Все рубрики
В Омске вторник, 28 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,6852    € 96,3034

Максим РОДИОНОВ, АНОО ВО «СИБИТ»: «Года два назад мы совместно с Гуманитарной академией и ОмГТУ подсчитали, что наши три вуза обучают половину всех иностранных студентов в Омской области»

13 апреля 2024 14:00
0
3389

«Есть идея реализации образовательной программы по подготовке операторов беспилотных летательных аппаратов». 

О высшем образовании, его задачах и очередных реформах сегодня говорят много. Обозреватель еженедельника «Коммерческие Вести» Анастасия ИЛЬЧЕНКО встретилась с ректором Автономной некоммерческой образовательной организации высшего образования «Сибирский институт бизнеса и информационных технологий» (СИБИТ) Максимом РОДИОНОВЫМ и узнала, на чем зарабатывает вуз, почему студентов-заочников больше, чем очных, что дает активное использование дистанционного формата и как он поможет ветеранам СВО.

– Максим Георгиевич, кто и когда создал СИБИТ?

– 27 лет назад, в мае 1996 года, наш учредитель Сергей Витальевич ГРИСЬКО. Сегодня он и его сын Евгений Сергеевич (соучредитель) продолжают трудиться на благо нашей образовательной организации. Сергей Витальевич занимает должность президента, а Евгений Сергеевич отвечает за корпоративное развитие. В стране все меньше остается негосударственных вузов. Когда я начинал свою профессиональную карьеру, в 2001 году, их в России (вместе с филиалами) насчитывалось около 1,5 тысячи, а по статистике за 2022 год осталось около 300, из которых живых (с приведенным контингентом более 500 студентов) – 73, более чем с тысячью обучающихся – 37, свыше 1,5 тысячи – 23. У нас приведенный контингент – 1620 студентов. Сейчас в Омске осталось три негосударственных вуза. Некоторые считают, что мы между собой сильно конкурируем, но на самом деле все давно заняли определенные ниши и пытаемся общими усилиями удовлетворить спрос омских (в первую очередь) предприятий.

– Что представляет СИБИТ сегодня?

– Сибирский институт бизнеса и информационных технологий – это аккредитованный институт с бессрочной лицензией. Мы предлагаем очное, очно-заочное и заочное высшее образование по наиболее востребованным программам подготовки: «Экономика», «Юриспруденция», «Менеджмент» и другим. Наши выпускники получают диплом гособразца. У нас работает колледж «Сибирская региональная школа бизнеса», который открылся на год раньше СИБИТа. Де-юре это две разные образовательные организации, но де-факто колледж является частью института, фактически факультетом по подготовке к рабочим специальностям. Им руководит Софья Игоревна БЕЛЕЦКАЯ. Специальности у нас пересекаются – юриспруденция, экономика и управление, включая государственное и муниципальное, управление персоналом и информационные технологии. В рамках Сибирской ассоциации непрерывного образования мы реализуем идею тесного сотрудничества, которая впервые появилась еще лет 15 назад, и я был ее соавтором. Кстати, в то время мы были единственными за Уралом, кто открыл программу MBA.

– Как СИБИТ выглядит в цифрах?

– В вузе и в колледже сейчас работают около 150 сотрудников – на разных условиях, но преимущественно штатные. Мы обучаем порядка 8 тысяч ребят, из которых 6 тысяч – в СИБИТ. Раз в полгода выпускаем порядка 500-800 молодых специалистов.

Позиционируем себя как один из ведущих вузов Омска и даже Сибирского федерального округа по реализации образовательных программ с применением дистанционных технологий. Во время пандемии и ограничений для нас не составило труда наладить дистанционный процесс. Мы уже занимаем лидирующие позиции. А Постановление Правительства РФ № 1678, которое вступит в силу 1 сентября 2024 года, откроет нам и другим вузам дополнительные возможности по реализации образовательных программ в формате электронного университета. Я уже несколько лет являюсь членом экспертного совета при Государственной думе, где мы выступали с инициативой узаконить электронный университет. И СИБИТ позиционирует себя как таковой, потому что у нас уровень оцифровки, автоматизации, информатизации давно ушел за 50%.

– Дистанционное образование у вас применялось и до пандемии?

– Да, обучение с применением дистанционных технологий у нас работает уже несколько лет. Кстати, мы готовим новый проект, связанный с дистантом. СИБИТ – пока первый и единственный негосударственный вуз, предоставляющий обучение ветеранам СВО, которые после возвращения домой в силу определенных обстоятельств не могут вернуться на прежние места работы. Им требуется переквалификация, и здесь дистанционные образовательные технологии являются отличным решением. У нас уже есть один такой студент – из Кургана.

– В чем специфика дистанционного обучения ветеранов СВО?

– Человек в любой точке России, где есть Интернет, может получить доступ ко всем ресурсам образовательной организации: пользоваться электронными библиотечными системами, внешними ресурсами для освоения образовательной программы и т. д. За ветеранами СВО стоят общественные организации, которые ищут спонсоров, меценатов, выступают гарантом, находят места для трудоустройства ветеранов после обучения т.е. заключается трехстороннее соглашение.

– Спонсор выступает и в качестве работодателя?

– В нашем случае так и получилось. Но это лишь один из вариантов. Парень из Кургана до СВО был сварщиком, сейчас поступил к нам на направление «юриспруденция».

 В плане работы с людьми с ограниченными возможностями здоровья у нас большой опыт. В 2019 году в нашем здании проходила серьезная плановая проверка Рособрнадзора, которая показала, что и инфраструктура, и организация учебных процессов в СИБИТ соответствуют стандартам для обучения людей с ОВЗ и инвалидов. Это и позволило нам принять участие в проекте по дистанционному обучению ветеранов СВО.

– Бюджетные места у вуза есть?

– В институте нет, но в 2023 году мы участвовали в конкурсе и получили 25 бюджетных мест для колледжа по ИТ-специальности. В регионе колоссальная нехватка ИТ-специалистов. И пусть это не покажется вам странным, на рынке существует дефицит экономистов и юристов. В нашем Центре содействия трудоустройству выпускников для студентов очного обучения мы выбираем и места практики, и последующего трудоустройства. Мы практикоориентированные. Стараемся привлекать больше преподавателей-практиков, у нас есть отдельная дисциплина – практикум, где с ребятами работают представители работодателей. Наших айтишников разбирают мгновенно!

– Из 6 тысяч учащихся СИБИТа какой процент учится очно?

– Очников у нас мало. Это качественный, штучный товар. Наше лицо. Студентов очной формы обучения мы часто отчисляем, с каждой сессии до 10%. Работодатели понимают, кого они берут на работу, и буквально стоят в очередь за нашими выпускниками. На очной основе в СИБИТ обучаются порядка 350 человек. Все остальные – на очно-заочной и заочной формах. Эта наша специфика. Данные формы обучения – наш основной источник доходов. Поскольку у нас организационно-правовая форма – автономная организация, то все, что зарабатываем, вкладываем в институт, в технологии.

– Какая часть ваших студентов – омичи?

– Менее половины. Думаю, 30-35%. Все зависит от направления подготовки. Остальные из Сибирского федерального округа, с Дальнего Востока, из европейской части России.

– Из Казахстана есть?

– Конечно, но это уже иностранные студенты. У нас достаточно много ребят из Средней Азии. Года два назад мы совместно с Гуманитарной академией и ОмГТУ подсчитали, что наши три вуза обучают половину всех иностранных студентов в Омской области. На тот момент их было 12 тысяч, у нас учились около двух тысяч. Сегодня в СИБИТ примерно 1,5 тысячи иностранных студентов.

– Почему произошло снижение? Из-за СВО и пандемии?

– В связи с насыщением рынка и удовлетворением спроса. Оттока из-за СВО мы не заметили, а вот пандемия, конечно, наложила отпечаток, а точнее, ограничения по въезду и выезду. Сейчас сохраняется небольшая стагнация, но надеемся, скоро она пройдет. Плюс изменилось законодательство Республики Казахстан, там взяли курс на оставление выпускников на родине. Ранее многие из них получали российское образование, потому что планировали переселяться. Речь идет в основном о славянах, некоренных жителях. И такой спрос в последние годы значительно сократился. Но насколько упал спрос в Казахстане, настолько увеличился в Узбекистане. Растет интерес к российскому образованию и в Таджикистане и Киргизии. Здесь важно учитывать ментальность народов Средней Азии. Там сарафанное радио работает отлично. Сначала к нам поступили несколько ребят из Узбекистана на очно-заочную форму обучения, затем приехали их родители, посмотрели, поблагодарили, а через год к нам поступили около 200 человек из этой республики.

– Молодежь в бывших республиках СССР часто русского языка не знает совсем. Как вы с ними работаете?

– Ребята, которые к нам поступают, имеют достаточный уровень владения русским языком. Они должны подтвердить его для прохождения вступительных экзаменов. Никаких сложностей с реализацией образовательной программы для иностранных студентов мы не испытываем.

– Кроме платы за обучение другие статьи доходов у вуза есть? Сдача недвижимости, дополнительное образование?

– Недвижимость мы не сдаем. У СИБИТа изначально было три корпуса: один в Нефтяниках, второй – на 11-й Амурской и третий – на 24-й Северной, где мы сейчас находимся. Когда встали на путь цифровизации, пришли к выводу, что большое количество помещений не нужно, и оставили одно здание. Корпус на 11-й Амурской был продан администрации города. Когда мы его приобретали, вместо детского сада там были графские развалины. Восстановили. Средства от продажи вложили в ремонт и инфраструктуру здания, где сейчас находимся, здесь тоже находился детский сад. В нашей пристройке в виде ангара сделали актовый зал, спортзал, столовую. У вуза хорошее соседство – военные склады. Сначала переживали, а потом поняли, как это здорово.

– А что хорошего в таком соседе?

– Наши студенты не имеют возможности списывать на контрольных, потому что вокруг стоят глушилки (смеется). При этом ситуация абсолютно безопасная, до самих складов расстояние приличное.

– Но ведь я вам дозвонилась?

– Вы не представляете, чего нам стоило договориться с коллегами и наладить здесь сотовую связь. У нас стоит несколько антенн, усилители. Что касается доходов, то еще одним их источником, который с каждым годом увеличивается, является хоздоговорная, научно-исследовательская деятельность. Сначала она приносила доли процента, потом единицы, а сейчас уже десятки. У института есть договоры и с государственными вузами, и с частными компаниями. В хоздоговорной части объемы пока не велики. Наш Центр маркетинговых исследований и информационных технологий открылся в 2022 году. Его возглавляет Нина Ивановна ЗЕЛЕНСКАЯ. Мой советник по маркетингу и PR Виталий Валерьевич МАЦЬКО принимает активное участие в социологических исследованиях, например, в 2021 году по запросу правительства Омской области мы проводили опрос граждан региона о целесообразности строительства студенческого межвузовского кампуса. Сейчас эта тема опять актуальна.

– И какие результаты дал опрос?

– Кампусу быть. Но, к сожалению, пакет документов для получения финансирования на его создание не был собран. Планируется новая заявка.

– Насколько я помню, главный вопрос был в выборе места.

– На самом деле определить где, не сложно. Гораздо важнее – как делить. Локации есть, а вот как ими пользоваться? Сейчас стоит задача разработать экономический механизм. Примеров таких кампусов много: почти у всех регионов они если не построены, то имеют финансирование, согласование. Коммерческие учреждения заказывают нам маркетинговые исследования на договорной основе, а социальные проекты, например, для школ, мы выполняем бесплатно.

– Большой объем у СИБИТа маркетинговых исследований?

– Пока они составляют наименьшую долю наших доходов. Максимальный объем дают научно-исследовательские разработки и хоздоговорная деятельность вуза. Мы входим в ряд консорциумов, подведомственных Минцифре, в частности, ряд работ выполняем по договоренности с Иннополисом, участвуем в различных грантах. Так, выиграли грант на подготовку кадров в цифровой экономике. Как раз эти доходы и составляют около 10% от нашего дохода. На науке не заработаешь, это сфера абсолютно не коммерческая, а вот на прикладных исследованиях можно.

– Для кого вы их выполняете?

– Заказчиками, как правило, выступают другие образовательные организации и индустриальные партнеры, которые планируют зайти на омский рынок. Например, мы выступаем площадкой для апробации технологий инклюзивного образования по договору с Томским государственным университетом. Оцениваем для них качество учебно-методических материалов, рекомендованных для обучения детей с ОВЗ. В этой сфере много нюансов. Вот вы знаете, что против тактильной плитки, у которой есть обязательный стандарт – покрытие-шишечки, уже много лет борется Всероссийское общество слепых? Да, в стандартах плитка есть, но люди с нарушением зрения считают, что она им не помощник, а, наоборот, серьезная проблема. Пока их борьба не увенчалась успехом. На нашей территории общество проводило исследования. Ведь далеко не все организации пускают к себе. А мы и с пожарными сотрудничаем. Сотрудники расположенной недалеко от нас пожарной части пару лет назад к нам обратились: можно, мы у вас потренируемся. Мы сначала удивились, а потом поняли: их другие учреждения просто к себе не пускают. Они нас выбрали, кстати, еще и потому, что мы единственная в округе организация, полностью соответствующая пожарной безопасности. Сделать это было непросто: пожарные лестницы, подъемные механизмы для маломобильных граждан мы собирали со всей России. И вот уже два года пожарные у нас проводят учения, где тренируют не только своих стажеров, но и нас.

– Это хоздоговорные отношения?

– Нет, конечно, мы с них денег не берем. Такое сотрудничество влияет на имидж вуза. Кроме того, в СИБИТ работает юридическая клиника, где мы по большей части бесплатно оказываем юридические услуги. Наши юристы подали иск в Гаагский суд, и его приняли, выиграли несколько судов с инвалидами, причем, очень серьезных, по киберпреступлениям. Такая информация быстро распространяется, и к нам идут люди, готовые платить за услуги. Хорошим примером нашей хоздоговорной деятельности является и оценка персонала. Мы свой кадровый резерв в том числе формируем через эти методики. Не каждая даже крупная организация может себе позволить иметь в штате таких специалистов.

– Максим Георгиевич, какое направление обучения у вас самое популярное, а какое самое маржинальное?

– Если смотреть по процентному соотношению контингента, то порядка 60% обучается на юриспруденции. Это направление и популярное, и самое доходное. В том числе потому, что стоимость оказания образовательных услуг по юриспруденции выше: 100 тыс. рублей на очной форме обучения. Активно набирает популярность ит-специальность, причем, как в колледже, так и в институте. Спрос на государственное и муниципальное управление невелик, по большому счету, это штучный товар, но зато эти выпускники имеют 100% трудоустройство в органы государственной и муниципальной власти.

– Каким образом вы трудоустраиваете своих выпускников? Есть ли статистика, сколько ребят работают по специальности?

– У нас неплохие результаты. По среднему уровню заработной платы выпускников мы в Омской области на первом месте, а в СФО – на третьем. Центр содействия трудоустройству у нас появился много лет назад. Еще в 2008 году возникла идея создания площадки, где бы встречались работодатели и выпускники. В те годы в выпускных проектах бытовала оценка: «Дипломный проект выполнен на отлично. Практической ценности не имеет». Это было страшно. Зачем человек тратит полгода на такую разработку?! И я выступал с идеей создать в регионе площадку, где могли бы встречаться работодатели и выпускники. Работодатели испытывали колоссальный дефицит идей, а высшая школа всегда была прародителем новаций. Работодатели могли бы давать реальные темы для дипломов. И вопрос до сих пор открыт. Я пытался реализовать идею в ряде вузов, как государственных, так и частных, и, к счастью, мне удалось это сделать в СИБИТ. Мы создали информационную систему Центр содействия трудоустройству выпускников – площадку, где регистрировали выпускников и работодателей, с которыми заключали договоры. Они могли выбирать ребят на практику, для трудоустройства.

– Речь идет только о студентах очной формы обучения?

– Исключительно, потому что на заочной и очно-заочной в 99% случаев они трудоустроены. Их спрос на образование связан с тем, что они хотят двигаться дальше. Но наш Центр открыт и для них, если есть такая потребность. Правда, после появления федеральной системы «Факультетус» наша площадка перестала быть конкурентоспособной. В СИБИТ индивидуальный подход. Мы не просто находим работодателей, индустриальных партнеров, но еще на первых курсах начинаем готовить студентов – направляем на стажировки, экскурсии. У нас не менее 75% выпускников трудоустраиваются по специальности в течение двух месяцев после окончания вуза. Ни один наш выпускник на учете в службе занятости не стоит.

– Расскажите о планах развития вуза.

– Мы планируем расширить спектр образовательных программ в магистратуре. Что касается бакалавриата, то получаем четкие сигналы о неснижающемся спросе специалистов в области детской психологии. Планируем значительно расширить услуги дополнительного образования, в первую очередь ориентируясь на дистанционные технологии. Я говорю о подготовке кадров для органов государственной, муниципальной власти, переквалификации специалистов предпенсионного возраста. Сейчас есть идея реализации образовательной программы по подготовке операторов беспилотных летательных аппаратов. Мы всегда открыты новому.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 13 марта 2024 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.