Все рубрики
В Омске суббота, 16 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 71,2371    € 82,7276

Омский ТЮЗ показал «хит» школьной программы

25 июля 2019 16:52
1
2044

82-й сезон театр завершил премьерой спектакля «Отцы и дети». 

Как-то уже повелось, что под занавес сезона Омский театр для детей и молодежи показывает инсценировку хрестоматийного произведения. Впрочем, на то и специфика театра.

«Евгения Онегина» вспоминаю, Пушкина вспоминаю», – одна из первых реплик нового спектакля. Произносит ее Николай Петрович Кирсанов (Сергей ДРЯХЛОВ). Пушкинский роман и вправду не вспомнить нельзя: год назад его воплотил на этой сцене режиссер Юрий ПЕЧЕНЕЖСКИЙ. Точно так же главный герой выходил из зала (только теперь он вылетает – под лихой  свист), точно так же – с чемоданом, в данном случае – с дорожной сумкой.

Между произведениями ТУРГЕНЕВА и ПУШКИНА объективно много общего. В центре их герои-одиночки, отрицающие общий порядок вещей. И там, и там они приезжают из столицы в деревню, где встречают женщину, перевернувшую их жизнь. У каждого есть восторженный молодой друг: Ленский – в «Евгении Онегине», Аркадий Кирсанов (сын Николая Петровича) – в «Отцах и детях». Кстати, в омском театре их даже играет один и тот же актер – Дмитрий КЕРН. Более того, героев зовут одинаково: Евгений Онегин, Евгений Базаров. В школьных учебниках, помнится, наряду с Печориным и Чацким их называли «лишними людьми». Спорить с этим не возникало желания: скучающие резонеры, которые сами не живут и другим не дают, бесили всерьез. А вот сейчас поспорить захотелось. Режиссеру, похоже, тоже.

Сколько было кино- и театральных версий, но впервые испытываешь симпатии к Базарову. И он не лишний, может быть, немного преждевременный. Либо, скорее всего, его декларативный нигилизм («Мы отрицаем все, мы разрушаем – строить будут другие!») – просто модный общественный «вирус»», молодецкая поза, которую с еще большим рвением пытается подхватить Аркадий. И точно так же, как у Аркадия, она бы слетела и ушла в небытие, если бы чувство, расколовшее в Базарове защитную оболочку, было взаимным. Что нас не убивает, то делает сильнее. А вот Базарова убило. Не тиф убил, не его «ненужность» на этой земле, а любовь, в которую он пытался не верить, над которой смеялся, но которая пришла и оказалась такой смертельной.

Жанр спектакля режиссер-постановщик – главный режиссер театра Евгений РОГУЛЬКИН – называет «заметки на полях романа». Но показалось, что роман вместился в трехчасовую инсценировку целиком. В ней нет практически никаких вольностей, кроме современных костюмов. Конечно, что-то показано более подробно, что-то бегло, иллюстративно. В этом смысле выглядит не очень удачной сцена, где рассказывается о трагической страсти Павла Петровича Кирсанова (Александр КАРПОВ) к княгине Р., решенная в стиле пошлого кабаре. Да и сам Павел Петрович, такой живой, такой страдающий у ТУРГЕНЕВА (считается, что писатель частично изобразил в нем себя), здесь превращается в механическую куклу с заученными репликами и движениями. Иногда кажется, что он сейчас откроет рот, а что-то сломается, и звука не будет.

Не менее карикатурна эмансипе Кукшина (ИРИНА КОЛОМИЕЦ) с ее сентенциями и пламенными рассуждениями о «женском вопросе». Все бы ничего, даже некое сходство с Дианой АРБЕНИНОЙ играет на образ. Но розовые топ и брюки с золотыми сандалиями выбиваются из него начисто. Может быть, так авторы спектакля хотели показать надуманность идеалов героини? Ведь и в романе Кукшина воспринимается псевдонигилисткой, неуклюжей женщиной, пытающейся скрыть свою непривлекательность за передовыми взглядами. Но там все-таки дело не доходит до откровенной пародии.

Анна Сергеевна Одинцова у Ольги КОТОРЕВОЙ – пустая кокетка, банальная дамочка, ищущая выгодной связи «без эмоций». Разумеется, бедный разночинец Базаров – партия для нее невыгодная, поэтому и отвергнут. Но ведь эко его угораздило! В Одинцовой, которую мы помним со школьной программы, была и глубина, и притягательность, и сила характера. Вся ее беда была в боязни большого чувства, а где-то – и в неспособности на него. Сейчас же мы видим лживую хищницу, которой Базаров попался «на зуб». Абсолютно плоско и неинтересно.

Совсем другой, милой и настоящей, выглядит в спектакле сестра Одинцовой Катя (Надежда КОСТЮК). Правда, тут тоже есть несхожесть с первоисточником. Там Катя была романтическая и спокойная девушка, а здесь – хохотушка и попрыгунья. Но это не портит ее главных характеристик.

Конечно же, основная удача спектакля – Базаров в исполнении Павла НАЗЫКИНА. Трудно представить более точное попадание – не в хрестоматийный образ, а в то, что за ним, в суть персонажа. Герой НАЗЫКИНА – простой и естественный человек, не принимающий условностей, для которого «говорить красиво» равноценно вранью. Базаров – без сомнения, талантливый медик, который мог бы продвинуться на этом поприще. У него добрая, даже нежная душа, но он прячет ее за нарочитой грубостью, боясь показаться слабым. Иногда он бывает резок, и это как раз идет от несоответствия внутреннего и внешнего состояния. Кто-то, как Павел Петрович, может принять простоту и естественность Базарова за развязность, другие попадают под его обаяние. Как Аркадий Кирсанов, который тоже пытается выглядеть нигилистом, казаться «хищным, а не ручным».

НАЗЫКИН и КЕРН показывают своих героев и их отношения в развитии. Когда Аркадий влюбляется в Катю и та отвечает ему взаимностью, он приплывает к нормальному житейскому берегу, ему сразу становятся неинтересными игры во всеобщее отрицание, и он расстается с Базаровым. Практически предает его в тот момент, когда более всего ему необходим.

Интересное и оправданное сценографическое решение – вращающийся круг, по которому герои передвигаются, споря с центробежной силой, который безжалостно уносит от Базарова сначала Одинцову, а потом Аркадия. Сценография спектакля (художник Сергей ФЕДОРИЧЕВ) очень выразительна при всей своей лаконичности. Архитектурный фрагмент и хрупкие березки сразу создают атмосферу старых дворянских усадеб. Во время вращения круга эти же березки задают динамику, словно бы «пробегая» мимо окна экипажа. Еще есть группа деревьев, зависших в воздухе, лишенных корней – более чем выразительная метафора.

В спектакле ТЮЗа нет конфликта отцов и детей – есть взаимоотношения, не всегда проnbстые. Молодое поколение хочет жить по-своему и, искренне считая, что сильно ушло вперед, стремится внести «прогресс» и в жизнь родителей, снабжая их, например, вместо «устаревших» книг ПУШКИНА свежими трудами БЮХНЕРА. Родители же, как и положено, живут надеждами на будущее своих отпрысков, поскольку это их продолжение. «Будет знаменитым!» – как заклинание, повторяет отец Базарова – отставной штаб-лекарь (Владимир КРУТОВ). И маленькая супруга его Арина Власьевна (Лариса ЯКОВЛЕВА) не наглядится на сына, в кои веки заглянувшего из своих университетов в родительский дом, прилипает к его высокой фигуре, растворяется в нем. 

Может быть, спектакль получился чуть-чуть затянутым, может быть, немножко прямолинейно и «по-книжному» закончился. Но он оставляет хорошее послевкусие – после всех метаний под музыку БЕТХОВЕНА и ПУЧЧИНИ остается ощущение тихой, светлой пасторали. Наверное, как и должно быть у ТУРГЕНЕВА. 

Фото © Омский театр для детей и молодежи



Комментарии через Фейсбук
Галина Сокур 25 июля 2019 в 19:44:
Искренне поздравляю театр, у которого есть такие вот профессиональные зрители. Для ТЮЗа это особенно важно. Здесь ведь чаще зритель юный, а значит — дилетант. А успех спектакля зависит не только от тех, кто участвует в его рождении, но и от тех, кто его увидит. Поймёт, примет и благословит на долгую жизнь.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.