Все рубрики
В Омске воскресенье, 26 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 73,0081    € 85,6823

Книжный клуб: «Шорох кожистых крыл»

28 апреля 2021 20:04
0
1019

Он уже и сам не помнил настоящей реальности. 

16 +

Мария ГАЛИНА

Красные волки, красные гуси

М.: Эксмо, 2010 год. – 448 стр.

Тираж 3 000 экз.

«Взрослые уже знают, что все должно быть именно так, а не иначе. Покажешь им хоть что-то знакомое, а дальше уж они сами заполняют пустоты». Но так ли все в мире, как нам кажется? Иногда «положишь что-то на место, а потом смотришь – раз и нету! А оно совсем не там, лежит, как будто так и надо! И знаешь, оно немножко другое…» (рассказ «Юго-Западная железная дорога»). Мир гораздо больше и сложнее того, каким мы его себе стараемся представить. И опаснее. Там на грани рационального сознания, на границе того, в чем убеждаешь себя, что уверен, в смутной полутени что-то всегда есть. В рассказе, давшем название сборнику и посвященном книгам детства, два пласта повествования. Дело происходит в конце 20-х начале 30-х годов где-то на юго-восточной окраине страны. Бодрые репортажные отрывки из типовой книги «По отдаленным тропам» (Дневник натуралиста)» о встрече с местной пожилой учительницей, походе к озеру, где должны гнездиться  красные утки,  с мальчиком-проводником, который расспрашивал о Москве, о достижениях науки и техники,  перемежаются с жуткими событиями действительно случившегося, но о которых писать невозможно. Они странны и  невероятны: о волке-оборотне, о людях с кожистыми крыльями и учительнице, которая его специально отправила на смерть от укуса змеи — великой матери. И эти страхи вполне соотносятся со страхами повествователя от появившихся в Москве «воронков», процесса Промпартии. Эти жуткие вещи тоже тогда старались отодвинуть на периферию сознания, как-то логически, но глубоко не вникая,  для себя и особенно для других объяснить,  смутно ощущая при этом в них нечто  иррациональное. Аналогичным образом в рассказе «В плавнях», где действие происходит вскоре после революции в некоем месте, где плавают русалки, набегают псоглавцы, подобрали раненого Никодима. Он уверен, что «есть буржуазная литература, а есть наша, пролетарская», иконы – это поповщина и мракобесие, а марсианские  каналы скорее всего проложил «трудящийся народ Марса»: «И кое-кто еще сопротивляется. Не хочет строить светлого будущего».   В таком случае  буржуазных недобитков надо… Чтобы мир стал лучше, светлее.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.