Все рубрики
В Омске вторник, 27 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,6321    € 100,1776

Михаил ШТЕЙНБОК, финансовый советник: «Хранить 100% денег в России – это экстремальное решение»

29 ноября 2023 08:59
0
2672

«Коммерческие вести» продолжают рубрику «Личный счет», в которой известные омичи и жители других городов рассказывают финансовому блогеру Данилу МАКАРЕНКО о своих личных финансах. 

Очередным гостем рубрики стал финансовый советник из Томска Михаил ШТЕЙНБОК. Михаил около 20 лет руководил филиалами коммерческих банков, а последние 10 лет помогает своим клиентам навести порядок в личных финансах и достигать финансовых целей. Полную версию интервью можно прочитать в сегодняшнем номере «Коммерческие вести» (от 29 ноября), а в видеоформате можно посмотреть на ютуб-канале Данила МАКАРЕНКО «Шоу ми ё мани».

— Михаил, привет. Расскажи немного о себе для тех читателей, кто с тобой еще не знаком. Чем ты занимаешься?

— Привет, Данил. Мне 62 года, я такой уже взрослый дядька, и если я сейчас начну рассказывать свою жизнь, то это будет очень долго. Но если отметить самые важные вехи – у меня техническое образование, я кандидат технических наук. И самое важное здесь то, что еще в вузе, в авиационном институте, меня научили системному мышлению, представлению о мире, о всех процессах как о системе. И потом всю жизнь я занимался управлением системами – сначала как технарь, потом как директор филиала банка. И вот с этим багажом я пришел в тему финансового консалтинга. У меня есть книга «Управление личными (семейными) финансами», есть курсСистемное управление личными финансами»,. И именно такой, системный подход я применяю в работе со своими клиентами.

– Ты упомянул, что руководил отделением банка. Что это был за банк?

– Его название ничего не скажет вашим читателям. Вначале это был Машбанк, один из первых банков, образованный оборонными предприятиями Советского Союза. 1 апреля 1994 года я открыл филиал этого банка в Томске. И потом был Российский промышленный банк, с 2000 по 2013 год, когда я уже ушел, потому что стало совсем невмоготу.

– Насколько востребована в нашей стране профессия финансового советника? Много ли у тебя клиентов? И есть ли какой-то портрет твоего типичного клиента?

– Это такой условный средний класс. То есть люди, которые зарабатывают достаточно для жизни, и еще немного остается сверху. И в этот момент человек начинает задумываться: как бы сделать так, чтобы эти деньги помогали ему достигать разных жизненных целей. Мои клиенты – это относительно взрослые люди, 35-45 лет. Молодых, до 30 лет, у меня за всю историю было человек пять. Это и понятно, потому что мотивация целенаправленно управлять своими финансами приходит со временем. И я как раз помогаю своим клиентам наладить контроль за финансами, спланировать их и направить на инвестиции.

– Так сколько у тебя клиентов.

– В данный конкретный момент их, наверное, с десяток. Раньше было намного больше, но после известных событий 2022 года в моей сфере как будто рубильник выключили.

– Людям стало не до инвестиций? И не до планов до конца жизни?

– Отчасти да, но это не главное. Изменилась сама система управления финансами, инвестиций – все, о чем я говорил и что мы раньше делали с моими клиентами. Сразу после 24 февраля я мог говорить клиентам о каких-то долгосрочных планах, но я не мог вообще ничего предложить, чтобы эти планы реализовать. Наступила полная нестабильность и неопределенность. Сейчас это все возвращается понемногу, но в сильно усеченном виде. На мой бизнес советника это, конечно, повлияло разрушительно.

– Чем конкретно занимаешься с клиентами? Вот у меня есть, например, запрос: хочу как-то разобраться со своими финансами и накопить на безбедную старость. Что конкретно мне нужно будет сделать и как ты мне поможешь?

– Да, с таким запросом как раз обращается большинство клиентов. Может быть, с другими формулировками, но суть – именно такая. Первый шаг абсолютно необходимый – это финансовая диагностика. То есть вы пришли к врачу и говорите: у меня голова болит. Врач не может вам ничего сказать, пока он не проведет диагностику, не получит результаты анализов. Тут то же самое. После этого мы определяем с клиентом, что конкретно надо делать. Кому-то нужен финансовый план. Кому-то еще до составления плана нужно разобраться в собственном бюджете, наладить дисциплину. Многие просто не понимают, куда у них уходят деньги. В таких случаях про план пока говорить рано, его просто не на чем строить.

Потом после налаживания дисциплины и продуктивного контроля идет составление финансового плана. Причем это не просто бюджет с доходами и расходами, а план до столетнего дня рождения. После этого, возможно, человеку нужна страховая защита. Я не продаю страховки, но понимаю, какие есть на этом рынке продукты, что лучше, что хуже, и могу порекомендовать клиенту, что стоит брать, а что нет. Ну и дальше идет уже непосредственно реализация финансового плана, работа с инвестициями. Я не даю индивидуальных инвестиционных рекомендаций, но структуру портфеля могу помочь определить.

– Ты зарабатываешь только как финансовый советник или есть еще какие-то доходы? Например, от инвестиций?

– Я зарабатываю  только как финансовый советник, получая от клиентов деньги за свои услуги. Я не получаю проценты за продажу финансовых продуктов. Так было не всегда, когда-то давно я немного зарабатывал на комиссионных, но потом перестал.

– Из-за конфликта интересов?

– Да не было никакого конфликта. У меня хватало ума и понимания предлагать только то, что удовлетворяет в первую очередь интересам клиентов. Но каждый раз приходилось доказывать, что это на самом деле так, что я действую именно в интересах клиента. И репутационные издержки, на мой взгляд, больше, чем доход от них.

– И сколько получается зарабатывать в среднем?

– До 24 февраля 2022 года в среднем выходило около 150 тысяч рублей в месяц. Сейчас сильно меньше. Инвестиции, конечно, у меня тоже есть, но весь доход от них я реинвестирую, а не проедаю. Даже более того, продолжаю их пополнять, хоть и нерегулярно. Ну и жена у меня зарабатывает. Она всю жизнь зарабатывает больше, чем я.

– Поговорим о расходах: как финансовый советник наверняка ведешь учет своих расходов. Какие инструменты для этого используешь?

– Это хороший вопрос! Я очень люблю на этот вопрос отвечать. Я, безусловно, контролирую финансы – свои и своей семьи. Но при этом пресловутый непрерывный контроль расходов, когда нужно фиксировать каждую трату – с моей точки зрения, это мера либо ненужная, либо вредная. Я не записываю свои расходы. Мой метод проще. Вот смотри, допустим, 1 декабря у тебя есть 100 тысяч рублей. Ты заработал в декабре еще 100 тысяч. А на 1 января у тебя 120 тысяч. Сколько ты потратил?

– Ну, получается, 80 тысяч.

– Вот и все. Я не контролирую свои расходы каждый день, но знаю, какие они. Я могу записать какие-то крупные расходы, для этого мне хватает экселя. Никакие приложения мне не нужны. Все это описано в моей книге и в моем курсе. Это очень важное практическое следствие из системного подхода к финансам.

– Ты упомянул, что фиксируешь крупные покупки. Можешь вспомнить, какая у тебя была самая крупная покупка за последний год?

– Покупки для меня уже не особо актуальны. А самая большая трата денег – мы с женой весной ездили отдохнуть в Израиль, туда прилетели дочь и внучка из Америки, провели отпуск вместе. Эта поездка, конечно, отъела хорошенькую сумму из нашего бюджета.

– У тебя есть подушка безопасности? Деньги, которые находятся в быстром доступе и при необходимости их можно легко использовать?

– Да. У меня она, наверное, даже избыточная, порядка трех миллионов рублей в подушке безопасности.

– В каких инструментах ее держишь?

– Вклады и облигации федерального займа.

– ОФЗ относишь к подушке безопасности? У нас же уже была история, когда несколько месяцев биржа была закрыта, и воспользоваться этими деньгами было нельзя.

– Да, я отношу облигации как раз к избыточной части подушки безопасности. Примерно полтора миллиона у меня на вкладах, в максимально быстром доступе. Все-таки ОФЗ – самый ликвидный и самый безопасный инструмент, который есть в России. Даже вклады в Сбербанке несут в себе больше риска. А инфраструктурный риск – это просто технический момент, который нужно учитывать и не складывать все яйца в одну корзину.

– Если говорить про тело капитала, то, что сверх подушки – какие инструменты здесь используешь? Фондовый рынок, недвижимость, может быть, что-то еще?

– Да, фондовый рынок в первую очередь. Я являюсь яростным сторонником пассивного портфельного инвестирования. Я категорически не советую своим клиентам и сам не предпринимаю попыток переиграть рынок. Я считаю, что в инвестициях мы управляем не доходностью, а риском. То есть мы можем иметь дело с более рисковыми активами или менее рисковыми, а какой будет доходность – мы не знаем.

У меня диверсифицированный портфель – акции, облигации, золото, чуть-чуть недвижимости в бумагах. Дальше я управляю структурой этого портфеля – чем старше становлюсь, тем сильнее сокращаю долю акций. Есть еще реальная недвижимость, но я не извлекаю из нее доход. Мы с женой живем в доме, и есть еще квартира, я ее использую под офис. Сам себе плачу арендную плату небольшую.

– Под пассивными инвестициями ты же понимаешь индексные фонды?

– Да, в России биржевые паевые индексные фонды, если мы вышли за пределы России – это ETF.

– Разве в России такой подход себя не дискредитировал? С учетом тех инфраструктурных рисков, которые несут в себе фонды. У меня, например, больше миллиона рублей зависло в фондах Finex. Сейчас вот непонятно, что будет с фондами Tinkoff, после того как наложили санкции на Санкт-Петербургскую биржу.

– Данил, ты же сам ответил на свой вопрос. Нас уже научили: не надо нарываться. Если ты инвестируешь в России, то пользуйся российскими инструментами на российский рынок. Российские портфели формируются из индекса Мосбиржи, индекса на российские облигации и индекса на золото. А если ты инвестируешь за рубежом – у тебя будет выбор шире. Но не надо из России покупать зарубежные активы. Конечно, и у зарубежных брокеров рисков добавилось. И все их просчитать мы не можем. И даже представить себе не можем. Потому что произошло всё, чего произойти не могло, нигде, никогда и никак. Осталась только одна защита от любых рисков, которая называется диверсификация. Ничего умнее человечество не придумало. Диверсификация не спасет от убытков. Но она поможет остаться на плаву.

– Говоря о диверсификации – как считаешь, для тех, кто живет в России, остается ли актуальной страновая диверсификация, валютная диверсификация? Потому что курс рубля все-таки достаточно нестабилен. И какие инструменты ты рекомендуешь использовать, чтобы с одной стороны, не нарваться на инфраструктурный риск, с другой стороны – не стать жертвой инфляции и обесценивания рубля?

– Безусловно, я рекомендую страновую диверсификацию. Просто обеспечивать ее стало сложнее, нужно больше капитала. Есть такая ментальная ошибка, когда мои клиенты говорят: я боюсь инвестировать за рубежом. И в этой фразе помимо рационального опасения инфраструктурных рисков звучит еще совершенно иррациональное невысказанное суждение. О том, что не переводя деньги за рубеж, ты не имеешь рисков. То есть как бы в России инвестировать безопасно, а за рубежом опасно. Но на самом деле риски есть и там и там. Просто в России они одни, а за рубежом другие.

У меня больше денег за рубежом, кто-то для себя считает оптимальным другое распределение. Но все же хранить 100% денег в России – это такое экстремальное решение, мне оно не кажется правильным. Хотя каждый решает для себя сам.

– Получается, твоя рекомендация – инвестировать за рубежом через зарубежную инфраструктуру?

– Да, именно так. У меня основной счет у Interactive brokers, и есть еще счет в казахстанском Freedom Finance, для подстраховки. Еще можно вкладывать через зарубежные страховые компании, у них тоже есть продукты, в которые зашита инвестиционная составляющая. Но совершенно точно нельзя держать деньги в России в зарубежных инструментах. То есть если зарубежные акции – то только через зарубежных брокеров или страховые компании.

– Есть ли у тебя какая-то книга, которую бы хотел от души порекомендовать?

– Ну, во-первых, я не могу не порекомендовать лучшую книгу всех времен и народов – мою собственную. Шучу, конечно. Я бы посоветовал две книги очень хороших, первая – это Бертон Малкиел «Главные правила начинающего инвестора». Это такой перепев другой его книги, даже гораздо лучшей – «Случайная прогулка по Уолл-стрит». Но эта книга очень хорошо вправляет мозги. И вторая – это Даниэль Канеман, на русский ее название перевели довольно криво – «Думай медленно, решай быстро». Она в моем мозгу не то чтобы произвела революцию, но некоторые вещи подсветила очень ярко. И она такая стройная, такая классная – когда читаешь настоящего большого ученого, это само по себе удовольствие.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.