Все рубрики
В Омске воскресенье, 23 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,9595    € 94,2606

Сергей ЗОЛОТАРЕВ, директор ЗАО «Октан-Брокер», член совета директоров НП «Фондовая биржа «РТС»:«Омские экспортеры и импортеры могут застраховаться фьючерсами от колебаний курса доллара и евро»

1 июня 2011 15:03
0
2883

Одна из старейших биржевых площадок страны, биржа РТС, организованная еще в середине 90-х годов профессиональными участниками фондового рынка, стоит сегодня на пороге глобальных перемен. В ближайшее время должен быть подписан договор о слиянии РТС с ММВБ, который, как обещают чиновники, определит судьбу российского биржевого рынка на многие годы вперед. О перспективах биржевой инфраструктуры и о судьбе новых инструментов срочного рынка, которые развивала биржа РТС, обозреватель «КВ» Николай ГОРНОВ расспросил Сергея ЗОЛОТАРЕВА, избранного 18 мая в совет директоров НП «Фондовая биржа «РТС».

— Сергей Александрович, тема слияния РТС и ММВБ – самая горячая, пожалуй, тема на российском фондовом рынке. Что у вас вообще происходит?

— Происходит важное событие, которое подводит итог развитию инфраструктуры российского фондового рынка за последние десять лет. Исторически так сложилось, что биржи ММВБ и РТС долго конкурировали друг с другом. Государству эта ситуация почему-то не понравилась, и в прошлом году было принято решение о слиянии двух бирж. Менеджмент ММВБ, похоже, опасается, что если все оставить так, как есть, то через несколько лет РТС оставит ММВБ далеко позади. И хотя сегодня это звучит парадоксально, поскольку стоимость ММВБ в три раза выше, но темпы развития РТС в последние несколько лет были настолько значительными, что эта версия тоже имеет право на существование.

— Насколько я понимаю, по поводу слияния двух бирж есть два противоположных мнения…

— И я придерживаюсь второго. На мой взгляд, проще и правильнее было бы создать не единую биржу, а единый клиринг, организовать единый депозитарий, то есть единую расчетную структуру. Лично меня в сегодняшней ситуации настораживает, что ММВБ не просто покупает конкурента, а фактически приобретает право на отсутствие конкуренции в ближайшие четыре года. Хотя именно конкуренция и обеспечила опережающие темпы развития российской биржевой инфраструктуры. Благодаря конкуренции биржа РТС стала одной из лидирующих площадок во всем мире по торговле фьючерсами и опционами и увеличила свою капитализацию за последние пять лет в десятки раз. Именно в результате конкуренции инвесторы получили широкий спектр инструментов для инвестирования. И сегодня не только я, но многие брокеры опасаются, что ММВБ, монополизировав биржевую деятельность в стране, перестанет развиваться и станет неэффективной структурой.

— Что помогло РТС так продвинуться вперед?

— Я бы отметил три больших блока, которые «выстрелили» на РТС. Первый – RTS Standard. Не секрет, что после дефолта 1998 года 99% объемов торговли акциями сконцентрировала ММВБ. Но в 2009 году РТС сделала ход конем и запустила новый проект по торговле акциями. Только использовала более современную технологию частичного депонирования, когда расчет по сделке производится через четыре дня после ее заключения. Нельзя сказать, что RTS Standard стал чрезвычайно удачным проектом, тем не менее инвесторам новинка понравилась, и РТС оттянула на себя до 25% объемов торговли акциями в стране. Второй большой блок – валютные фьючерсы. Что такое FOREX, объяснять, надеюсь, уже никому не нужно, рекламы компаний, которые обещают научить торговле на рынке FOREX, великое множество. Де-факто эти фирмы – не более чем международная сеть букмекерских контор, работающая в России без всяких лицензий и вообще непонятно как. Нет, не считаю, что это плохой вид деятельности. Просто это точно не биржевая деятельность. Биржи FOREX не существует. А заключая сделку в торговой системе FOREX, клиент заключает сделку-пари, как в казино. Однако, когда валютным рынком заинтересовались мировые биржи, в том числе РТС, ситуация коренным образом изменилась. И сегодня все основные валютные пары, которые есть на FOREX, торгуются на РТС уже легально, по российским налоговым правилам, по понятной схеме валютных фьючерсов.

— И как, пользуются спросом валютные фьючерсы?

— За год объем торгов валютными фьючерсами на бирже РТС в среднем вырос в 4-5 раз, и обороты валютных торгов составляют сегодня 7% от общего объема торгов. Особо востребованным инструментом стала, конечно, пара «доллар-рубль», поскольку это хороший инструмент для хеджирования валютных рисков. Когда одновременно на валютный курс влияют такие противоречивые факторы, как, с одной стороны, высокая цена на экспортируемое российское сырье, а с другой — политическое желание поддержать отечественного товаропроизводителя, то предсказать изменения валютного курса очень сложно. И почему бы, например, омскому экспортеру или импортеру не застраховать риски снижения-повышения курса доллара? Эта операция, которая только на первый взгляд сложна для понимания, на самом деле рассчитывается не долго, выполняется за пять минут, а обходится очень дешево.

— Третий большой блок – это товарные фьючерсы?

— Да, на РТС, несмотря на очевидные сложности, удалось запустить биржевые инструменты товарного рынка, которые в России приживались долго и мучительно, хотя товарные деривативы – это весьма интересная и очень большая тема. Товарные фьючерсы облегчают жизнь в том числе реальным товаропроизводителям, которые во всем мире страхуются с помощью срочных контрактов от роста цен на нефть, сахар и разное другое стратегическое сырье. Так вот, еще пару лет назад у нас практически отсутствовал рынок товарных фьючерсов, а теперь на РТС торгуются и срочные контракты на нефть марки «Брент», и фьючерсы на золото, серебро, медь, сахар. Причем все эти инструменты достаточно ликвидны и хорошо востребованы, что отражается в объемах торгов. На сегодняшний день торговля товарными фьючерсами на РТС – это практически 99% всей торговли товарными фьючерсами в России. И количество участников, торгующих на РТС товарными инструментами, растет буквально в геометрической прогрессии.

— И все эти новые инструменты, которые вводила РТС, останутся при объединении двух биржевых площадок?

— Надеюсь, что да. Декларируется, что будет даже синергетический эффект. Но что будет на самом деле – неизвестно пока никому. Реальный результат объединения бирж мы все увидим, как минимум, через пару лет. Но уже ходят упорные слухи, что где-то есть мнение о слишком большом количестве участников торгов. А это значит, что кому-то уже пришла в голову мысль создать первичных брокеров, которые будут участниками торгов, а остальные брокеры — обслуживаться у них. Станет еще веселее, если первичными брокерами назначат Сбербанк и ВТБ. А это вполне реальный, кстати, сценарий. Правда, ничего хорошего из такой задумки не получится. Тому есть масса примеров в мировой практике.

— А какова дальнейшая судьба бывшей материнской компании ОАО «РТС» – НП «Фондовая биржа «РТС», в cовет директоров которой вы избраны?

— Как раз из-за НП «Фондовая биржа «РТС» и возникли некоторые сложности в сделке между ММВБ и РТС. В пылу переговоров две высокие договаривающиеся стороны как-то упустили из виду, что значительная часть активов ОАО «РТС» все еще принадлежит некоммерческому партнерству, членами которого остаются 150 брокерских компаний. В частности, на балансе НП «Фондовая биржа «РТС» оказались вся недвижимость биржи и технический центр, а также программное обеспечение, необходимое для организации торговли. Но поскольку никто не хотел конфликта, то после нескольких месяцев обсуждений и раздумий мы пришли к консенсусу. НП «Фондовая биржа «РТС», после оформления сделки по поглощению ОАО «РТС», будет жить самостоятельно, на балансе партнерства останется имущество на 0 млн. Стратегия партнерства еще обсуждается, но вариантов дальнейшей работы множество, вплоть до организации новой биржевой площадки. И если вдруг большая биржа, которую строит государство на базе объединенных РТС и ММВБ, по каким-либо причинам поведет себя совсем уж некорректно с профессиональными участниками фондового рынка, то у нас будет запасной аэродром.

— Какими инструментами?

— Пока рано об этом говорить, но, на мой взгляд, в России явно не хватает инструментов товарного рынка, CDS, фьючерсов на процентные ставки.

— Фьючерсы на процентные ставки? Это как?

— Дело в том, что даже в России, по разным оценкам, от 40% до 70% банковских кредитных договоров уже «привязаны» либо к международной индикативной ставке LIBOR, либо к российской индикативной ставке MosPrime. То есть предприятие или предприниматель, которому требуются заемные деньги, фактически соглашается взять на себя и риски колебаний процентной ставки на межбанковском рынке. Подписывая кредитный договор, он даже не знает, какая у него ставка будет через три месяца или через полгода, и когда начинается период повышения процентных ставок, а Россия, как и Евросоюз, в него уже вошла, то защитить свои выплаты по кредиту можно лишь с помощью такого инструмента, как фьючерс на процентную ставку. Клиент банка покупает фьючерс на всю сумму кредита, и если ставка по его кредиту начинает расти, то дорожает и фьючерс. И подорожание фьючерса, собственно говоря, компенсирует потери от повышения ставки.

Звучит заманчиво. В России этот инструмент уже работает?

Пока еще нет. Но он обязательно заработает, я в этот уверен. В мире торговля фьючерсами на процентную ставку занимает уже порядка 14% всего биржевого оборота.

Ну а лично вам избрание в совет директоров партнерства что-то дает?

Пока я об этом даже не думал. Но какого-то корыстного расчета у меня нет – это совершенно точно. Наверное, мне просто небезразлична судьба российского фондового рынка. Если наши опасения окажутся неоправданными и объединенная биржа РТС и ММВБ расцветет, участники рынка увидят синергетический эффект от слияния, а я увижу, что никто не собирается растаскивать имущество партнерства по углам, в угоду одному-двум крупным участникам, то, возможно, в следующем году я не буду участвовать в выборах совета директоров, все-таки не очень удобно серьезно работать в таком органе из удаленного региона. А сейчас я хочу, чтобы мое личное мнение, и особенно мнение многих региональных участников, нашло отражение в решениях совета директоров и пошло на пользу развитию российского фондового рынка.

— Кроме вас в совете директоров партнерства еще кто-то есть из регионов?

— К сожалению, регионы представляют сегодня всего лишь два человека – я и президент новосибирской финансовой группы «БКС» Олег МИХАСЕНКО. Правда, он представляет уже формально, поскольку давно живет в Москве. Но что делать, такова жизнь.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.