Все рубрики
В Омске воскресенье, 14 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,7427    € 95,7588

Игорь ЛЕВЧЕНКО: "С бесовщиной надо быть осторожнее"

12 ноября 2014 09:51
0
6279

О том, как художник перешел от жесткой мистики к мирным натюрмортам

Работы Игоря ЛЕВЧЕНКО по большей части метафоричны и образны. Они запоминаются сразу и узнаются с первого взгляда. Его странные коты, намекающие на нечто  большее ("Прогулка", "Над городом", "Они", "Шествие"), его прячущиеся в сумерках козы. Даже в двойственности женской улыбки сквозит намек на мистическую сущность. Говорят, у ЛЕВЧЕНКО был период ярких социальных работ, где волнующие его явления жизни тоже выражались через пугающую фантасмагорию. Художник-мистик – таким он зачастую предстает в зрительском восприятии.

Житейский зоопарк

– Игорь, на протяжении многих лет вы верны мистической теме. Откуда это у вас пошло и как развивалось?

– Пошло как-то само собой. Начало этому было положено  в 1980-х. Я делал серию работ, посвященных репрессиям. Там были такие страшные существа, которые ассоциировались с тем временем, с людьми, которые весь этот произвол творили. Но потом я от такой жесткой мистики отказался. А все, что связано с котами, козами, обезьянками, подсмотрено в жизни. Такой житейский зоопарк.

Но вот «Они» – разве это не мистика? Или «Прогулка»? В ней кот – просто булгаковский Бегемот.

– Ну, есть, есть такое. Я не портрет его, конечно, делал, просто по мотивам. Я перечитал БУЛГАКОВА еще раз, мне было интересно, как Бегемот выглядит. Мы ведь помним в основном его действия. Описание там состоит всего из нескольких слов: черный, как уголь, и очень крупный. Потом уже возникли какие-то ассоциации,  я добавил трамвай, людей на скамейке, так и появилась работа. А «Рыбаки», «Охотники» – это все из жизни. «Рыбаки» были сделаны в Атаке. «Охотники» – это я подсмотрел в Польше.  Мы с супругой ехали в поезде, и на перроне огромный кот притворялся спящим, а потом подскочил на метр и лапой сбил голубя. «Они»… Там петухи дерутся, даже не замечают, что тут котяра. А кот лежит, наблюдает.

На полотне такая колдовская ночь, во всем чувствуется  что-то многозначительное, таинственное. И кажется, что это и не совсем петухи, не совсем коты. Козы вот тоже инфернальные животные.

– Это тоже тема с пленэра. Я делал зарисовки в Чернолучье. Коза Катька – она реальный персонаж.

И ведь, смотрите, опять же «Коза Катька. Сумерки».

– Есть разные варианты с ней, но все пошло с одного наброска. Я встретил бабульку, у нее была  коза на веревке. Я попросил, чтобы она ее подержала. И пока я делал набросок, бабуля мне рассказала всю ее биографию. Я узнал, что козу зовут Катька, что она не молочная, а ангорская. И потом, когда я попросил разрешения ее погладить, шерсть у нее оказалась, как мохер. Помните, такие шарфы были? Раньше я коз никогда не рисовал, а тут что-то зацепило. У меня все работы умозрительные, но все равно какие-то конкретные. И мистику я не стараюсь прицельно вводить, но так часто получается.

Неожиданный дуэт

– В сюжетах, в темах у вас много общего с Николаем Григорьевичем ГОРБУНОВЫМ, царство ему небесное. У него тоже была мистика, только больше фольклорная, и такие же темные тона.

– Мы даже в выставке участвовали совместной – «Мифологический треугольник». Сначала в Таре, потом в Марьяновке.

А вот к этой мистической теме вы параллельно шли или как-то пересекались, перенимали что-то друг у друга?

– Абсолютно не пересекались. У него своя тема была, деревенская такая мистика: оборотни, домовые. Но с этим надо очень осторожно, а его затянуло.

А с БУЛГАКОВЫМ не надо осторожно?

И с БУЛГАКОВЫМ надо осторожно. Я вот когда работал с бесовщиной, мне потом трудно было. Но я вовремя остановился. Несколько лет я выходил, я не знал, как идти, куда идти. Оттуда выйти очень сложно.

– И к чему вы в конце концов пришли?

– В последнее время я стараюсь делать работы реалистические. Полудекоративные.

Натюрморты?

  • И натюрморты, и портреты. Вот давно букеты не писал – решил сейчас.
  •  

Мрачные тени

– В вашей жизни случалась какая-нибудь мистика?

– Конечно.

Какая?

– Ну, во-первых, сновидения. Был такой случай. Мне приснился перекресток улицы Маяковского и проспекта Маркса у Транспортной академии. Машины какие-то маленькие, почти игрушечные. Авария. И вот утром сидим, пьем кофе, я рассказываю свой сон. Приезжает жена, губы трясутся. Оказывается, на этом месте у меня погибла бабушка, ее сбила машина. И когда мне снился этот сон – перекресток – она была еще жива. Вот как это объяснить?!

Говорят же, что сны, они не просто так.

– Или вот еще со мной мистическая история была, довольно страшная. У меня как раз был тот самый «бесовский» период в творчестве. Я начал что-то непроизвольно рисовать, в результате получился квартет, где эти бесы играют, кто на тромбоне, кто на дудке. Как назвать? Название тоже пришло само – «Траурный квартет». И в этом году четырех человек из моего ближайшего окружения не стало. Вот тогда я и отказался от подобных вещей – потому что немного жутковато было.

 

А они отказались от вас?

– Не знаю. Надеюсь, что да.

– География в картинах

– Вы много ездили по Европе: Польша, Франция, Люксембург. Какие у вас остались впечатления?

– Главное ощущение, когда там долго находишься, – это ностальгия. Засыпаешь с ней и просыпаешься с ней – как с зубной болью. Поначалу все кажется прекрасно и хорошо, а потом быстро привыкаешь и уже начинается тоска. Ну а так я, конечно, по Европе покатался. Впечатления разные. В каждой стране все по-своему. Франция – это Франция, Бельгия – это Бельгия, хоть и говорят, что они очень похожи.

Сюжеты какие-то взяты из путешествий?

– Немного. Вот «Охотники», я уже говорил. «Девушка с обезьяной». Эту работу почему-то прозвали «Парижанка», хотя это не парижский мотив. Больше, наверное, Прага или что-то такое. Наполовину там вымышлено, придумано. Конечно, в Европе интересная архитектура, но этим надо специально заниматься.

А Омск вас вдохновляет, и чем именно?

– В принципе я никогда не ставил себе задачи конкретно писать Омск. Иногда городской пейзаж становится фоном в портретах. Например, в портрете художника Александра ГАЛКОВСКОГО, там вид из окна худграфа. Но вот сейчас я собираюсь сделать масштабную панораму города.

Удачи вам! И пусть из мистических персонажей там окажется только какой-нибудь симпатичный кот.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Книжный клуб: «Двойники»

Там, наверху, легче было бы искать человека честного и порядочного – он был бы слишком заметен на общем фоне. 

13 июля 22:39
0
303

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.