Все рубрики
В Омске понедельник, 26 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,7519    € 100,4425

Юрий ГЕРАСИМЕНКО: «Не хочется выступать в качестве банального «передающего»: получил жалобу и тут же перенаправил по инстанциям, как горячую картошку»

7 мая 2023 09:05
4
4301

«Я не могу позволить себе защищать права одних предпринимателей в угоду другим». 

На «кухонных посиделках» в газете «Коммерческие Вести» побывал заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Омской области Юрий ГЕРАСИМЕНКО, чтобы рассказать единственному в Омске деловому изданию о подводных камнях правовой защиты местного бизнеса. Беседу записала обозреватель Анастасия ПАВЛОВА.

– Юрий Васильевич, в справочно-правовой системе «Гарант» мы обнаружили Определение Конституционного Суда РФ от 10 февраля 2022 года, принятое по вашему обращению в интересах предпринимателя – ООО «Производственное предприятие «Ремдизель». Насколько нам известно, вы первый в стране использовали в институте бизнес-защиты право обращения в Конституционный Суд.

– В своей работе я действительно стараюсь максимально использовать законодательные новеллы при защите прав предпринимателей. Одна из них появилась недавно после внесения соответствующих поправок в Конституцию РФ и Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде РФ. Она предоставила возможность региональным уполномоченным по защите прав предпринимателей непосредственно обращаться в Конституционный Суд РФ в рамках защиты прав предпринимателей. Я решил воспользоваться открывшейся возможностью, не дожидаясь формирования прецедентной судебной практики. Такая «смелость» во многом объясняется моим научно-педагогическим прошлым и желанием помочь субъекту предпринимательской деятельности в конкретном споре с таможенным органом.

Речь идет о крупном омском поставщике судовых дизельных двигателей и признании незаконными судебных решений о классификации моделей двигателей, ввезенных на территорию РФ по ставке таможенной пошлины 0%. Сибирское таможенное управление применило другую ставку и правомочность этого подтвердили все российские судебные инстанции.

Согласовав свои намерения с собственниками бизнеса, я, как бизнес-омбудсмен, обратился с жалобой в Конституционный Суд РФ. Основанием для обращения в орган конституционного контроля явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, может ли являться решение Суда Евразийского экономического союза, изменяющее практику применения правовой нормы, новым обстоятельством, согласно которому вступивший в законную силу судебный акт арбитражного суда подлежит пересмотру.

Ранее аналогичное дело рассматривалось в Суде Евразийского экономического союза, и было вынесено решение в пользу субъекта предпринимательской деятельности.

И хотя моя жалоба не достигла желаемого результата, указанное вами Определение Конституционного Суда РФ содержит важную правовую позицию по поднятой проблеме. Федеральный орган конституционного контроля отметил, что поскольку «Ремдизель» самостоятельно не обращался в Суд Евразийского экономического союза с заявлением о нарушении своих прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то в системе действующего правового регулирования нет нарушения конституционного права на судебную защиту.

– Какие сейчас яркие судебные процессы вы ведете?

– Их довольно много, они порой длятся годами. К их числу, в частности, относятся судебные процессы, связанные с обвинениями в «дроблении бизнеса» и требованиями по доначислению тех или иных налогов. Но с вашего позволения, я не стану раскрывать имена интересантов. Например, в перспективе возможен судебный процесс по защите прав и законных интересов коммерческой организации, ранее входившей в топ-5 налогоплательщиков Омской области. Однако вынужден честно признать, мои полномочия в подобных спорах минимальны, поскольку существует понятие налоговой тайны, а в Налоговом кодексе роль уполномоченного прописана весьма слабо. Использую возможность готовить развернутые заключения по налоговым обращениям предпринимателей. Нередко налоговая служба воспринимает бизнес-омбудсмена как компетентную сторону, разъясняющую суть спора. Во всех подобных случаях мы с советниками устраиваем некий мозговой штурм, решаем по существу вопрос – стоит ли нам ввязываться в дело, ведь мы не можем заменить адвокатов и защитить всех. Но это не связано с определенной политической ангажированностью, а исключительно юридический вопрос: мы считаем, что некоторые споры связаны во многом с тем, что предприниматель, прошу прощения за моветон, встрял в неудачные коммерческие отношения, имеется лишь формальное отступление от закона, которое не тянет на большие штрафные санкции. И таких споров в последнее время очень много.

– Я правильно понимаю, что вы не беретесь защищать предпринимателя, которого считаете виноватым в сложившейся у него ситуации?

– Нет, не так. Наша защита обусловлена правом, а не обязанностью. Если мы считаем, что есть нарушение прав предпринимателя, то стараемся помочь. Но при этом не хочется выступать в качестве банального «передающего» жалобы фискальным, правоохранительным и надзорным органам: получил жалобу и тут же ее перенаправил, как горячую картошку. Мне кажется, что многие омские ведомства уже знают: если ГЕРАСИМЕНКО подписался, надо внимательнее обращение посмотреть. Порой кажется, что по форме есть состав нарушения, но при углублении оказывается, что его нет. Может, в этом и нет вины предпринимателя, встречаются нарушения самой полиции, таможни. Много также проблем, связанных с уголовной тематикой, например, когда совершены противоправные действия в отношении предпринимателей, но дела не возбуждаются или возбуждаются, но в их рамках не проводится никаких действий.

– Приведите примеры.

– Вот, например: иностранный гражданин утратил статус постоянно проживающего на территории России, поскольку два года неправильно истолковывал наше законодательство и не приходил на регистрацию в миграционную службу. Он этнический славянин, уроженец Казахстана, индивидуальный предприниматель, занимающийся утилизацией биоотходов.

– Удалось помочь?

– Удалось прийти к компромиссному варианту: чтобы он выехал за границу и вернулся, только уже с соблюдением всех юридических формальностей. У заявителя все-таки сложное производство, к нему нужно иметь специальный допуск, не хочется, чтобы Омская область потеряла специалиста с такими компетенциями.

– Вы также защищали медицинский бизнес, оказывающий услуги иностранным гражданам.

– Да, частную медицинскую организацию по формальным обстоятельствам лишили возможности осуществлять деятельность по освидетельствованию. Освидетельствование – процедура специфическая, касающаяся и наличия/отсутствия заболеваний, и дактилоскопии и много другого, необходимого не только для получения российского гражданства, но и трудоустройства. Минздрав в итоге признал свою неправоту, и организация вновь получила лицензию, в том числе и благодаря нашему активному содействию.

– Это ведь с этой организацией связаны обыски в Минздраве?

– Без комментариев.

– А если говорить в целом, какие самые распространенные проблемы омского бизнеса вы можете отметить?

– Я их как раз перечислил в докладе Уполномоченного по защите прав предпринимателей Омской области за 2022 год, который мы представим Борису ТИТОВУ, уполномоченному по защите прав предпринимателей при Президенте России. В этом списке завышенный тариф по обращению с твердыми коммунальными отходами, увеличение нормативов их накопления, несвоевременная оплата муниципальными заказчиками поставленной им по контракту продукцию, выполнения работ, оказанных услуг, значительно повышение кадастровой стоимости объектов недвижимости по отношению к рыночной, необоснованное начисление платы за превышение нормативов сброса в систему водоотведения в отношении объектов, которые не подлежат установлению соответствующих нормативов состава сточных вод, и некоторые иные.

– О кадастровой стоимости… Речь только об объектах капитального строительства или о земле тоже?

– О земле тоже, о любой недвижимости. Данный вопрос имеет весьма многоаспектный характер. Надо признать, что бизнесу за последние три года пришлось непросто. Иногда достаточно иметь более совершенную регуляторную среду – систему, не создающую предпринимателям дополнительные сложности. Эта проблема косвенно также связана с кадастром. Мы, к слову, успешно решили один вопрос совместно с Омским областным Союзом предпринимателей, в первую очередь с вице-президентом Денисом КОШЕЛЕМ и депутатом Госдумы Игорем АНТРОПЕНКО несмотря на то, что все нам говорили: закон суров, но это закон, мол, сопротивляться бесполезно. Тогда нам удалось буквально за три месяца добиться принятия депутатами Государственной Думы закона о снижении пошлины за регистрацию в ЕГРН изменений в договоре аренды или его расторжения, которые повысили в 2019 году внесением изменений в Налоговый кодекс. Пошлины вернулись к прежнему уровню: для физических лиц снизившись с 2 тысяч до 350 рублей, для организаций – с 22 тысяч до 1 тысячи рублей. Все же понимают, что трафик уменьшился, платежеспособность населения упала, а эти деньги просили просто за принятие изменений в договоре! Кажется, что суммы небольшие, но если у собственников много помещений? Победа, казалась бы маленькая, но именно из таких маленьких побед и складывается благоприятный инвестиционный климат. Подобных незаметных широкой общественности вопросов много и мы стараемся не дожидаться обращений от предпринимателей, а стимулировать их на это сами, соблюдая при этом служебную дисциплину.

– В горсовете недавно обсуждался повышающий коэффициент, задуманный администрацией Омска как стимулирующий для скорейшего завершения затянувшегося строительства. Прокомментируйте это решение.

– Многие годы в Омске участки, предоставленные под строительство без проведения торгов, на самом деле простаивали, портя вид города. Есть же такая проблема? Есть. Имеются и иные нюансы этой проблемы – непостановка на кадастровый учет, неуплата налогов и прочее. В обсуждаемое решение горсовета была заложена норма, закрепляющая повышение стоимости аренды тех участков, на которых строительство не завершено в нормативный срок – три года. Но тут возникают многочисленные проблемы организационного характера, а омский бизнес давно просит оптимизировать работу департамента архитектуры и градостроительства. Например, предприниматели предоставляют полный пакет документов, но какие-то моменты чиновники просят переделать. Когда же предприниматели приходят с исправленными вариантами, оказывается, что недочеты есть в других документах, которые представители департамента архитектуры уже смотрели, не выявив ошибки в первый раз. Это может продолжаться едва ли не бесконечно. Очевидно, что имеющуюся практику должна устранять и оперативно корректировать городская администрация. На наш взгляд, и это отражено в докладе для ТИТОВА, проблема в том, что стоимость аренды участков под долгостроями повышается резко, не плавно. Это то, о чем мы только что говорили: предприниматель не виноват в том, что система работает негибко. Конечно, резкий рост аренды ударит по бизнесу, но говорить, что инициатива однозначно плоха, вряд ли правильно. Вопрос тонкий, ведь есть и предприниматели, которые намеренно удерживают участки, чтобы затем их продать – ликвидность недвижимости растет со временем. Проблемы данной направленности сегодня сложны и многогранны как никогда, каждый день появляются все новые юридические, экономические, политические, личностные аспекты.

– А вы участвовали в обращении бизнес-объединений по этому поводу к председателю Омского городского совета и мэру?

– Я немного редактировал первую версию обращения. Кстати, очень горд тем, что наши бизнес-объединения, работая в разных направлениях, не соперничают по поводу главенства в регионе, а вносят каждый свою лепту в общее дело.

– Так все-таки у нас есть или нет своя специфика в бизнес-проблематике региона?

– Два-три года назад омские предприниматели с широкой представленностью своего бизнеса в других регионах жаловались на то, что в родной области на них порой свысока смотрит местная власть. В других субъектах Федерации – в Тюмени, в Алтайском крае – еще даже на этапе планирования чиновники, включая первых лиц региона, идут навстречу. У омских же представителей власти нередко была совершенно другая позиция: «Обоснуй, покажи, докажи, а мы еще подумаем». Непрозрачные торги, конкурсы… Сейчас, как мне кажется, ситуация сдвинулась с мертвой точки – повлияли и пандемия, и санкции недружественных стран. Наша власть все-таки повернулась лицом к бизнесу. Мы видим, как активно общается с предпринимателями мэр, развивается меценатство. И как я уже сказал, радует, что омские бизнес-объединения дружны, никто не тянет одеяло на себя. Мне поступали предложения из одного субъекта РФ, не буду его называть, быть и там бизнес-омбудсменом по совместительству. Я, конечно, отказался – это невозможно по законодательству, да у меня и в Омской области хватает работы. Это к вопросу, что в других областях «Деловая Россия», «Опора России», местная Торгово-промышленная палата конкурируют при участии власти за то, чтобы продвинуть своего человека на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей. У нас такого нет, мне со всеми объединениями комфортно работать.

– А мусорная реформа лучше продвигается в других регионах?

– Я бы не сказал. В нашем случае сложность и в том, что региональный оператор один, он монополист, в других областях операторов может быть три-четыре. Я прочитал в свежем выпуске «Коммерческих Вестей» жалобы и сельских жителей, и владельцев НТО на то, что не получается уменьшить норматив, уменьшить плату за вывоз мусора. Мы как раз работаем над этой проблемой. Но поймите меня правильно, «Магнит» – хозяйствующий субъект, тоже частный бизнес. Я не могу позволить себе защищать права одних предпринимателей в угоду другим. У регоператора действительно длинное логистическое плечо, высокие транспортные расходы в сельской местности, и он используется все возможности, заложенные в законодательстве.

– В вашем докладе указано, что принято положительное для малого бизнеса решение уменьшить объем мусорных баков. Поясните, в чем дело.

– Согласно пункту 84 Приказа № 11 регионального Минприроды, минимальный объем контейнерного бака ранее составлял 0,66 куб. м. Предприниматели значительно переплачивали, поскольку для расчета размера своей платы использовали контейнер в шесть раз больший по объему, чем количество фактически образующихся ТКО в неделю – в среднем это 0,11 куб. м. Особенно страдали сельские бизнесмены: раньше в каждом райцентребыли типовые, двухэтажные райпотребсоюзовские магазины, теперь они в частной собственности. Торговля с приходом региональных и федеральных сетей практически сошла на нет – это очень низкомаржинальное направление бизнеса. При нашей поддержке один из сельских предпринимателей добился аудиенции у генерального прокурора РФ по этой теме. Кроме того, во многом благодаря нашим активным действиям, теперь в приказе регионального Минприроды вместо двух видов контейнеров для накопления твердых коммунальных отходов допускается четыре вида. А вот в городе решить вопрос по тарифу вывоза мусора для НТО пока не получается.

– Почему?

– Очень сложно обустроить контейнерные площадки. Мы писали ранее в областную прокуратуру обращение по поводу того, что тариф для киосочного вида бизнеса завышен: они элементарно не способны генерировать столько мусора, как их обязывает норматив. Предприниматели уверяют, что готовы как в Нью-Йорке выставлять для вывоза пакеты каждый вечер со своими небольшими отходами, но «Магнит» на это не согласился. В ряде случаев у скопления киосков объективно невозможно разместить контейнерную площадку, вопрос с возможностью использования площадок близлежащих домов тоже не всегда решается.

 В настоящее время в областном суде рассматривается административные иски «мусорной проблематики» областной прокуратуры, а также соответствующие административные иски Алексея и Ирины БОБОШКО как представителей НТО-бизнеса.

– Вы ощущаете запрос на патернализм в регионе? Лакомые земельные участки на Левобережье отданы иногородним застройщикам.

– Патернализм есть, но по этому поводу можно привести как положительные, так и отрицательные примеры. Как известно, имеется довольно большой круг местных предпринимателей, нашедших консенсус с властями различного уровня, реализующие проекты по концессионным соглашениям. Иногда компромисс не достигается и власть решает, что необходимо отдать предпочтение иногородним застройщикам. Омским предпринимателям, возможно, не хватает средств для комплексной застройки. Однако мне проще рассуждать в конкретных случаях – когда кому-то не позволили строить. В приватных беседах местные предприниматели нередко признают, что тяжело и бесполезно тягаться с федеральными компаниями, и это объективно, когда предстоит освоить десятки га. На мой взгляд, важно иметь возможность решать возникающие вопросы оперативно, в доступном и регулярно проводимом формате порядке, без каких-либо формальных встреч на высоком уровне.

– В прошлогоднем рейтинге Агентства стратегических инициатив Омская область занимает 22 место из 34. Какую-то практическую ценность имеет этот рейтинг, на ваш взгляд?

– Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. Мне недавно пришли предложения по внесению изменений в методику оценки участников рейтинга. Некоторые положения, на мой взгляд, носят необъективный характер. Конкретно говорю про количество обращений к уполномоченному по защите прав предпринимателей. Мол, если их много, то это срабатывает в минус региону. На мой взгляд, это нерепрезентативно: выходит, чем больше я работаю, тем негативней эта составляющая регионального рейтинга.

– А есть у вас отраслевые запросы?

– Три-четыре года назад устоялась практика применения административных штрафов за перевес на ось автомобиля при движении по дорогам. К нам поступало много жалоб от фермеров. Однако современные машины, которые в состоянии приобрести только крупные предприятия, более сбалансированы – там даже есть специальная компьютерная программа. Эта норма бьет по малым предпринимателям, кто возит зерно, песок, у кого старые, советские автомобили – там очень специфический «перед». А ответственность по статье 12.21.1 КоАП РФ предусматривает штраф в размере до 500 000 рублей за каждый зафиксированный случай превышения максимально допустимой нагрузки на ось грузового транспортного средства. На заседании Общественного совета при прокуратуре Омской области я заручился поддержкой органов прокуратуры о необходимости проведения дополнительной комплексной проверки работы автоматических пунктов весогабаритного контроля на территории Омской области. И эта проверка была осуществлена, по ее итогам прокуратура внесла казенному учреждению Омской области «Управление дорожного хозяйства Омской области» соответствующее представление об устранении выявленных нарушений. Однако, честно скажу, больший эффект дали изменения, введенные Федеральным законом от 11 июня 2022 года № 161-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», которые исключили административную ответственность перевозчиков за превышение допустимой нагрузки на ось транспортного средства на величину до 10 процентов. Проблема в какой-то части решилась.

– Вы защищаете микро-микро бизнес – самозанятых?

– Мы им помогаем, конечно, несмотря на то, что сугубо юридически это не субъекты предпринимательской деятельности. Консультируем, реализуем различные формы поддержки, никому не отказываем.

– Вы восемь с половиной лет занимаете должность бизнес-омбудсмена Омской области. Можем подвести итоги?

– Проблемы предпринимателей все эти годы очень схожи: административное давление, уголовное преследование, недостаток финансовых средств, проблемы в сфере земельно-имущественных отношений и ряд иных. Мы готовы помогать в решении проблем. Но неизменно напоминаем, что лучше обращаться раньше – до того как стороны завязли в своем противостоянии.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 5 апреля 2023 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Елена 19 августа 2023 в 13:51:
Заказала сет роллов в суши-маркете. На картинке были креветки, бекон, лосось. На деле оказались развалившиеся куски риса с огурцами, в тч солёными, и огромными кусками капусты. Позор
читатель 9 мая 2023 в 09:09:
Причём тут проверки? Типичный пример — самозанятый создал свой продукт (он торгует СВОИМ) — и его КИНУЛИ? Сначала партнёры, потом полиция, затем СК и прокуратура (просто кинула). И кому он нужен со своими проблемами???
Гость 8 мая 2023 в 18:15:
Налог на профессиональный доход — это специальный налог для граждан. Он рассчитывается по сниженной льготной ставке (от 4 до 6%), вместо НДФЛ, который равен 13%. Какие надзорные органы проверяют самозанятых? Что-то не слышал об этом. Вот внесут их в Гражданский кодекс как самостоятельных субъектов, тогда будут проверять и защищать соответственно. Омбудсмену хочу пожелать удачи и успехов в дальнейшей деятельности. Чем больше правозащитных институтов, тем лучше.
читатель 8 мая 2023 в 09:32:
«несмотря на то, что сугубо юридически это не субъекты предпринимательской деятельности.» Как бабки НА НАЛОГИ собирать — так субъекты? Как помогать — «не субъекты»? Вы уже определитесь! «ЛИБО КРЕСТ СНИМИТЕ — ЛИБО ШТАНЫ НАДЕНЬТЕ!»
Показать все комментарии (4)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.