяток-полтора компаний работают на Омсктрансмаш, на «Полет».

Ранее материал был доступке только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 28 февраля 2024 года.

Фото Максима КАРМАЕВА



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
. 30 марта 2024 в 17:52:
Ставит себя выше всех, боженькой промышленности себя называет, лифт у него персональный, душевая кабина, двадцатилетние секретарши и прочее. Мерзость! Гнать таких руководителей взашей!
Коллективная жалоба работников 30 марта 2024 в 11:21:
Когда этого чванливого хама уберут он нас!!!!
Красный Путь 109 25 марта 2024 в 11:47:
Рост Посаженникова весьма заметен. А как иначе? Речи к выступлениям ему пишет Виктор Иванович Белов! А за стиль, одежду, манеры, походку, тембр голоса отвечает Михаил Анатольевич Дуровин. Вот и результат на лицо!
читатель 25 марта 2024 в 09:41:
«Яблочники» забили на патентовании в Китае от слова «СОВСЕМ». Пока патенты были в бумаге и печатались на ПЕЧАТНОЙ МАШИНКЕ их ещё был какой-то смысл делать — бумагу можно положить в сейф. В Омске был такой сейф из которого вынули несколько МИЛЛИАРДОВ в бумаге. В центре города, кстати. Не уберегли. Сейчас, когда благодаря некоторым дебилам ВСЁ в ЦИФРЕ, уносят на раз -два. Нет НИКАКОЙ ЗАЩИТЫ. НЕ ПАТЕНТУЙТЕ. Это — против вас.
Олег Лизгунов 25 марта 2024 в 07:09:
«Пока что мы скакнули очень хорошо». «Там вырабатываются общие идеи научно-технического развития». Ну это — у губернатора. " В нашем регионе есть эксклюзивное оборудование для сборки автошин, авиашин, производства пельменей".....ну да. Пельмени и авиашины. И многое-многое другое. ЭТО — министр промышленности и НТР Омской области....????? Ннуууу....не знаю. Приплыли?
Дмитрий Анатольевич 24 марта 2024 в 17:05:
Какую чушь я только что прочитал! Танки давайте!!! И беспилотники!!! Тысячи танков давайте!!!
Показать все комментарии (6)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.