Все рубрики
В Омске пятница, 2 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 61,1479    € 63,8279

«Стало много контрафакта, который при химической чистке легко рвется и портится, хотя их владельцы свято уверены, что покупали брендовые вещи»

3 января 2022 09:06
1
3676

«Химчистка — лакмусовая бумажка общества, которая отражает достаток и культуру населения» (обзор рынка омских химчисток). 

По данным расчетов аналитиков Discovery Research Group, объем рынка химчисток и прачечных в России в доковидном 2019 году составил 37 млрд рублей. В этом плане наша страна существенно отстает от Запада с более мягким климатом и культурой стирать самостоятельно только то, что не нуждается в глажке. Сейчас отрасль химчисток, как и прочие бизнесы, переживает острый кризис.

Особенности национальной чистки

Летом «Коммерческие Вести» писали о том, как развивалась в Омске прачечная отрасль. О становлении же химчисток нам рассказал первопроходец рынка Андрей ФУТИН, президент Ассоциации предприятий химической чистки и прачечных (Урал-Западная Сибирь):

— До 1990-х в Омске были только государственные химчистки с десятками пунктов приема вещей, которые можно было найти в каждом округе. Во времена перестройки на ГУП «Омская химчистка» наступило время полного раздрая и к концу 1990-х государственное предприятие погрузилось в пучину упадка. Первую частную компанию в городе открыл я — до сих пор в этот бизнес вовлечены и моя жена, и мой брат. Это было 8 марта 1997 года. Опыт перенимал у новосибирских коллег — какое оборудование ставить, какие технологии использовать. Поначалу у нас был минимальный необходимый набор: всего лишь сама машина химчистки, парогенератор, пароманекен, гладильный пресс. Но спрос бешеный!

ФУТИН связывает это с тем, что государственные химчистки натурально охватили предсмертные судороги:

— Их машины стремительно устаревали. Если там оборудование стояло второго поколения, то мы покупали уже четвертого. Напрямую в Германии — это и дало название химчистке. Плюс использовали современную, более мягкую химию (перхлорэтилен), пока остальные еще применяли агрессивный трихлорэтилен. Если для трикотажа это не было столь проблематично, то для модной тогда кожаной одежды жесткий растворитель очень критичен, кожа становится белесой. К тому же мы обрабатывали при более низких температурах, что также уменьшает агрессивность растворителя.

Предприниматель поделился тем, что все заработанные деньги вкладывал в бизнес, вводя все новые услуги — окрашивание вещей, чистку ковров и так далее. Буквально через год он уже смог открыть второе ателье:

— Заказов было так много, что у нас лежало по 300-350 дубленок, которые ждали своей очереди на чистку, — в сутки мы могли обработать не более 30 штук. Пришлось перейти на круглосуточный, посменный режим работы. Люди в прямом смысле стояли в очередях, чтобы к нам попасть. Цены мы не задирали, а нарабатывали клиентскую базу, с которой работаем до сих пор. Конкуренты стали появляться в 1998 году — «Моби Дик» в Доме мод (сейчас «Эверест») и «Еврочистка». Именно в тот год, пожалуй, и началось полноценное становление отрасли в Омске.

Со слов ФУТИНА, эти игроки, включая его немецкие химчистки, до сих остались основными на рынке. Любопытно, что акцент на «национальности» делают многие компании — и не только в Омске. На рынке заявлены итальянские, швейцарские и прочие химчистки. В 2012 году в нашем городе появилась Bleu de France. В прошлом — испанская UNISEC. Мелких игроков наберется пару десятков, но ФУТИН предлагает не брать их в серьезный расчет:

— Это может быть условная бабушка, которая все стирает в одной машинке или вообще чуть ли не на руках. Непрофессионально. В Омске есть компании, которые портят вещи, а страдает от этого авторитет химчисток как таковой. С ними недовольные клиенты не выясняют отношения, а по отношению к добросовестным предпринимателям часто проявляется потребительский экстремизм. Бывает, что у нас чуть ли не с порога спрашивают: «А сколько вы мне заплатите, если испортите мою вещь?»

ФУТИН вспоминает, что учился всему на местах и трудился за каждого специалиста, чтобы понимать специфику бизнеса изнутри:

— Без проблем разбираюсь в конструкции любого оборудования, предназначенного для химчистки и прачечной, чтобы никто не мог меня никогда развести на неоправданно дорогой ремонт, например, или покупку ненужных запчастей. На рынке теперь много молодых предпринимателей, которые не хотят вникать в такие детали. Мне однажды довелось случайно подслушать в кафе разговор жен бизнесменов, которые обсуждали покупку химчистки на манер салона красоты… Для них это кажется игрушкой, а на самом деле это сложный и тонкий бизнес. Вход в него достаточно дорогой.

Про услуги и ковид

Чаще всего омичи чистят, разумеется, одежду: костюмы, куртки, пальто, шубы. Ковры и шторы сдают куда реже. Спросом пользуется чистка автомобильных чехлов, постельного белья, обуви. Есть дополнительные услуги — починка, нанесение водоотталкивающей пропитки, обшивание фурнитуры и прочее. В целом, судя по всему, игроки рынка соблюдают паритет цен кроме некоторых новичков, ведущих себя довольно агрессивно. Чистка ковра из натурального меха обойдется омичу в 2000-3000 тысячи рублей, подушки с перьевым наполнением в районе 400 рублей, длинного замшевого пиджака — примерно в 1500 рублей.

«Спрос на наши услуги продолжает снижаться — с 2014 года упал вполовину точно. Цены поднимать будем однозначно — на 15-20%, поскольку подорожали энергоносители и аренда помещений», — анонсирует Василий ПАРЫГИН, управляющий химчисткой Bleu de France.

— Цены не поднимали с 2018 года, хотя за это время действительно подорожала и электроэнергия (на 50%, а оборудование в химчистке крайне энергоемкое), и материалы, и аренда. Химические средства у нас все импортные, их стоимость сильно зависит от курса евро, который вырос за последние несколько лет (плюс примерно 40%). В этом году очень сильно подорожали металлические плечики, упаковочная пленка — на 30%. Так что повышение цен на наши услуги неизбежны, — согласен с коллегой Вячеслав АВДЕЕВ, управляющий химчисткой «Эверест».

Ковид сильно подкосил химчистки.

— Во время локдауна весной 2020 года, разумеется, работалось довольно сложно — сказывалась тотальная неопределенность. По сути, пандемия застала всех врасплох во время как раз весеннего сезона — на нас обрушился шквал звонков желающих почистить свои вещи. К сожалению, мы физически не могли обработать все заказы, поскольку многие приемные пункты были закрыты. Тогда потеряли больше половины заказов. К осени — очередному нашему сезону — мы восстановились. Находимся на оборотах, близких к допандемийному уровню, пока люди готовились к зиме. На мой взгляд, наши клиенты, как и мы сами, адаптировались к происходящему, — продолжает АВДЕЕВ. — Хотя именно нам работать удаленно не получится — очень важна оценка загрязнений при приемке, определение, какие есть эксплуатационные, производственные дефекты вещи. От этого зависит понимание сложности заказа, его стоимости. Поэтому просто прислать курьера на дом, чтобы забрать вещи, к сожалению, не выйдет. К тому же не каждый готов пустить к себе в квартиру незнакомых людей. Я уж не говорю о трудоемкости всех этих переездов, значительно усложняющих нашу работу. Поэтому серьезные коронавирусные ограничения затруднят нам возможность оказывать услуги химчистки. В Москве у химчисток и клиентов могут быть посредники — компании по доставке вещей — у нас подобных нет. Опять же это может сказаться на стоимости услуг.

Тренды потребления

Кстати, о подорожавшей химии. Частая проблема советских химчисток — одежда садилась из-за того, что в растворитель попадала вода — отступила с появлением частного предпринимательства. Высококлассное оборудование позволило поднять на более высокий уровень оказание услуги.

— Нынче появилось много качественных органических растворителей на силиконовой, например, или углеводородной основе. Но они требуют повышенных мер безопасности. К примеру, углеводородному растворителю необходим вакуум, а это означает дорогостоящее оборудование. На мой взгляд, пока лучше перхлорэтилена ничего не придумали — это золотая середина, разумный баланс агрессивности воздействия, моющей способности и цены, но при этом безопасности, он ядовит, но не горюч, — объясняет ФУТИН.

Технологии, конечно, сильно шагнули вперед. Вместе с ценами:

— Сейчас у нас стоят машины пятого и даже шестого поколения, которые стоят от 45 тысяч долларов до 90 тысяч евро, полностью компьютеризированные, с датчиками влажности, температуры и прочими. Если происходит отклонение от заданных параметров, то будет подан сигнал, и оператор исправит неполадки. Само собой для различных видов материалов нужны разные машины, то есть нужно иметь их три-четыре. Вспомогательное оборудование тоже стоит немало. Цены на гладильные столы, например, начинаются от 5,5 тысяч евро, — говорит глава Ассоциации предприятий химической чистки и прачечных. — Но даже очень хорошее оборудование  лишь половина успеха. Другая половина — кадры. Мастеров химчистки сейчас не готовят в колледжах. В Москве немного учат этому, но для меня это курсы-пятиминутки, без серьезного осмысления профессии. А ведь оператор — это не просто человек, нажимающий кнопки на машине. У меня до сих пор работают женщины с 40-летним стажем! Настоящие профессионалы на вес золота. ЛЯДОВА О.Е., АРТЕМЕНКО Т.В., РОМАНЦЕВА С.А., ГЕРТ Р.А. — это легенды нашей отрасли. Они создали раствор, который чистил  дубленки, не влияя на устойчивость красителя. В лихие 1990-е, когда процветали бандитские разборки, нам приносили вещи, насквозь пропитанные кровью, которые мы, благодаря этому средству, буквально спасали. За это кроме щедрых чаевых мастеров одаривали сладостями и другими подарками.

Чего не скажешь о современных клиентах. ФУТИН пояснил, что люди часто не отличают белковые пятна от жиромасляных, которые нельзя замывать водой, а также недооценивают многоуровневость загрязнений. На каждый тип загрязнений нужно выбрать свое средство, поэтому мастеру важно знать, как появилось пятно. Омичи нередко этого не могут вспомнить, поэтому работникам химчистки приходится играть в экстрасенсов:

— К сожалению, химчистка это не панацея, и мы не можем из ношеной вещи сделать новую, хотя именно этого зачастую от нас и ждут. А на рынке стало много контрафакта, который легко рвется и портится, хотя их владельцы свято уверены, что покупали брендовые вещи. Не может, допустим, фирменная куртка от известного производителя стоить пять тысяч рублей. В Европе тоже самое, но реально качественное, будет стоить пятьдесят тысяч и то со скидкой. Вообще химчистка — лакмусовая бумажка общества, которая отражает достаток и культуру населения в данный экономический период. Кроме подделок нам стали приносить много сильно подержанных вещей, на нашем сленге «убитых» — люди заметно стали беднее и заметно агрессивнее. А также сдают сильно загрязненную одежду, на некоторых из них даже пятен не видно, вещь — одно сплошное пятно само по себе. Из серии — поставь в угол и будет стоять.

Предприниматель признался, что не менее 70% вещей приходится перечищать дважды, трижды, а то и чаще. Разумеется, это чрезмерный расход воды, электроэнергии, химии. Так что повышение цен хотя бы на 15-20%, как и говорилось выше, неизбежно. «Но пока работаем на грани себестоимости, оставаясь бизнесом с человеческим лицом», — резюмирует ФУТИН.

Ранее эта аналитическая статья была доступна только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 24 ноября 2021 года.

Фото @ Максим КАРМАЕВ ("Коммерческие вести"). 



Комментарии
Сурков Андрей 3 января 2022 в 10:00:
Хорошая статья. Вот только прохлопали «Коммерческие вести» это направление — реальная экономика, реальный бизнес. Те, кто там заняты давно «Коммерческие вести» не читают. Следствие — минимум отзывов. Это сигнал, для Марата, но он его не видит и не слышит.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Свинокомплекс «Ударный» на востоке Омской области подешевел вдвое

После безуспешных попыток продать имущество предприятия-банкрота на аукционе конкурсный управляющий объявил торги в форме публичного предложения

2 декабря 17:30
0
92



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.