Все рубрики
В Омске воскресенье, 24 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,8623    € 82,4979

Руслан ЕВТИХОВ: «В Омске более 170 самовольных построек. Но все хотят снести только мой дом»

6 апреля 2016 11:49
0
3706

— О моих спорах с мэрией Омска и неоднократных попытках отстоять в суде наш дом, который у городских властей числится в списке «самостоя», писали многие омские СМИ, поэтому повторяться не буду. В данный момент важно лишь то, что Кировский районный суд встал на сторону власти и в июле 2014 года вынес решение о сносе.

И с этого момента я не перестаю удивляться. Я уважаю решение суда, но настаиваю на том, чтобы законы соблюдались не только мной. Ну не могут, на мой взгляд, заниматься сносом какие-то непонятные конторы, не имеющие отношения к строительству, а смета на снос построенного на 60% коттеджа, пусть даже трехэтажного, не может быть 5,5 млн рублей.

Исполнительное производство на основании решения Кировского районного суда было возбуждено 21 ноября 2014 года постановлением Александра КОНДУЛА, судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по КАО города Омска. Этим постановлением на собственника земельного участка (а собственником является мой сын) была возложена обязанность снести самовольно возведенный объект капитального строительства самостоятельно либо за свой счет. 20 марта 2015 года Александр КОНДУЛ вынес постановление о сносе без участия должника, а 25 марта – постановление о даче поручения по исполнению требований ПК «МТИЗ Инициатива» и ООО «Прогресс Индустрия».

Кто же эти организации, которые готовы оказать помощь приставам? ПК «МТИЗ Инициатива» – это управляющая организация, которая занимается обслуживанием общего имущества жителей коттеджном поселке, на территории которого находится и земельный участок моего сына. То есть, во-первых, это ни разу не строительная организация. Во-вторых, заявление от имени директора ПК «МТИЗ Инициатива» подписал ДЕМИДЕНКО Виктор Степанович, который на тот момент, согласно данным ЕГРЮЛ, не являлся руководителем этой организации. ДЕМИДЕНКО в тот момент являлся обвиняемым в уголовном деле, возбужденном по фактам мошенничества с земельными участками в составе организованной преступной группы, которое рассматривалось Кировским районным судом города Омска. И земельный участок моего сына, о котором идет речь, – в этом уголовном деле фигурировал тоже.

Как выяснилось позже, не являлось строительной организацией и ООО «Прогресс Индустрия». По сведениям из ЕГРЮЛ, оно занималось оптовой торговлей, зарегистрировано было по адресу массовой регистрации, фактический адрес неизвестен, а руководила этим обществом женщина, которая постоянно проживала в Крутинке и не имела ни малейшего понятия, чем занимается возглавляемая ей организация. Я не поленился, разыскал ООО «Прогресс Индустрия», и там мне пояснили, что вообще не знают о существовании ПК «МТИЗ Инициатива». Я бы понял, если бы городская администрация как истец решила оказать помощь приставам-исполнителям, объявила тендер, выбрала исполнителя, а потом бы регрессом предъявила иск на эту сумму нашей семье. Но откуда такое горячее желание поучаствовать в сносе у ПК «МТИЗ Инициатива»?

И откуда, главное, деньги на оплату работ по сносу у обычной управляющей организации, которая, собственно, никаких доходов не имеет, а просто распоряжается общими взносами, собранными с жителей коттеджного поселка? Причем деньги ПК «МТИЗ Инициатива» обещала дать подрядчику немалые – более 3,4 млн рублей. Это если верить смете, которая тоже появилась не сразу, а лишь после того, как я обратился в суд с жалобой на постановление пристава о даче поручения по сносу дома.

По закону об исполнительном производстве на строительные материалы, образующиеся при разборе здания, можно обратить взыскание и за счет средств от их реализации покрыть часть расходов на совершение исполнительных действий. Однако судебного пристава, похоже, такие нюансы не волнуют, если он смело дает поручение о сносе объекта каким-то непонятным лицам, которые даже не в курсе, судя по всему, что для сноса (демонтажа) объекта капитального строительства необходимо разработать проект организации работ по сносу (демонтажу). Снос – это обратный строительству процесс и тоже предполагает выполнение определенных требований.

Я предлагал приставу привлечь для разбора объекта выбранную мной организацию, поскольку она имеет соответствующую лицензию и возможность осуществить такие работы по адекватной цене, и от этой строительной организации также поступало заявление приставу о готовности выполнить работы по сносу дома, однако пристав отказывал, ссылаясь на уже выданное поручение ПК «МТИЗ Инициатива» и ООО «Прогресс Индустрия». А мне Александр КОНДУЛ неоднократно пояснял, что выполнять работы по разбору дома самостоятельно я уже не могу (по крайней мере, это бессмысленно в связи с наличием поручения на снос), дом все равно снесут и выставят счет, а деньги потом будут взысканы с меня.

Все это вызвало у меня вполне обоснованные сомнения в беспристрастности судебного пристава. Я думаю, что ДЕМИДЕНКО, испытывающий ко мне личную неприязнь, вполне мог договориться с приставом, чтобы тот дал поручение на снос именно ПК «МТИЗ Инициатива». По задумке организаторов схемы, дом должны были разрушить за небольшую сумму, а 3,4 млн рублей, якобы потраченных на снос согласно смете, организаторы должны были, видимо, снять со счета ПК «МТИЗ Инициатива», обналичить и разделить между собой. И даже если ПК «МТИЗ Инициатива» не сможет потом взыскать эти 3,4 млн рублей с меня, то пострадает не ДЕМИДЕНКО, а жители коттеджного поселка, доверившие ему свои деньги.

Прошлой весной наш дом не снесли лишь по чистой случайности. 13 мая 2015 года на объект прибыли судебные приставы, потом появился автокран и стал разрушать стены подручными средствами (куском бетона). Никаких мер для обеспечения безопасности людей и соседних построек при проведении работ предпринято не было. Я узнал, что автокран не принадлежит ООО «Прогресс Индустрия», а просто арендован на «пятаке», разыскал по телефону владельца строительной техники и объяснил ему ситуацию. Когда собственник автокрана приехал на площадку и увидел, что происходит, он понял, что его пытаются подставить, и сразу же отозвал свою технику. Вслед за автокраном уехали и приставы.

 Естественно, я направил жалобу на действия КОНДУЛА в УФССП России по Омской области, в действиях пристава никаких нарушений не нашли, что тоже вполне естественно, а спустя некоторое время, в конце мая 2015 года, на меня вышли люди, представившиеся юристами, и предложили свою помощь в ситуации с исполнительным производством. Помощь они предлагали, понятно, за немалую плату – порядка 300 тысяч рублей. Это были директор ООО «Компромисс» КУЗИН Николай Иванович и бывший начальник Кировского отдела службы судебных приставов КОЛУПАЕВ Юрий Петрович. В ходе беседы с ними (когда уже был выплачен небольшой аванс) мне стало понятно, что они обладают подробной информацией о моем исполнительном производстве, хотя эта информация не является открытой, а также обо всем, что происходит. Но потом, когда мне стало окончательно ясно, что эти «юристы» на самом деле не могут решить мою проблему законно, я отказался от сотрудничества.

Что интересно, пока я вел переговоры с этими «юристами», пристав КОНДУЛ перестал проводить какие-либо действия в рамках исполнительного производства, градус его лояльности ко мне заметно повысился, он стал со мной беседовать, уточнять мои планы, интересовался тем, буду ли я представлять организацию для разбора дома самостоятельно, жаловался на ДЕМИДЕНКО, что тот его подставил. У меня объективно сложилось впечатление, что если я договорюсь с «юристами», то пристав точно пойдет мне навстречу.

В сентябре 2015 года на объекте стали появляться лица, которые делали какие-то замеры, фотографировали. Как выяснилось, по просьбе ПК «МТИЗ Инициатива» судебный пристав-исполнитель изменил поручение на снос и вместо ООО «Прогресс Индустрия» исполнителем работ стало ООО «Секанс». Фирма в Омске известная, руководит ей тоже известный человек – СЕБЕЛЕВ Виктор Иванович. С ним, его супругой Татьяной Григорьевной и их родственниками уже который год ведет борьбу Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом. СЕБЕЛЕВЫ регулярно выводят имущество акционерной компании «Омсктрансстрой», в которой у государства большая доля акций, а федеральная структура через суд это имущество возвращает.

Новая смета, которую нарисовало ООО «Секанс», оказалась еще больше, чем первая. Теперь стоимость сноса дома – 5,5 млн рублей. Когда приставы в октябре 2015 года сносили дом на ул. 8 Марта, сопоставимый по размерам с нашим, то проводили тендер, и стоимость контракта оказалась всего 411 тысяч рублей. Разницу заметить не трудно – 411 тысяч и 5,5 млн рублей. Я опять направил жалобу на действия пристава КОНДУЛА в УФССП России по Омской области. И мне опять ответили: все нормально. Правда, в январе 2016 года Кировский районный суд почему-то приговорил хорошего пристава КОНДУЛА к трем годам лишения свободы условно за взятку. Он был признан виновным по части 3 статьи 290 УК РФ (получение должностным лицом взятки в виде денег в значительном размере за незаконные действия и бездействие).

Да, наш дом снесут рано или поздно, я это понимаю. Я не понимаю ситуацию. После банкротства «Румянова» я вдохновился идеей кондоминиума, ради этой мечты продал квартиру, купил землю в районе Чукреевки, начал строить, одновременно оформляя разрешение на строительство. Причем изначально проблема возникла лишь из-за того, что на земельном участке, предназначенном под индивидуальное жилищное строительство, строился малоэтажный многоквартирный дом. Ничего предосудительного в этом нет, дом можно было оформить законно, если бы муниципальная власть удовлетворила заявление об изменении вида разрешенного использования на условно разрешенное.

Дом не нарушал ни единого градостроительного норматива, единственная проблема – нецелевое использование земли. А разрешенное использование нам отказались изменить по одной-единственной причине – земля была якобы ворованная и фигурировала в уголовном деле, возбужденном в отношении ДЕМИДЕНКО. В декабре 2015 года ДЕМИДЕНКО был оправдан. Казалось бы, у города нет формальных поводов для отказа в изменении вида разрешенного использования земельного участка, но ничего уже не изменить, поскольку решение суда о сносе вынесено и приставы готовы любой ценой исполнить это решение, которое бессмысленно после оправдания ДЕМИДЕНКО. Кстати, в городе на сегодняшний день более 170 самовольных построек. Но все хотят снести только мой дом.

В общем, прошу считать этот крик души официальным заявлением в правоохранительные органы.

Руслан ЕВТИХОВ

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.