Все рубрики
В Омске воскресенье, 4 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 61,7749    € 64,9868

Книжный клуб: «Шорох кожистых крыл»

28 апреля 2021 20:04
0
1759

Он уже и сам не помнил настоящей реальности. 

16 +

Мария ГАЛИНА

Красные волки, красные гуси

М.: Эксмо, 2010 год. – 448 стр.

Тираж 3 000 экз.

«Взрослые уже знают, что все должно быть именно так, а не иначе. Покажешь им хоть что-то знакомое, а дальше уж они сами заполняют пустоты». Но так ли все в мире, как нам кажется? Иногда «положишь что-то на место, а потом смотришь – раз и нету! А оно совсем не там, лежит, как будто так и надо! И знаешь, оно немножко другое…» (рассказ «Юго-Западная железная дорога»). Мир гораздо больше и сложнее того, каким мы его себе стараемся представить. И опаснее. Там на грани рационального сознания, на границе того, в чем убеждаешь себя, что уверен, в смутной полутени что-то всегда есть. В рассказе, давшем название сборнику и посвященном книгам детства, два пласта повествования. Дело происходит в конце 20-х начале 30-х годов где-то на юго-восточной окраине страны. Бодрые репортажные отрывки из типовой книги «По отдаленным тропам» (Дневник натуралиста)» о встрече с местной пожилой учительницей, походе к озеру, где должны гнездиться  красные утки,  с мальчиком-проводником, который расспрашивал о Москве, о достижениях науки и техники,  перемежаются с жуткими событиями действительно случившегося, но о которых писать невозможно. Они странны и  невероятны: о волке-оборотне, о людях с кожистыми крыльями и учительнице, которая его специально отправила на смерть от укуса змеи — великой матери. И эти страхи вполне соотносятся со страхами повествователя от появившихся в Москве «воронков», процесса Промпартии. Эти жуткие вещи тоже тогда старались отодвинуть на периферию сознания, как-то логически, но глубоко не вникая,  для себя и особенно для других объяснить,  смутно ощущая при этом в них нечто  иррациональное. Аналогичным образом в рассказе «В плавнях», где действие происходит вскоре после революции в некоем месте, где плавают русалки, набегают псоглавцы, подобрали раненого Никодима. Он уверен, что «есть буржуазная литература, а есть наша, пролетарская», иконы – это поповщина и мракобесие, а марсианские  каналы скорее всего проложил «трудящийся народ Марса»: «И кое-кто еще сопротивляется. Не хочет строить светлого будущего».   В таком случае  буржуазных недобитков надо… Чтобы мир стал лучше, светлее.



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.