Все рубрики
В Омске вторник, 28 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 72,6613    € 85,0355

Ефим ФРЕЙДИН: «Советская архитектура требует поддержания не меньше чем Каланча, Любинский проспект или Никольский собор»

4 июля 2021 23:30
0
1867

Летопись застройки Омска с надеждой на сохранение архитектуры города. 

Фасад — лицо здания. Интерфейс с помощью которого оно общается с жителем города, туристом, сообществом. По фасаду и его деталям мы узнаем достопримечательности: от простых шпилей и куполов соборов (доминант в городском пейзаже) до более сложных — равномерной сетки окон Пушкинской библиотеки, рельефа на здании Краеведческого музея, плоскости боковой стены Музыкального театра с характерным камнем, окнами-иллюминаторами. По силуэтам мы различаем их на городских эмблемах. Детали: Горгульи вызывают в памяти сгоревший Нотр-дам, а Саламандра — городскую поликлинику на Либкнехта.

По материалам стен, фасадной плоскости можно считать эпоху и стиль — природный камень античности, циклопическая кладка и облицовка древнерусского кремля, плоская штукатурная поверхность классицизма, барокко, неоготики, которая может прикидываться камнем, рустом, кирпич одноименного кирпичного рационализма, а потом и модерна, каменная штукатурка неоклассицизма, северного модерна, ар-нуво, которая вслед за авторами перешла и в конструктивизм, ар-деко, постконструктивизм и сталинский ампир.

Коллеги из Новосибирска недавно выпустили объемный труд об архитектуре 1930-1950-х годов с вдохновляющими фотографиями, архивными материалами по зданиям, которые проектировали и выпускники Омского Худпрома, столетие которого отмечают в эти годы выставкой в музее им. Врубеля. Хотелось бы такую летопись составить и по застройке Омска.

В 1960-е возвращается природный камень, мраморная и гранитная крошка, фактуры под бетон, позднее и облицовочный кирпич, за который мы так любим Торговый центр Омский. Рубеж веков — время сложно сконструированных оболочек — металлические и композитные панели, послойный вентилируемый фасад, бесшовное остекление с подсистемами. Параллельно, но практически непрерывно развивается «монокультура» деревянного зодчества то повторяя формы и детали каменных стилей, то создавая собственную палитру пропильного декора и резьбы, свой диапазон фактур и цвета.

Мы можем потрогать это разное время руками, рассмотреть вблизи или воспринимать как часть городского полотна издали, на панораме, с другого берега реки. Фактуры и материалы как средства художника определяют облик улиц, районов, городов в разные периоды. Москва — белокаменная, Новосибирск — серый. Любинский — нарядный и разноцветный.

Какие-то материалы краткосрочны, другие — долговечны. Мраморная крошка на административных зданиях с 1960х годов держится и не меняет вид полвека, а кирпич на особняках — более века. Одни поверхности хорошо и красиво стареют, покрываясь патиной или меняя тон как кирпич, другие быстро разрушаются и могут подвергаться замене. Это говорит о том, что культура строительства, архитектура неразрывно связана с культурами поддержания и реставрации, восстановления.

Ценность исторической застройки общепринята — отдельные здания стоят на государственной охране и реставрируются по мере возможности. Но с объектами ветхими, модернистской группы стилей, которые построены почти век назад, но выглядят «современно» — не все так хорошо. Утилитарная жилая, общественная застройка — дома, школы, дворцы культуры и клубы, клиники и рынки – тому печальный пример.

Все что лежит за пределами госохраны содержится по разумению собственников, в силу их возможностей, финансирования, профессионализма строителей и проектировщиков, вкуса (возможно бессознательного, неспециального) лиц, утверждающих и реализующих проекты ремонта, лиц, которые содержат и эксплуатируют здания.

Постройки межвоенного периода (1920-40 годы) — конструктивизм и ар-деко, неоклассицизм — постепенно входят в разряд исторически ценной застройки, но по-прежнему не защищены от капремонта фасадов со сплошной штукатуркой-шубой, с керамогранитом, сайдингом-баннерами, под которыми оригинальный фасад постепенно теряет свои физические свойства и разрушается. Составляющие подцентры городских районов вековые здания теперь сложно отличить от новоделов и новостроек.

К счастью, в России и даже в Омске встречаются хорошие примеры прилежной реставрации, ремонта, на которые стоит ориентироваться. Здание мэрии — постройка 1930-х годов, сохранившийся декор на здании по Маяковского 17, реконструированный фасад гостиницы Сибирь свидетельствуют о том, как можно это делать.

Послевоенным зданиям повезло меньше: административные сохраняются и даже реставрируются при наличии охранного статуса — застройка на Партизанской это хорошо иллюстрирует. Капитальный ремонт «к форуму» и «по судам» изменил ампирные жилые дома у ДК им.Малунцева, на улице Ленина 6 и Ленина 43. Эти постройки отличались архитектурным декором — пилястры, «обломы» — сложные и тонкие профили карнизов, скульптурный декор элементов требуют строгих вертикалей, звенящих прямых углов, точного воспроизведения деталей.

Модернистские сооружения 1960-х годов и позднее, принадлежащие частным лицам, если и изменяются, то уже со вниманием к стилю, с сохранением характера построек, даже типовые — Дом Быта на Герцена, Электрон на Учебной — в свое время были отремонтированы. Речной вокзал, хотя и подвергся реконструкции, в целом сохранил характерные черты. А вот Дому Союзов и ДК Красной Гвардии особенно не повезло — их одели в модные на тот момент керамогранит и алюкобонд, исказив пропорции пилонов. Жилым домам второй половины века везет еще меньше — их облик вообще не воспринимают как что-то важное и ценное, штукатурят, снимая довольно интересные по смеси и цвету покрытия.

Штукатурный слой и в 1930-е и в 1960-е годы содержал разные составы, пигменты. Здание на Ленина 2, например, оштукатурено с включением слюды. Гладкая штукатурка использовалась на жилом доме на ул.П.Алексеева 4, который «отремонтировали» в прошлом году. На ул.Пушкина/Масленникова использована разрезка фасада на квадраты, что задавало определенные членения, ритм окон и стен. После ремонта сменились и фактура, и графика фасада, и его материал — блеск крошки — уступил «шубе».

Каменная крошка — характерный материал для авторской архитектуры 1960-х годов. Г.Нарицына использовала ее в отделке Краеведческого музея, Г.Е.Чиркин — для здания Администрации Центрального района на ул.Герцена и первого этажа министерств Областного правительства в самом начале ул.Красный путь; А.М.Каримов — для Дома Политпросвещения — Центра по связям с общественностью неподалеку. Фасады довольно хорошо сохранились за полвека — это говорит и о качестве работ, выполненных строительными трестами. Хотя после пожара в здании Политпросвещения, первый этаж был покрашен и теперь требует реставрации. Соседнее здание поликлиники уже обшили керамогранитом — может ли такая участь постигнуть и это здание?

Файл: Фасады11_, Файл: Фасады13_, Файл: Фасады14_, Файл: Фасады15_

Невнятной покраске подвергся Театр Юного Зрителя, облицованный бетонной плиткой с каменной крошкой. На фасаде Музыкального театра встречается природный камень, который также красили, а часть заменили алюминиевыми панелями (вместе с блестевшей металлом кровлей). Если внимательно присмотреться к «серым» модернистским фасадам, то и в них можно обнаружить тщательную деталировку, не уступающую по интересности колоннам и карнизам, лепнине по которым обычно определяют «хорошую архитектуру».

Прошлогодний ремонт Музыкального театра показал, что можно тактично обойтись с фасадом (о благоустройстве и нарушении пешеходных связей на площади нужно писать отдельно). Ремонт ТЮЗа предполагает использование аналога, по словам консультанта проекта – архитектора С.Ш.Хусаинова, выбран современный материал (керамические панели с фактурой каменной крошки). Капитальный ремонт Дома Бракосочетания (магазин Радость) с сохранением сграффито на фасаде можно рассматривать как шаг в правильном направлении, за которым, должен последовать и дизайн-код – наведение порядка с первыми этажами и вывесками, реставрация «Радости» и, надеюсь, «Салона для новобрачных».

Общественная поддержка этой инициативы, как и внимание к судьбе СКК Иртыш уже показывают, что советская архитектура позднего модернизма, эстетика эпохи холодной войны принимается как часть городской культуры, городской идентичности и требует тактичного отношения, поддержания, не меньше чем Каланча, Любинский проспект или Никольский собор.

Понимание подхода к работе с ключевыми городскими символами этого периода, авторскими постройками – ТЮЗом, СКК, Домом Политпросвещения, Торговым центром отразится и на восстановлении менее заметной фоновой застройки – жилых домов, административных зданий, школ, поликлиник, парковых павильонов.

Для этого необходимо формировать и профессиональный подход к разработке проектов фасадов (включая обмеры и фиксацию), ставить перед исполнителями и распорядителями средств задачу сохранения облика с участием и министерства культуры, и департамента архитектуры и профильных управлений мэрии, контролировать их реализацию, привлекать умелых строителей, которые понимают, что такое архитектурная деталь, знакомых с разными технологиями. Только так можно сохранить ту самую архитектуру, которая отличает Омск как довольно цельный город с мощным историческим центром.

Ефим ФРЕЙДИН, архитектор.



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.