Все рубрики
В Омске среда, 24 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,2990    € 95,4598

Максим ЗУЕВ: «Мы не останавливаем печать даже при отключении электричества»

21 мая 2014 11:28
2
4886

В 2014 году ООО «Омскбланкиздат» исполняется 80 лет. О том, с какими результатами и настроением компания подходит к этой удивительной для российского производства дате, корреспонденту «КВ» Ирине БОРОДЯНСКОЙ рассказал технический директор предприятия Максим ЗУЕВ.

– Максим Александрович, как сейчас обстоят дела в омской полиграфии? Рынку есть куда расширяться?

– Раз уж нам 80 лет, значит, работать на омском рынке можно, и уходить с него мы не собираемся. Полиграфия — обслуживающая отрасль, она привязана к реальному сектору. А если там стагнация, значит, и в нашей сфере чуда не будет. Пока особого развития я не вижу. Полностью свободная ниша для полиграфистов отсутствует. Остается сегмент гибкой упаковки (пленки, пластик), но и он уже близок к насыщению. Машин стоит много, так что места нет. У нас сейчас стоят три полноцветные машины, одна из которых — пятикрасочная, которые в сутки могут напечатать порядка миллиона листовок формата А4. Но в таких объемах никто не нуждается. Хорошую загрузку мощностей мы получаем, пожалуй, только на выборах. Так что я за демократию и за выборы всех, кого можно!

– Новички на рынке есть? Конкуренция обостряется? 

– Мне известно, что ПКФ «Абсолют» в прошлом году купил небольшую машину. К нам приходит клиент и говорит: «Нам предлагают дешевле». Удостоверившись в его словах, мы соглашаемся работать по такой же низкой цене. А что делать? Я не знаю, есть ли у новичков бизнес-план. Какой смысл работать без прибыли?

– Рынок обвалить...

– Естественно. В последнее время уже началось выравнивание, так как долго работать по себестоимости просто невозможно. Но я сейчас говорю о тех наших конкурентах, у которых есть пусть небольшая, но качественная машинка. С другой стороны, картфабрика...

– Как там дела?

– Плохо. Но способ они придумали такой же: «А мы можем дешевле!». На картфабрике стоит мощнейшее оборудование, заточенное под печать больших тиражей карт, атласов, но никак не под производство рекламы и упаковки. Однако искать заказы на карты сложнее, чем походить по рынку и сбить цены на более распространенную продукцию. Картфабрика – это предприятие федерального уровня, которому необходим федеральный заказ. Мне кажется, вместо того, чтобы отбивать заказчиков у других компаний, сбивая цену, лучше придумать что-то новое, за чем очередь выстроится. Сейчас таких предложений на рынке я не вижу.

– А у вас они есть?

– За последние годы у нас наконец-то появился патент на технологию печати по металлизированной основе, благодаря которой мы добиваемся ярко выраженного металлического блеска краски. В ней совмещены достоинства тиснения, когда мы реальный металл припечатываем к фольге, и печати по невпитываемым поверхностям. Стандартными способами этого не добиться. Чтобы краска прилипала, производится обработка коронным разрядом. Такая технология применяется на календарях, открытках и так далее.

– Применение коронного разряда — это ведь тоже ваша разработка?

– Это тема, которой я занимаюсь уже 15 лет. Она очень плотно связана с полиграфией, но это отдельный разговор. На коронный разряд у меня также есть патент.

– Во что Омскбланкиздат вкладывается в последнее время?

– Последние лет пять мы активно вкладывались в надежность. Дублирование производственных мощностей делали везде, где только можно. Допустим, рядом с уже имевшейся линией по изготовлению журналов ставили вторую. Информация – штука устаревающая. Если по техническим причинам не успеешь отпечатать журнал в срок — подведешь заказчика. Сейчас уже и постпечатных линий у нас две. Мы не останавливаем печать даже при отключении электричества.

Кроме того, мы пользуемся услугами сразу трех интернет-провайдеров. Две оптоволоконные линии, по которым передаются макеты,  одновременно они не откажут. На третьей линии стоит бесплатная точка доступа Wi-Fi для наших клиентов, которой при необходимости мы сможем воспользоваться сами. Офисы самого Омскбланкиздата также связаны двумя линиями оптоволокна.

Так что дублирование у нас во всем, за исключением, пожалуй, кадров. Но зато практически все наши сотрудники освоили смежные специальности. Я в принципе и сам могу напечатать, порезать, упаковать и доставить. Может быть, конечно, клиентам это обойдется дороже, чем обычно. Много средств мы вкладываем в контроль качества. У нас выделена соответствующая служба, которую курирует один из заместителей директора.

– Каким образом вы контролируете качество?

– Вводим цифровые процессы, которые исключают влияние человеческого фактора. Мы хотели пройти сертификацию по ИСО, но поняли, что нашим заказчикам этот ярлычок ничего не даст. Тогда мы просто взяли за основу систему менеджмента качества и применили ее на предприятии. Главный принцип — контроль не только за результатом, но и за процессом. Нормативы температуры и влажности в печатном цехе, параметры цветопередачи и все прочее контролируется во время печати. Для соблюдения всех требований по должностной инструкции ты обязан выполнить несколько пунктов. Так как любую из этих задач человек можно случайно пропустить, их количество необходимо минимизировать. Смысл в том, что ты включаешь машину, а она не начинает крутиться, пока ты не выполнишь пункты с первого по десятый.

В работе с заказчиками менеджеры не могут лично оповещать каждого клиента о готовности его заказа, ведь у нас очень много мелких заданий. Чтобы выйти из положения, мы ввели СМС-уведомление о выполнении заказа. Как только на складе просканировали продукцию, клиенту приходит сообщение о том, что он может забрать свой заказ. В СМС указан номер и место расположения заказа и телефон менеджера.

– Контролирующие органы ценят ваши старания?

– Проверки от нас уходят ни с чем. Принцип у нас такой: лучше я вложу 500 рублей в безопасность и создание идеальных условий туда, чем отдам 100 рублей за то, чтобы меня не проверяли. Затраты крутые, но это инвестиции в мой коллектив.

– Компании «Омскбланкиздат» в этом году исполняется 80 лет. Расскажите, в каких условиях она создавалась.

– В 1931 году в СССР было создано хозрасчетное объединение «Союзторгучет» с целью производства всех видов бланков и снабжения ими организаций и предприятий страны. Омская контора Бланкоиздательства появилась 25 декабря 1934 года для обслуживания Сибири и Севера. Первым полноценным помещением предприятия стал частный дом на углу улиц Звездова и 1-я Линия (пять комнат, коридор, кухня, небольшой двор), который Москва разрешила приобрести за наличный расчет.

– Когда вы переехали в то здание, где находитесь сейчас?

– В 1950-е годы московское управление разрешило омскому отделению создать собственную типографию. Закупили оборудование, подобрали кадры, создали наборный участок, печатный цех и переплетный участок. Как раз тогда предприятие и обосновалось в здании на Орджоникидзе, 34. Сколько себя помню — мы здесь.

– Оно ведь является памятником архитектуры.

– Да, и мы тщательно исполняем свои охранные обязательства. Недавно во время проведения ремонтных работ мы выяснили, что под половиной здания не было фундамента – просто земля. Видимо, изначально здание было построено вообще без фундамента. В этом нет ничего страшного, так как раньше уровень грунтовых вод был ниже, к тому же мы стоим на возвышенности. В советские годы стали строить дороги, коллектор, систему централизованного отопления... Дело в том, что раньше здесь было печное отопление. Вся центральная стенка здания (она толстая, порядка метра шириной) пронизана каналами, которые наверху соединяются и выходят в трубу. Внизу стояла печка, от которой стенка нагревалась, распределяя тепло по всему помещению. Когда началось проведение централизованного отопления, в части подвала пришлось выбрать грунт и подлить туда бетонную основу. А вторая половина так и осталась стоять на земле. Когда мы все вычистили и увидели это, было решено разработать проект — благо первое образование у меня строительное. За последние пять лет мы закончили все работы и даже гидроизолировали подвал. К счастью, этой весной я там воды не увидел. Теперь можно заняться отделкой. Самое главное, конечно, что нам удалось укрепить памятник архитектуры.

– Насколько я понимаю, собственная полиграфическая база появилась у вас уже после перестройки? Как Омскбланкиздат пережил смену строя?

– В 1991 году омское отделение, как и все остальные региональные структуры, вышло из состава «Союзбланкиздата». Во время поняли, что единственный способ выжить – открыть свое производство. Спасло то, что Омскбланкиздату удалось поймать волну зарубежных информационных технологий, к которым до перестройки доступ в нашей стране был закрыт. Первые компьютеры появились на предприятии еще в 1989 году. Еще с тех пор собственное программное обеспечение является у нас предметом большой гордости и очень помогает бизнесу. Наша CRM-система регулирует и производственные процессы, и взаимоотношения с заказчиками.

Первые издательские системы появились у нас в 1993 году. С миллионных тиражей нужно было переквалифицироваться на небольшие и срочные. Алла Владимировна ЗУЕВА, возглавляющая Омскбланкиздат с 1978 года, стала инициатором создания салона полиграфических услуг и печатного центра. В середине 90-х на предприятии были установлены первые в регионе дупликатор, фотонаборный автомат, японская офсетная машина. У нас появилась полноцветная продукция.

– Заказов стало больше?

– Да. Об Омскбланкиздате узнали городская и областная администрации, банки, страховые компании и многие другие. Крупные предприятия, такие как «Мостовик»,  «ОША», «Винпром», «Сибирская сотовая связь», работали с нами с момента своего появления. В 2007 году мы зарегистрировали товарный знак «Золотой тираж», теперь львиная доля заказов, за исключением бланочной продукции, идет у нас под этой маркой.

– Многие омские компании с тех пор ушли в Москву.  Как теперь с ними складываются взаимоотношения?

– С омичами работа шла намного лучше. Ставшие московскими предприятия, такие, как «САН ИнБев», пытаются навязать нам кабальные условия, требуя, к примеру, три месяца отсрочки по печати рекламной продукции. «Манрос», «Вимм-Билль-Данн» — то же самое. Взять тот же бывший «Росар». Ведь когда я прихожу в супермаркет, то сразу отдаю деньги за пиво. А мне в ответ на это: 160 дней отсрочки, да еще и тендер! Даже мой омский конкурент мне ближе, чем такой заказчик.

– Этикетку для них вы тоже не печатаете?

– С этикеткой немного другая ситуация. К примеру, «СанИн БЕВ» в России ее вообще не печатает. Дело в том, что этикетка дешевле на Украине. На российско-украинской границе было установлено несколько хороших фабрик. На Украину завозится из-за рубежа бумага с более мягкими налоговыми ставками, а в Россию импортируется уже готовая этикетка. Не знаю, насколько законны эти механизмы, но такая этикетка обходится дешевле процентов на 20. Разумеется, это преимущество перед любым российским производителем.

– Ну а хотя бы в госсекторе патриотизм по отношению к омским компаниям проявляется?

– У местных органов власти его нет. Понятно, что законом ограничения запрещены, но в тех же Новосибирске, Тюмени свой бюджет другому региону не отдают. Теоретически залезть в иногородние госзакупки можно, но на практике это неинтересно, так как все там заточено под своих. В Омской области такого рвения не наблюдается. Несколько аукционов на медицинские бланки недавно выиграла Барабинская типография.

– Доля госсектора в ваших заказах падает?

– По простой бланочной продукции, которая не требует особого интеллекта и специального оборудования, падает. При этом затраты государства на это растут. К примеру, раньше Омскбланкиздат миллионными тиражами печатал журналы и бланки всем омским поликлиникам. Из облздрава приходила разнарядка, в которой было указано, сколько каких бланков необходимо на год. Стоили они копейки, можно было тоннами их грузить. Сейчас каждая больница заказывает себе по одному журналу, по сто бланков... Это уже недешево обходится. Одно медицинское учреждение теперь платит от 300 тысяч до полумиллиона рублей, хотя раньше они все вместе тратили чуть больше пяти миллионов. В условиях, когда заказ каждой больницы проходит по тендеру, никто не станет печатать миллионный блок, не будучи уверен, что выиграет конкурсы на все больницы. А уверенности такой взяться неоткуда, ведь проиграть можно не только по реальной, но и по формальной причине.

Кроме того, создается ощущение, что исполнителям конкурса часто просто лень заниматься своей работой. Есть масса примеров, когда в Омской области другой регион выигрывал конкурс и потом присылал откровенную ерунду, сделанную не по ГОСТу из каких-то «левых» материалов. Казалось бы, судитесь и выигрывайте. Куда уж там! Проще все это проглотить, поставить на полку, а потом напечатать заново на деньги налогоплательщиков.

Сейчас госзакупки – это моя главная головная боль. Формирование начальной цены контракта непонятно, обеспечение – тоже. Когда объявляется аукцион на годичный контракт ценой в полтора миллиона рублей, а обеспечение назначается 30%... Получается, отдаешь 500 тысяч, а в конце года с тобой – может  быть – рассчитаются. Возникает ощущение, что такого рода механизм (по 30% с одного, другого, третьего) используется органами власти как беспроцентный кредит.

По 44-ФЗ с тобой могут в одностороннем порядке расторгнуть договор, а по 223-ФЗ — без объяснения причин вообще отказаться от заключения контракта с победителем. У нас был такой случай в Москве. Заплатили абонентскую плату за участие в торгах, оплатили обеспечение заявки... Мы выигрываем (а тот, кто становится победителем, оплачивает еще часть расходов), а заказчик нам вдруг говорит: «Извините, мы передумали».

– А что это был за заказ?

– История была интересная. Мособлгаз объявил тендер на печать календарей на 2 млн рублей. Мы считали по-всякому – больше 500 тысяч рублей у нас никак не получилось. Мы поставили 600 тысяч и выиграли. Ответ был такой: «Нам календари больше не нужны». Понятно, что не нужны! На оставшиеся полтора миллиона у них наверняка свои планы были. А потом все это вошло бы в тариф для потребителей.

– Не думали отказаться от участия в торгах?

– Честно говоря, мы всерьез рассматриваем такую возможность — сэкономим на ресурсах. Не секрет, что некоторые конкурсы пишутся с заведомо абсурдными условиями с расчетом на то, чтобы вообще их не разыгрывать. Надеются, что не найдется желающих.

– Есть государственные заказчики, с которыми вам приятно работать?

– Конечно есть, но особенно я уважаю тех, кто свою имиджевую продукцию оплачивают не из бюджета, а из собственного кармана. Такие госзаказчики у нас, к счастью, есть.

– В каком соотношении у вас распределяется доходность по направлениям?

– Бланки занимают 10-15%, упаковка и этикетка – около 15%. Все остальное – это в равных долях глянцевая периодика и рекламная продукция (в широком смысле: визитки, листовки, календари и так далее). Есть книги, но они не системны и сложно поддаются планированию.

– Как предприятие сегодня чувствует себя в финансовом смысле? Заказов становится больше или меньше?

– Количество заказов не сократилось, но их прибыльность упала процентов на 8-10%. При том что есть встречное движение: все материалы, на которых мы печатаем, увеличиваются в цене. Их цена номинируется обычно в валюте, долларах или евро. Конечно, одна из причин осложнения рынка – рост конкуренции. Еще одна проблема – недобросовестные заказчики. Некоторые из них бесследно пропадают, но не по нашей вине. Шучу, конечно. Радует, что заказов все равно стало больше. Всем нашим клиентам, которые, несмотря ни на что, работают в Омске, хочу сказать огромное спасибо!

– У вас открыта кредитная линия?

– За нами постоянно ходят с этими кредитами – каждый день предлагают взять хоть на что-нибудь. Но на такие предложения у меня один ответ. Когда звонят из банка, я сразу спрашиваю: «Будете заказывать у нас рекламную продукцию?» Как правило, на это отвечают что-нибудь вроде: «Я таких решений не принимаю». Я прошу уточнить у того, кто отвечает, и выясняется, что рекламу им печатает Москва или Новосибирск. Ну что ж, если хотите, чтобы мы с вами работали, работайте с нами. Вот так все время и отфутболиваем. Пока результата нет.

– Планируете каким-то особенным образом отметить 80-летие организации?

– Планы есть. В связи с тем, что этот год у нас юбилейный, мы, к примеру, отправляем своих лучших и самых преданных работников в путешествие. Традиция таких поездок появилась еще в 2002 году, когда Алла Владимировна устроила сотрудникам рождественские каникулы в Париже. Работники и руководство у нас всегда отдыхают вместе. К примеру, в прошлом году Алла Владимировна путешествовала с коллективом по Волге, Иртышу, посетили Тобольск.

– По всему офису у вас развешаны картины. Чьи это работы?

– Все это работы омских художников-любителей. Часть из них мы просто купили, часть были сделаны ими для нас на заказ для календарей. Так, художник из Исилькуля Дмитрий РЕПИН нарисовал для нас серию картин на тему времен года. Они теперь украшают наш отдел продаж. Может быть, кому-то эти работы покажутся непрофессиональными, но весь наш коллектив, и я в том числе, в них с первого взгляда влюбился. Кстати, сейчас в Доме художников проходит выставка-конкурс, которую организовала наша типография «Золотой тираж» совместно с Союзом художников России и сайтом «Иконасегодня.рф», создатель которого искусствовед Егор МИНИН выступает куратором проекта. В этом мероприятии участвуют так называемые несоюзные художники: молодые, непрофессиональные или те, кто по своим причинам не считают нужным вступать в СХ. С помощью этой выставки мы хотим поддержать творческие начинания омичей и показать, что прекрасно рисуют у нас не только знаменитые и модные художники. Еще одна цель – разрекламировать работы малоизвестных художников и, возможно, тем самым помочь им заработать. Это первое в Омске событие такого рода, к тому же длиться оно будет в течение трех недель, и станет самым продолжительным выставочным проектом в деятельности СХР в 2014 году. Омскбланкиздат и дальше готов к некоему подвижничеству в этой области. Думаю, любое предприятие, так долго, как мы, работающее в регионе, заботится об улучшении среды вокруг себя.

Комментарии
Boss 1 марта 2017 в 22:17:
Идеально положительное впечатление от интервью, но вот в реальности... Именно Бланкиздат опустил в Омске вниз цены на полиграфию, жестко играя на всех тендерах на понижение. Дублируя свои линии, они брали валютное оборудование и понятно что выхода у них было только два: сливай цены или умри. Партнёров у них нет, есть только те, от кого они хотят денег и заказов и «конкуренты», т.е. те кто по мнению технического директора недостойные «новички».
киви 22 мая 2014 в 10:38:
Толковое интервью. Сразу видно, любит парень свое дело, знает, болеет за него. Расселили бы они еще соседний жилой дом 39, расширились, двор разгородили. Метро-то не будет. И зачем ставни свои уникальные, с рисунком, выкрасили?
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий

Учредитель ПКЗ «Омский» стал заслуженным работником сельского хозяйства

Губернатор присвоил Эльдару АДЫГЕЗАЛОВУ почётное звание за заслуги в развитии агропромышленного комплекса

23 июля 16:04
1
301



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.