Все рубрики
В Омске пятница, 14 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,2080    € 94,8324

Юрий ГЕРАСИМЕНКО: «Когда предлагаешь депутатам принять какой-то необходимый нормативный акт, натыкаешься на политическую зашоренность, корпоративный интерес, партийную дисциплину»

8 октября 2014 11:44
0
3822

В пятницу, 3 октября, на «кухонные посиделки» в «Коммерческие вести» заглянул уполномоченный по защите прав предпринимателей в Омской области Юрий ГЕРАСИМЕНКО. Мы предлагаем читателям все самое интересное из беседы с бизнес-омбудсменом.

— Юрий Васильевич, вступая в начале лета в новую должность, вы, помнится, были настроены серьезно, решительно. За эти три месяца ваш настрой не поменялся? Не возникло диссонанса между ожиданиями и реальностью?

— Думаю, я и сейчас настроен серьезно и решительно. Большого диссонанса не было, но некоторые запланированные мероприятия, которые я и в программе прописывал, и в голове держал, несколько запаздывают, потому что институт только формируется. С момента принятия закона возникли организационно-технические вопросы. Первое время, пока не было помещения, мне приходилось встречаться с предпринимателями в автомобиле или специально ездить к ним в офис. Но сейчас, благодаря непосредственному участию губернатора, у нас есть место, как мне кажется, достойное и доступное, – бизнес-инкубатор. Второй момент – что, поскольку институт новый, к нему присматриваются и сами предприниматели, и представители общественных и политических объединений. Я считаю, это нормально. Но говорить о том, что все удалось, конечно же, нельзя.

— С какой самой экзотической проблемой к вам обращались?

— Знаете, меня на этой должности воспринимают как человека, который должен быть помощником предпринимателей во всех ракурсах – даже тех, которые не предусмотрены законом. Закон ведь узко определяет компетенции и возможности уполномоченного. Иногда предприниматели предлагают пролоббировать их интересы на рынке, иногда пытаются втянуть нас в корпоративные споры друг с другом. Деталей я озвучивать не стану, но это направление присутствует. Всем, кто звонит или приходит, я уделяю время, никому не отказываю, хотя официальный прием – во вторник с утра и до обеда. Но в остальное время я тоже доступен.

— Вам уже удалось кому-то помочь?

— Как мне кажется, нам удалось решить одну из важных системных проблем, касающуюся предпринимателей в муниципальных парках. Им предложили поменять правила игры, которые сложились много лет назад, после того как они вложили значительные средства в аттракционы, благоустройство. Недавно началась разработка концепции, пересматривающей взаимодействие власти с предпринимателями. В ней предлагалось заключать договоры с МУП «Парк культуры и отдыха им. 30-летия ВЛКСМ». Когда я и мои советники провели анализ этой концепции, нам показалось, что в ней, помимо экономических проблем, есть юридические погрешности, которые могут привести к конфликту интересов. Если говорить об экономической составляющей, в настоящее время муниципальное предприятие нерентабельно, у него очень большие убытки. Если оно решает развернуть бизнес, развить креативное направление – для этого земли в парках и так достаточно. Зачем замыкать заключение договора на такой же, в общем-то, хозяйствующий субъект? Мне кажется, нам удалось найти общий язык в том числе с мэром города Омска. Кроме того, мы встречались с предпринимателями на приеме у министра экономики. Несколько дней назад я общался с представителями этой большой группы. У них появилось понимание того, что власть повернулась к ним лицом.

— Раньше они с администрацией заключали договоры?

— С администрацией Омска в лице департамента имущественных отношений. Дело в том, что муниципальное предприятие является хозяйствующим субъектом. С моей точки зрения, речь здесь идет о создании монопольного положения на рынке. То, что это предприятие создано муниципальной властью, позволяет создавать особые преференции и на базе простого товарищества отдавать активы данных предпринимателей.

— Непонятно. Как могут передаваться активы?

— В рамках простого товарищества. Предприниматели передают в это товарищество в качестве доли свои аттракционы, причем не б/у, а стоящие определенных денежных средств, а муниципальное предприятие предоставляет им землю. Я бы понял еще, если бы предприятие было успешным... Но если по итогам года оно  в минусе, и ему еще дают активы, созданные другими людьми!

— Ничего себе!

— Я еще раз обращу ваше внимание на то, что, по-моему, сейчас городская администрация признала, что данный подход не совсем целесообразен. По крайней мере, после разговора с мэром Омска я могу такое предположение высказать. Системных вопросов довольно много. Это и реклама, и кадастровая оценка земли, и имущество.

— Можете более конкретно по каждому из вопросов рассказать?

— Субъекты малого и среднего бизнеса, с которыми нам приходится чаще всего общаться, начиная с 2015 года будут лишены некоторых преференций в рамках специальных налоговых режимов. Они вынуждены будут платить налог на землю, а с 2018 года – еще и на имущество. Подрядная уфимская организация осуществляет кадастровую оценку в Омской области, и скоро наступит срок окончания работ по договору. Несмотря на то, что критериев оценки сейчас значительно больше, чем в 2011 году, многие с опаской ждут результатов, поскольку это новое, может быть, не предусмотренное в их бизнес-планах, увеличение налоговой нагрузки. Тем более есть обращения (мы их пока проверяем, так что я не буду называть фамилии), в которых предприниматели ставят под сомнение справедливость действий подрядчика. Да, закон предусматривает последующее оспаривание этой оценки, но это процедура долгая и затратная. Мы подготовили письмо в УФАС и другие контролирующие органы, чтобы по завершении подрядчиком работ можно было посмотреть некоторые нюансы его деятельности.

— Что за системная проблема, связанная с рекламой?

— В федеральный закон о рекламе были внесены изменения, в соответствии с которыми органы местного самоуправления по согласованию с субъектом РФ утверждают схему размещения рекламных конструкций на земельных участках, независимо от форм собственности, а также на недвижимом имуществе, находящихся в собственности субъекта Федерации или муниципалитета. С 1 января 2014 года выдача разрешений на установку и эксплуатацию рекламных конструкций допускается только при наличии утвержденной схемы. Как мне кажется, есть отставание в графике подготовки проектов постановлений об утверждении этих схем. Нам пока говорят, что решили согласовать четыре улицы Кировского округа, а там процесс пойдет быстрее. Но уже есть отставание от графика, предусмотренного законом.

— Получается, раз закон вступил в силу с 2014 года, любую конструкцию уже можно считать незаконной?

— Конечно. Если прежний ГОСТ считали рекомендательным нормативно-правовым актом, то сейчас ГОСТ обязателен для исполнения. Техрегламента нет. Правда, предприниматели пока не подавали жалобы на отставание по срокам согласования, а обращались только с тем, что в комиссию, может быть, не нужно включать сотрудников ГИБДД. Они видят в этом некий коррупциогенный след. Возникает конфликт интересов: ГИБДД входит в комиссию по согласованию схем, а затем осуществляет надзор за правильностью размещения рекламных конструкций. Но мы изучили материалы и выяснили, что они вошли в комиссию по просьбе правительства Омской области, основанной на рекомендациях Правительства РФ. Может быть, федеральная власть считает, что вопросы безопасности дорожного движения лучше решать на берегу, а не после установки конструкций.

Еще одна системная проблема, которой мы занимаемся, – уменьшение административного, штрафного давления на бизнес. Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Юрьевич ТИТОВ обращался ко мне с соответствующим письмом. Буквально несколько дней назад я направил в его адрес предложения по изменению КоАП. Мы решили предложить Борису Юрьевичу следующую схему. Сейчас правоприменители, прежде всего судебные органы, очень неохотно применяют малозначительность (ст. 2.9 КоАП РФ), поскольку это может свидетельствовать о наличии коррупциогенного следа. Многие мировые судьи, даже те, которых я хорошо знаю как преподаватель, которые у меня учились, говорили мне: «Юрий Васильевич, мы согласны, что, может быть, несправедливо при обнаружении первого  противоправного деяния так сильно административно наказывать. Но есть опасность, что я малозначительность применю, а меня за это по голове не погладят». Предпринимателям предлагается идти в апелляцию — чтобы федералы разбирались с этой ситуацией. Так вот, мы предложили несколько расширить ст. 4.2 КоАП, в которой перечислены основания, смягчающие вину, добавив в нее пункт 11: «совершение впервые административного правонарушения хозяйствующим субъектом, юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, отнесенным в соответствии с действующим законом РФ к малым предприятиям, в том числе к микропредприятиям и средним предприятиям». Малозначительность оценивается исходя из субъективных факторов: вы считаете что-то малозначительным, а я — значительным. Если появится в ст. 4.2 такая норма, то, может быть, и суду, и иным правоприменительным органам будет легче разбираться с такими ситуациями. Сейчас же, вне зависимости от того, малый бизнес, средний или крупный, штрафные санкции для всех одинаковы.

— Прежде вы рассказывали прессе о возможной роли уполномоченного в судебных разбирательствах. К вам уже обращались за представительством своих интересов в суде?

— Знаете, в суде процессуальные возможности у нас очень маленькие. Одновременно с принятием федерального закона об уполномоченных были внесены изменения в АПК. В большинстве случаев предприниматели хотели бы участия уполномоченного в суде в качестве стороны по экономическим и административным спорам, но в АПК написали, что уполномоченные, обратившиеся в арбитражный суд, пользуются процессуальными правами и исполняют процессуальные обязанности истца. Это не очень широкие возможности. По многим обращениям предпринимателей мы пытались их консультировать: как правильно составить документ, как оформить процессуальную позицию. Одно такое обращение пришло через губернатора К нему обратился предприниматель, который занимается производством мебели высокого уровня на основе итальянских комплектующих. Мы увидели в его деятельности две основные проблемы. Во-первых, не совсем правильно был составлен договор, из-за чего его замучили штрафными санкциями судебные органы в рамках закона о защите прав потребителей. Второй момент – потребительский  экстремизм. Некоторые юристы специализируются на том, что находят таких дойных коров. Конечно, я не могу прийти в суд и написать жалобу как процессуальное лицо, но в данном случае я обратился к председателю областного суда с просьбой рассмотреть сложившуюся ситуацию на научно-консультативном совете при Омском областном суде. Судьи ведь очень четко реагируют на позицию вышестоящих инстанций. Пока ответа мы не получили.

Сейчас готовится проект изменений в федеральный закон об уполномоченных по защите прав предпринимателей в РФ. К нам обращаются представители, в первую очередь, малого бизнеса, а средний и крупный бизнес считает, что у них и так есть серьезные юридические службы. Но я хотел бы обратить ваше внимание на то, что у нас хорошие отношения сложились с федеральным уполномоченным Борисом Юрьевичем ТИТОВЫМ, который обладает более серьезным влиянием. Я в любой момент могу связаться с ним и посоветоваться. Вот этой возможностью почему-то наши предприниматели более высокого уровня еще не пользуются. Мне кажется, возможности нужно всяческие использовать, ведь бизнесу сейчас очень сложно и по экономическим, и по политическим, и по многим другим причинам. А сейчас еще добавились эти санкции, которые, конечно же, очень серьезно бьют по бизнесу.

— Складывается такое ощущение, что уполномоченный нужен для того, чтобы губернатор скидывал на него обращения, которые приходят в его адрес.

— Нет, это не так. Не секрет, что у нас в стране люди в первую очередь идут к богу, президенту, губернатору. Конечно, когда губернатор видит, что к нему идут с вопросом, который носит межотраслевой характер, он, наверное, отдаст этот материал мне. Хотя сейчас, когда стало известно, где мы находимся, что наши двери всегда открыты, пошли прямые обращения. Сейчас я не могу сказать, что от губернатора поступает больше. К нам и от ТИТОВА поступают обращения. Некоторые лица (я их понимаю, потому что на их месте, наверное, сам бы так поступал) шлют письма одновременно в несколько инстанций.

— Можете привести пример?

— Например, это дело «КВ-Связь», по которому мы сейчас активно работаем. Это предприниматель ФЕДОСОВ Дмитрий Витальевич. Там есть определенные неясности, которые мы пытаемся выяснить. Когда я был в Москве, с руководителем юридической службы ТИТОВА, мы согласовывали определенные действия процессуального характера, которые обратили бы внимание на упущения в действиях следствия. Дело сейчас продлено на три месяца, там новый следователь. Посмотрим, что будет дальше.

— Маршрутчики к вам не обращались? Там ведь такие конфликты, что до физической расправы доходит.

— К моему удивлению, ни от маршрутчиков, ни от нестационарных торговых форм никто не обращался.

— Видимо, сами разбираются.

— У меня есть позиция на этот счет, но, так как обращений не было, я не буду заниматься толкованием этой ситуации.

— Как вы взаимодействуете с предпринимательскими объединениями?

— Не секрет, что у нас очень широкий спектр объединений, как политических, так и отраслевых. Может быть, их даже слишком много. Но это не означает, что с защитой предпринимателей у нас все прекрасно. Вот вчера у нас состоялась встреча с Татьяной  ХОРОШАВИНОЙ, представляющей ТПП. 28 октября мы с ними будем подписывать договор о сотрудничестве. Я, естественно, нахожусь в рабочем контакте с тем объединением, которое меня выдвинуло – Омским союзом предпринимателей. Пока не удалось встретиться, но мы уже согласовали контакты с Союзом работодателей Омской области  Владимира БЕРЕЗОВСКОГО. Я знаком со всеми руководителями политических  структур: «Опора России», «Деловая Россия» и другими. Сотрудничество будет продолжаться в форме делового сотрудничества, путем заключения соглашений. Мне нравится сотрудничество с областной прокуратурой в рамках межведомственной комиссии. Вы знаете, что прокуратура является тем органом, который осуществляет контроль над плановыми проверками предпринимателей. Я и мои советники уже посетили несколько районов и рассказали, что мы есть и чем мы можем помочь. Оттуда уже есть обращения. Мы начали создавать институт общественных помощников, как территориальных, так и отраслевых.

— Можно поподробнее?

— Законом предусмотрено, что уполномоченный имеет право создавать штат общественных помощников, работающих на добровольных началах. Причем я этот институт пытаюсь создать без опоры на власть. Собираясь в один сельский район, я спросил знакомого предпринимателя: «Ты будешь на встрече? Я туда приеду». Он говорит: «Нет. А что за встреча?» То есть когда администрация собирает предпринимателей, на встречу приглашаются, как правило, только приближенные к власти. Я же буду приглашать людей не аффилированных. Плюс отраслевые моменты. Я очень надеюсь, что на следующей неделе встречусь с представителями  кулинаров, рестораторов. Ведь у них есть свои специфические проблемы, о которых никто не слышит. А у уполномоченного есть возможность к марту 2015 года представить Законодательному собранию и губернатору доклад, в котором будут описаны проблемы бизнеса. Я столкнулся с тем, что, когда предлагаешь депутатам принять какой-то необходимый нормативный акт, натыкаешься на политическую зашоренность, корпоративный интерес, партийную дисциплину.

— Не прошу вас говорить кому, но что за нормативный акт вы предлагали?

— Мы подготовили и в понедельник направим на имя губернатора предложения о принятии нормативно-правовых актов, касающихся бизнеса. Мне кажется, нужно поддержать инициативу предпринимателей в части продления права на выкуп арендованного имущества с трех до пяти лет.

— В рамках областного законодательства это возможно?

— Субъектам Федерации предоставлена возможность определять срок. В законе № 159-ФЗ прописано, что срок рассрочки оплаты недвижимого имущества должен быть не менее трех лет. У нас сейчас как раз три года. Пять лет было бы неплохо. Есть ряд обращений, в которых предприниматели ссылаются на форс-мажорные обстоятельства, в том числе о которых я ранее говорил (увеличение налогового бремени, ответные экономические меры нашего правительства), и которые не позволяют многолетним арендаторам вовремя выкупать имущество.

— Вы собираетесь что-то еще предложить?

— Мы бы хотели, чтобы в Кодексе административных правонарушений Омской области появилась ответственность за воспрепятствование законной деятельности уполномоченного.  Я, в общем-то, нахожу язык с представителями большинства контролирующих и надзорных органов, но будет неплохо, если на всякий случай она появится.

— Вам уже приходилось сталкиваться с воспрепятствованием?

— Пока нет. Есть нарушения сроков дачи ответов. Если в обращении ты будешь ссылаться на норму, которая предполагает наложение штрафа на руководителя за затягивание с ответом, это будет для него такой маячок.

— Из кого состоит сегодня ваш аппарат?

— Я, два советника и эксперт.

— Откуда они?

— Это люди, которые непосредственно знают проблемы бизнеса. Один работал в мэрии города Омска, в том числе в департаменте экономической политики и департаменте имущественных отношений. Другой пришел из Фонда поддержки предпринимательства. Кстати, должен сказать, что с фондом и с ФЕДЮНИНЫМ Вячеславом Валерьевичем у нас налажено хорошее взаимодействие. Еще один человек, который занимается организационно-техническими вопросами, — бывший работник службы судебных приставов.

— Штат полностью укомплектован или еще остались вакансии?

— Одна вакансия есть, но я считаю, что мы должны сначала что-то сделать, показать, как мы работаем, а потом уже последнюю вакансию закрыть.

— Мы не закончили разговор об общественных помощниках. Какие у них права?

— У них есть право представительства моих интересов в муниципальных образованиях.

— То есть в сельских районах?

— Да, а если это отраслевые общественные помощники, то и в городе. Ведь очень важно знать репутацию человека. И в среде предпринимателей есть такие сутяжники с не очень хорошей репутацией. Я, конечно, могу использовать потенциал правоохранительных органов, но зачем это нужно! Я бы хотел, чтобы характеристику человеку давал отраслевой специалист, который знает его как облупленного.

— Общественные помощники у вас уже есть?

  — Четырех я уже согласовал: в Нижнеомском, Тюкалинском, Шербакульском районах, и еще один человек по линии Союза организаций торговли.

— Расскажите о рестораторах. С какими проблемами они к вам обращаются? Можете ли вы им как-то помочь?

Конкретных обращений от них не было. Я вижу много проблем в их деятельности. К сожалению, видимо, не пройдет инициатива Бориса Юрьевича ТИТОВА о том, чтобы осталась возможность реализовать те договоры о ввозе продуктов в Россию, которые были заключены до введения санкций. Если предприятие питания привыкло готовить семгу или рибай, а мы, как потребители, привыкли ходить на эти блюда в определенный ресторан, а их теперь нет или они не того качества, то это, конечно же, повлияет на рентабельность предприятия. Насколько быстро импортозамещение возникнет? Все мы взрослые люди и понимаем, что, наверное, будут определенные проблемы. Помогать мы можем только нахождением альтернативных поставщиков. Я не скажу, что есть какой-то супермеханизм, который позволит быстро заместить продукты, на которых привыкли работать предприниматели.

— Когда вы, юрист, ученый, начали погружаться в правовые отношения, связанные с предпринимательством, стали изучать законы, вы обнаружили для себя какие-то странности, несоответствия?

— Странностей много. Как говорили древние, объяснить можно все, а вот понять, почему так происходит, бывает сложно. Чем руководствуются иногда законодатели? Чем руководствуются политики, когда они делают заявления, вызывающие такой резонанс в предпринимательской среде? Месяц говорили, что надо вводить налог с продаж. Недавно на экономическом форуме сказали, что вводить не будут. Зачем было ставить в ступор юридическую и экономическую общественность?

— Может быть, это вроде пробного шара было – авось прокатит?

— Можно только догадываться. Может быть, действительно думали, что, как говорится, «пипл схавает». Мне, как человеку, который разбирается во внешнеэкономических отношениях, также непонятны некоторые моменты в рамках Евразийского союза. Экономическая политика и некоторые шаги договаривающихся сторон во взаимоотношениях с Россией таковы, что некоторым субъектам предпринимательства делают преференции, учитывая их национальный фактор. Они это умалчивают.

— Это они у себя делают?

— Да, у себя. Но мы-то идем с открытой душой и даем им преференции. А российские предприниматели взамен ничего не получают.

— Может быть, просто среди депутатов слишком много спортсменов, а юристов и экономистов недостаточно?

— Может быть. Возможно даже, роль играет не их образование, а предыдущая жизнь. Мы знаем, что лиц с соответствующим образованием бывает много, а специалистов в этой отрасли найти сложно. На качество депутатского корпуса во многом влияет избирательное законодательство. Я считаю, что переход на смешанную систему в будущей Госдуме – это плюс, а не минус. А то у нас есть профессиональные депутаты, которые оторвались от регионов.

— Кафедру в Академии МВД вы оставили?

— Вы знаете, что совмещать руководство кафедрой с должностью уполномоченного нельзя. Я остался профессором на кафедре на очень небольшую часть ставки. В основном это связано с аспирантами. И немножко читаю лекции заочникам — чтобы оставался этот «нерв». Знаете, когда с заочниками – сотрудниками полиции общаешься, много чего нового узнаешь о том, как там жизнь устроена. Думаю, это не будет мешать моей деятельности.

— А какой предмет вы преподаете?

— Видимо, оставлю чуть-чуть конституционного права.

— Спасибо, что пришли к нам, Юрий Васильевич! Было очень интересно пообщаться.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.