Все рубрики
В Омске вторник, 29 Ноября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,7520    € 63,3008

Даниил ГОЛОКТИОНОВ, ЦПС «Лексфорт»: «Объективно ли ваше банкротство: субсидиарка покажет!»

1 мая 2022 13:50
2
2638

Зачастую при определении момента объективного банкротства кредиторы ссылаются на анализ финансового состояния должника. Однако этот подход ошибочный. 

Ранее мы не раз поднимали тему субсидиарной ответственности контролирующих лиц компаний (далее – КДЛ) по их обязательствам в банкротстве.

Настало время поговорить о соотношении формального и материального аспектов в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности и важности объективного анализа момента возникновения ситуации банкротства.

В деле о банкротстве КДЛ можно привлечь к субсидиарной ответственности как по формальным, так и по оценочным основаниям. Оценочное основание – совершение КДЛ действий, следствием которых являлось банкротство юридического лица (вывод активов, совершение убыточных сделок). Формальное основание – неподача КДЛ заявления о банкротстве после возникновения признаков несостоятельности согласно Закону о банкротстве.

Однако наличие у компании признаков несостоятельности не всегда означает, что у нее есть реальные и непреодолимые проблемы. Нужно определить момент, когда она действительно стала неспособна погасить свои обязательства перед кредиторами из-за того, что ее долги превысили реальную стоимость активов. Об этом гласит концепция объективного банкротства, подробно рассматриваемая в нашей статье.

Объективное банкротство: для чего оно?

Почему в законе появилось понятие объективного банкротства и для чего оно необходимо

Установленные в Законе о банкротстве критерии несостоятельности в силу своих формулировок не являются объективными и могут быть по-разному истолкованы. Часто они носят оценочный характер явно не в пользу компаний.

При этом эти критерии не учитывают специфику бизнеса (например, высокий уровень закредитованности компаний), сезонный характер деятельности компании, наличие внутригрупповой задолженности (долги перед аффилированными компаниями) и т.д.

В результате уже при возникновении небольших и временных финансовых трудностей компания рискует быть оцененной в качестве банкрота, а это потенциальная субсидиарная ответственность для ее руководства и учредителей.

Суды не раз обращали внимание на недопустимость формального подхода при определении момента объективного банкротства и указывали на необходимость детально анализировать обстоятельства деятельности Должника.

Так, в одном из дел суд указал: долги перед отдельными кредиторами еще не свидетельствуют о наличии у компании признаков неплатежеспособности и наличия в связи с этим оснований для привлечения КДЛ к субсидиарной ответственности (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.10.2021 № Ф05-24268/2021 по делу № А40-80058/2020).

Установленные Законом о банкротстве критерии не учитывают экономическую модель, по которой компания ведет деятельность. Например, во всем мире бизнес развивается за счет кредитов. Российский бизнес – не исключение.

Займы берут для пополнения оборотных средств, расширения производства, реализации инвестиционных проектов и иных целей. Однако если кредитор, выдавший заем, вдруг потребует досрочно вернуть заемные денежные средства либо не предоставит возможность перекредитоваться – большинство компаний рискуют немедленно стать банкротами.

Поэтому, если поверхностно толковать Закон о банкротстве, фактически компанию можно признавать несостоятельной сразу же, как только она, например, возьмет крупный заем, но подобный подход препятствует здоровому развитию бизнеса в условиях рыночной экономики.

Для оценки критериев банкротства в рыночных отношениях существует ряд обычаев делового оборота, которые указывают – нужно смотреть не только на соотношение долгов и активов компании, но и на ее общую выручку, на ее прибыль в течение последних двух-трех лет.

Ведь после получения крупного займа, компания может иметь меньше активов, чем ее общая кредиторская задолженность. При этом динамика оборотов и прибыли компании свидетельствуют о последовательном и устойчивом развитии, а значит, риски для кредиторов отсутствуют.

Однако с точки зрения критериев Закона о банкротстве эту ситуацию можно оценить как сигнал директору для подачи заявления о самобанкротстве компании.

Для устранения такой «несправедливости» судами в практике постепенно сформировано и внедрено понятие объективного банкротства.

Понятие объективного банкротства

Об объективном банкротстве впервые упомянул в 2003 году Конституционный суд РФ в Постановлении 14-П. Тогда суд указал: если формально долги превышают активы, то это не значит, что компания не сможет исполнить обязательства.

Данную позицию с 2003 года начали учитывать и арбитражные суды при рассмотрении дел о привлечении к субсидиарной ответственности1.

Непосредственно же понятие объективного банкротства сформулировал Верховный суд РФ в Постановлении Пленума от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – «Постановление № 53»).

Из определения следует, что объективное банкротство – это момент, когда должник потерял способность погасить все требования кредиторов из-за превышения объема долгов над реальной стоимостью его активов. В этом определении есть несколько важных моментов, на которые стоит обратить внимание.

Во-первых, Верховный суд РФ указывает именно на реальную стоимость активов. Учет реальной стоимости активов позволяет кредиторам в спорах эффективно опровергать аргументы недобросовестных руководителей, раздувающих бухгалтерскую отчетность за счет активов, фактически не имеющих стоимости.

Во-вторых, Верховный суд РФ указывает на необходимость установления момента, когда должник потерял способность погасить требования кредиторов. Этот аспект как раз склоняет суды при рассмотрении споров учитывать размер прибыли и выручки компаний, наличие у компании определенного экономического плана.

Как применяется концепция объективного банкротства

Верховный суд РФ считает, что при привлечении к субсидиарной ответственности момент объективного банкротства необходимо определять в двух случаях.

Первый – когда решается вопрос о том, насколько своевременно руководство должника подало заявление о банкротстве. Обязанность подать данное заявление у директора возникает именно в момент наступления объективного банкротства.

Второй – когда определяется сама причина несостоятельности. Необходимо понять, что на самом деле стало причиной банкротства – недобросовестные действия КДЛ (к примеру – вывод активов должника на своих родственников), сложная экономическая ситуация на мировом или российском рынке, падение курса национальной валюты и т.д.

В пункте 9 Постановления № 53 прямо указано: само по себе возникновение критериев несостоятельности по Закону о банкротстве не свидетельствует об объективном банкротстве. Компания может преодолеть временные финансовые трудности, если у нее будет экономически обоснованный план по выходу из кризисного положения.

Если выполнение экономически обоснованного плана можно признать разумным, тогда КДЛ не может быть привлечен к субсидиарной ответственности. Чтобы оценить такую разумность, необходимо сопоставить действия КДЛ с моделью поведения добросовестного руководителя, который действует в похожих обстоятельствах и в рамках разумного предпринимательского риска.

Как определить момент объективного банкротства

Для определения момента объективного банкротства напрашивается использование простой формулы: Активы – Обязательства = N.

Если N больше 0, то признаки объективного банкротства на дату расчета отсутствуют. Если N меньше 0, то такие признаки присутствуют.

Очевидно, что недостаточно просто подставить в формулу числа из бухгалтерского баланса, чтобы с точностью определить наличие объективного банкротства.

Для корректного определения следует проанализировать структуру активов компании – основных средств (транспортных средств, недвижимости, оборудования для осуществления деятельности), дебиторской задолженности, запасов (материалов для производства), нематериальных ценностей (товарных знаков). Это позволит определить их реальную стоимость.

Когда речь идет об основных средствах, необходимо помнить об амортизации, за счет которой порой балансовая стоимость имущества сводится к нулю, хотя в действительности в случае реализации ее на рынке организация может выручить существенные денежные средства.

При анализе дебиторской задолженности необходимо учитывать, насколько реальным в принципе является взыскание этой задолженности – не находится ли контрагент в процедуре банкротства либо ликвидации, не пропущен ли срок исковой давности для взыскания долга.

Что касается запасов, то стоимость запасов на балансе может оказаться как завышенной, так и заниженной. На нее влияет, например, то, что компания несвоевременно списала какое-либо сырье. Также важен срок давности хранения запасов и другие факторы. Если все это не определить, то есть риск неверно исчислить реальную стоимость запасов и некорректно определить момент объективного банкротства.

По балансу нематериальные активы, к примеру, товарные знаки, могут стоить минимальных денег. Они ставятся на баланс еще в начале деятельности компании, и в дальнейшем их стоимость обычно не меняют. В то же время с развитием компании растет узнаваемость ее бренда, что влияет на стоимость тех же товарных знаков. Поэтому по итогу товарные знаки организации могут представлять большую ценность на рынке и иметь стоимость выше балансовой в десятки, а то и в сотни раз.

Помимо анализа структуры активов компании, необходимо детально изучить специфику ее деятельности.

Например, суды регулярно ссылаются на специфику деятельности должника, который организовал управление многоквартирными жилыми домами. Так непогашенная кредиторская задолженность перед энергоснабжающими организациями корреспондирует с постоянно имеющейся дебиторской задолженностью граждан. Это обыденно для управляющих организаций. Поэтому не всегда наличие большого объема кредиторской задолженности говорит о наступлении банкротства такой управляющей компании.2

Кроме управляющих организаций, существуют и другие группы организаций, чью специфику ведения бизнеса необходимо учитывать, чтобы определить момент объективного банкротства.

Например, сельскохозяйственные. Для таких обществ незавершенное производство – это стоимость зерна в земле и стоимость его взращивания и уборки. Стоимость этого актива может быть равна или быть меньше кредитной нагрузки. Формально это банкротная ситуация после посевной.

Однако анализ в разрезе нескольких лет может дать другую оценку активов сельхозкомпаний. Он продемонстрирует, сколько в среднем стоит обычный урожай. Когда собирают урожай и ставят его на баланс как готовую продукцию, то его рыночная цена часто становится в два раза выше, чем в состоянии незавершенной продукции. При реализации весной стоимость оставшейся части урожая может вырасти. Она уже будет составлять сумму в два раза больше по сравнению с рыночной ценой в момент сбора урожая осенью.

Подобные примеры существуют в разных областях. Вывод один: даже корректные данные учета еще не означают, что наступило объективное банкротство. И неважно, что арифметически долги превысили стоимость активов.

Доказательства объективного банкротства

С помощью чего доказывается объективное банкротство, а что может быть не принято во внимание судом.

Зачастую при определении момента объективного банкротства кредиторы ссылаются на анализ финансового состояния должника. Однако этот подход ошибочный, о чем говорят в том числе и суды.

Анализ финансового состояния должника – это документ, который готовится в каждой процедуре банкротства, и необходим он для ответа на два вопроса: может ли должник восстановить свою платежеспособность и какую процедуру следует ввести в отношении должника после наблюдения.

Данный документ учитывает только ограниченный период времени деятельности должника (2-3 года). Объективное банкротство могло наступить и раньше.

Сегодня при определении момента объективного банкротства набирает популярность в практике использование экономической экспертизы.

Обычно даже юристам непросто определить момент, когда наступило объективное банкротство, и в дальнейшем обосновать эту позицию суду. Юристу фактически нужно овладеть знаниями и навыками экономического и финансового анализа. Судья также должен разбираться в этом. На практике так бывает не всегда.

Поэтому для определения момента объективного банкротства привлекаются специалисты, обладающие специальными экономическими и финансовыми знаниями. Правильная постановка перед специалистами вопросов о реальном финансовом состоянии должника – это ключ к победе в спорах по субсидиарной ответственности.

В завершение хочется сказать, что споры по субсидиарной ответственности давно вышли за рамки набора формальных критериев, суды все чаще анализируют экономическую составляющую бизнес-процессов организации-должника, поведение КДЛ, принимаемые ими решения и действия, что еще раз наглядно демонстрируется в подходе при определении момента объективного банкротства.

Примечания:

1. Постановление АС Московского округа от 22.09.2020 по делу №А41-40390/2019, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.11.2021 по делу №А53-25002/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.11.2021 № Ф05-28378/2021 по делу №А40-291999/2019

2. Постановление АС Дальневосточного округа от 06.11.2019 по делу №А24-3898/2015; Постановление АС Западно-Сибирского округа от 13.05.2019 по делу № А27-13895/2014, Постановление АС Уральского округа от 09.06.2020 по делу № А76-25126/2014.

Даниил ГОЛОКТИОНОВ, юрист ООО ЦПС «Лексфорт». 

Ранее статья была доступна только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 13 апреля 2022 года.



Комментарии
Михаил 10 октября 2022 в 19:43:
Тоже интересует номер этого юриста, не можем вручить ему повестку.
Татьяна 14 июня 2022 в 21:14:
Как обратиться к этому юристу??
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.