Все рубрики
В Омске четверг, 23 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 72,8806    € 85,4889

«Политика «не трогать бизнес» приводит к тому, что добросовестный производитель страдает»

6 июля 2016 12:36
1
2889

В апреле 2011 года «КВ» рассказали о лауреате конкурса «У.М.Н.И.К.» Денисе МОЛКОЕДОВЕ. Его проект-пробедитель был посвящен использованию продуктивных медоносов для промышленного разведения пчелосемей. Прошло пять лет, и мы решили узнать, как сложилась судьба молодого специалиста. Оказалось, что Денис окончил аспирантуру по агрохимии и стал-таки профессиональным пчеловодом. «КВ» решили не останавливаться на достигнутом и поинтересоваться достижениями героев нашей многолетней рубрики.

В Омске постоянно проходят ярмарки меда, где представлены самые разные виды продукции. Некоторые секреты производства этого ценного сырья и его продажи корреспонденту «КВ» Анастасии ИЛЬЧЕНКО раскрыл пчеловод Денис МОЛКОЕДОВ. Также он рассказал о проблемах этого древнего ремесла.

– Денис, как получилось, что вы увлеклись пчеловодством?

– У меня есть хороший друг. Он и привил мне эту любовь. Я начал заниматься пчелами еще с восьмого класса, тогда родители купили мне несколько ульев. В 2011 году мой проект по пчелам выиграл конкурс «У.М.Н.И.К.».

– Как назывался проект, с которым вы победили?

– «Использование продуктивных медоносов с целью создания промышленных автономных ферм по разведению и содержанию пчелосемей карпатской породы в условиях Западной Сибири». Сегодня требуется много затрат, связанных с перевозкой пчел, поиском медоносной базы. Это происходит потому, что сокращаются сельхозугодия и высевается меньше культур, дающих качественный мед. Я имею в виду прежде всего кормовые травы – донник, люцерну. Их количество уменьшилось в связи с сокращением объемов животноводства. Пчеловоды вынуждены кочевать на большие расстояния. Мы решили уйти от этого, найти продуктивные растения, которые способны обеспечивать крупную пасеку даже с небольшой площади земли.

– Что это за растения, в чем их секрет?

– Это травы, которые обладают высокой продуктивностью. Благодаря им пчелы с меньшей площади получают то количество нектара и пыльцы, которое им необходимо для обеспечения себя и производства меда. Мы с моим учителем, другом и наставником Адамом Адамовичем ДРЕЙЗЕРОМ культивируем довольно известное растение мордовник шароголовый. Выращиваем на площади около 10 га. Помогает нам атаман Григорий Анатольевич ОСТАПЧЕНКО. Он тоже бывший пчеловод и на своих полях на дружеских условиях выделил нам территорию под мордовник.

– Кроме мордовника с каких еще растений вы собираете мед?

– Мы вывозим часть ульев на поля с кормовыми культурами – донником, рапсом. В прошлом году дополнительно стали возделывать синяк, это тоже хороший медонос. По некоторым данным, он дает до 800 килограмм меда с гектара. Это при том что с рапса получается 40 килограмм. Правда, мордовник все-таки вне конкуренции, его продуктивность – тонна с гектара. Семь лет назад, когда мы только начали им заниматься, семян в свободной продаже не было. Выписывали маленькими пакетиками. Засадили опытную делянку, а потом собирали с нее семена.

– Низкая себестоимость у вас получается только благодаря мордовнику?

– Не только. Мало иметь хороший медосбор, нужно, чтобы ко времени цветения растений на пасеке все было готово. Есть целый комплекс мероприятий и по разведению семей, и по содержанию. Например, мы у себя в зимовниках установили терморегуляторы, с их помощью контролируем температуру и влажность. Только в итоге всех мер в совокупности серьезно снижается себестоимость продукции, а это очень важно. В последнее время пчеловоды жалуются, что не могут продать мед, поскольку он упал в цене. Но нужно понимать, что условия диктует рынок. Или ты будешь производить с себестоимостью, которая выгодна, или просто уйдешь с рынка.

Сложившаяся ситуация заставляет нас работать по-новому, с научным подходом. У нас сегодня современные, многокорпусные ульи, что сокращает временные затраты и позволяет увеличить количество пчелосемей. Мы имеем уже 130 ульев, а когда начинали, было меньше 20. В 2012 году в деревне Генераловке Одесского района, где родился, я организовал стационарную пасеку на территории 2 га. С тех пор мы развиваем производство, вот в этом году поставили двухметровый забор, как положено по ГОСТу.

– Ваша научная деятельность завершилась после «У.М.Н.И.К.а»?

– Нет, я окончил аспирантуру по агрохимии. Мы разработали физиологический метод диагностики потребности растений в питании. Тема новая, никто этим не занимался раньше. Можно по состоянию почвы узнать, нужны ли растению удобрения, можно сделать химический анализ растения, но мы пошли дальше – сделали физиологический метод. Он устраняет всех посредников. Мы подбираем дозы удобрений по критериям физиологии самого растения, чем лучше оно себя чувствует, тем оптимальнее доза и, как правило, богаче урожай.

Меня привлекают и наука, и производство. Нравится там, где кипит жизнь, где можно себя реализовать, что-то сделать. Мой знакомый сказал хорошую фразу: каждый человек должен быть профессионалом. При этом неважно, ученый ты, пчеловод или столяр. Многие требуют этого от правительства, от президента, а ты посмотри сначала на себя.

– Денис, вы занимаете активную позицию, принимаете участие в форумах пчеловодов. Какие вопросы сейчас наиболее актуальны?

– В пчеловодстве сегодня нет нормальных законов. Эта отрасль исчезла после развала Советского Союза. Если 30 лет назад работали пункты приема меда: пасеки привозили продукт, проверялось качество в каждой таре, то сегодня такого нет. Нам крайне нужны законы, которые будут регламентировать отношения пчеловодов с теми, кто выращивает сельхозкультуры. Обработка химикатами против сорняков, насекомых проводится повсеместно. По СанПиНам есть полоса вокруг населенного пункта, которую они не должны обрабатывать, но это не выдерживается. Я несколько раз сталкивался с гибелью пчелосемей от химических препаратов на своей пасеке и у моих коллег. Если мы можем и в суд подать, то другие пчеловоды не захотят, ведь их пустили на поле, на культуру по договоренности. Да, они приносят фермерам пользу и те об этом знают – при опылении пчелами урожайность культур повышается на 30 процентов, но некоторые недобросовестные аграрии проводят обработку без предупреждения, и происходит колоссальная гибель семей – можно потерять до 70 процентов. Яд на растениях сохраняется длительное время. Достаточно, чтобы пчела взяла нектар, пыльцу, посидела на цветке или пролетела в облаке, которое образуется после обработки. Та пчела, которая не погибла на поле, приносит нектар домой и уничтожает другие поколения. Во Франции проводили исследования и нашли в пыльце и перге более 200 различных ядов. Неудивительно, что страдает иммунитет пчелы, на генном уровне идет ослабление. Конечно, это глобальная экологическая проблема, но есть и более узкие, которые можно решить на уровне региона. У нас ведь минсельхоз даже не знает реальных цифр: количество пчеловодов в области, продукции, какая у нее цена, себестоимость, они забыли, что есть такая отрасль. Мы остаемся один на один со своими проблемами.

– И что это за проблемы?

– Самая страшная – это контрафакт – фальсифицированный мед. Он открыто продается на всех ярмарках. На прилавках можно увидеть мед из облепихи, с маточным молочком. А ведь такого меда нет! Маточное молочко хранится при минусовой температуре, т. е. это заведомо фальсифицированный продукт. Что касается облепихи, то она нектар не выделяет. Также нельзя получить мед из полыни. Но все это открыто продается на наших ярмарках. И основная часть представленного там меда жидкая. Это разогретый продукт. В природе есть всего несколько видов меда, которые в зимний период не кристаллизуются – акациевый, липовый, дягилевый и еще несколько. Мы раньше тоже продавали в розницу, но потом ушли, потому что торговать качественным медом на рынке невыгодно: тяжело людям объяснить, что натуральный продукт выглядит именно так.

– Как вы сейчас продаете мед?

– Мы реализуем его в ХМАО, Тюменскую, Новосибирскую области. И местным оптовикам продаем, но они тоже отправляют его за пределы региона. Продавать в Омске местный мед невыгодно – он дорогой. Специализированные магазины не хотят работать с нами, потому что оптовая цена меда в Омском регионе – от 90 до 170 рублей, а на юге, в Краснодарском крае, от 60 рублей. Только вдумайтесь, ведь это не намного дороже сахара. На Украине и того дешевле – 45 рублей. Магазины меда закупают его на юге, стоимость доставки по железной дороге очень низкая, в итоге он стоит около 65 рублей. И в супермаркетах местный мед тоже практически не найдешь.

В Сибири мед дорогой, и нам приходится конкурировать не только с местным рынком, но и с российским и международным. Дороговизна связана с тем, что у многих пчеловодов пчелопакеты привозные, а стоимость одного – 4,5 тысячи рублей. При этом он дает примерно 80–90 килограмм меда в зависимости от сезона. В 2015 году, кстати, было меньше – в пределах 50 килограмм. Дополнительно вычесть нужно и расходы на перевозку, лекарства, на работу. В итоге получается не так много, и если еще эти 90 килограмм меда отдать по 100 рублей, то дохода вовсе не будет. У нас за счет того, что и зимовка пчел, и медоносная база своя, окупаемость намного выше. Мы, наоборот, каждой весной продаем пчел. Покупают их местные пчеловоды. Поскольку у нас пасека обособленно стоит, можно сказать, на карантине, соприкосновения с приезжими пчелами нет, наши семьи поэтому более здоровые, жизнеспособные.

– Получается, что и с реализацией меда все непросто?

– Конечно, и зачастую это дело рук человеческих. Сейчас постоянно организуют ярмарки, на которые приезжают пчеловоды из других регионов – Алтая, Башкирии, мед которых считается брендовым. У него такой же состав, те же микроэлементы, но люди уверены, что алтайский мед лучше. Администрация таких ярмарок, возможно, не придает значения тому, что содержится в их рекламе: «Приехали лучшие сорта меда». Получается, у нас не лучшие. Нет чтобы сказать: «Представлены лучшие производители Омской области, лучшие местные сорта и другие», а они делают акцент на тех, кто приехал. При этом я знаю, что привозят по 20 тонн продукции разных видов, а сертификат делают только на один. Наша политика «не трогать бизнес» приводит к тому, что добросовестный производитель страдает, а мошенники, которые могут подогреть, подмешать, выигрывают. Есть ценные сорта меда, например акациевый, которые собираются буквально по килограмму, а их привозят и продают флягами.

 

Биография

Денис МОЛКОЕДОВ родился 28 октября 1988 года в деревне Генераловке Одесского района Омской области. До 9-го класса учился в генераловской общеобразовательной школе, в 10-11 классах обучался в Лукьяновской средней школе (в 16 км от дома), которую окончил в 2005 году. Сразу поступил в ОмГАУ на факультет агрохимии, почвоведения и экологии. Окончил бакалавриат в 2009 году, в 2011-м получил степень магистра, в 2014-м окончил аспирантуру по агрохимии. В 2011 году победил в конкурсе «У.М.Н.И.К.», выиграл грант 400 тысяч рублей. В 2012-м открыл свое пчеловодческое хозяйство ООО «Интеллектуальная пчела».

Женат. Воспитывает сына.

 

Материал подготовлен при организационной и финансовой поддержке ООО «Омсктехуглерод»

Комментарии через Фейсбук
Станислав 14 июля 2016 в 14:33:
Интересная статья, спасибо! А Денису удачи в его нелегком деле! Побольше бы таких ответственных и целеустремленных людей в нашей стране!
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.