Все рубрики
В Омске четверг, 20 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 82,6282    € 89,0914

Виктор ДЖИН, писатель, путешественник: «Делаю ставку на дальнейшее обесценивание рубля»

1 ноября 2023 09:00
0
4097

«Коммерческие вести» продолжают рубрику «Личный счет», в которой известные омичи и жители других городов рассказывают финансовому блогеру Данилу МАКАРЕНКО о своих личных финансах. 

 Очередным гостем рубрики стал писатель и путешественник из Санкт-Петербурга Виктор ДЖИН. Виктор пересек Сахару, объехал Южную Америку автостопом и побывал в Антарктиде. Полную версию интервью можно прочитать в сегодняшнем (от 1 ноября) печатном выпуске газеты «Коммерческие вести» или в видеоформате можно посмотреть на ютуб-канале Данила МАКАРЕНКО «Шоу ми ё мани».

— Виктор, привет. Расскажи немного о себе для тех читателей, кто с тобой еще не знаком. Где ты сейчас находишься и чем зарабатываешь на жизнь?

— Да, привет. Сейчас я живу под Петербургом, мое путешествие, можно сказать, встало на паузу. И у меня такой период спокойствия и семейной жизни. Что касается моей деятельности, занимаюсь фрилансом и инвестициями. Фриланс – это написание статей и редактура для Тинькофф-журнала. Инвестирую в фондовый рынок, в недвижимость и немного в крипту.

— Ты помнишь, как заработал свои первые деньги и на что их потратил?

— Да, хорошо это помню. Я тогда учился на матмехе в СПбГУ, на программиста. И на втором курсе устроился в местную фирму. Причем поначалу работал бесплатно, чисто за опыт. И где-то через год работы пришел начальник и положил передо мной 100-долларовую банкноту. Тогда еще зарплаты были такие, наличными и в долларах. Купил я на эти деньги телефон, один из первых, Siemens A50.

— На тот момент, когда ты решил стать путешественником, то есть начался твой большой путь, который ты в том числе описываешь в своих книгах – кем ты тогда работал?

– Я к тому моменту уже сменил несколько деятельностей, после университета какое-то время работал в крупной международной компании Alcatel, успел полгода пожить в Бельгии. Затем ушел в свой бизнес. У меня был интернет-магазин, где продавались чаи и разные этнические принадлежности. И еще был кальян-бар, но он долго не просуществовал. К тому моменту я был женат, строил загородный дом. Можно сказать, что у меня все шло по накатанной, и самое время расслабиться. И вдруг в 2013 году мы с женой развелись. Для меня это был тяжелый момент, я внезапно осознал, что вот мне 30 лет и я толком ничего не знаю ни о себе, ни о жизни.

Мне захотелось начать новую жизнь, перевернуть эту страницу. Я взял билет в один конец и улетел в Таиланд. Это стало началом моего большого путешествия.

– На что ты жил в Таиланде? У тебя были какие-то накопления?

– Я, можно сказать, сорвался с места и оставил тут все дела брошенными. В частности, поэтому я потерял свой кальян-бар, без меня он быстро загнулся. Через полгода жизни в Таиланде я ненадолго вернулся в Россию, чтобы окончательно закрыть все дела и путешествовать с чистой совестью. Я продал свой интернет-магазин, продал машину, сдал в аренду квартиру. Соответственно, с продажи машины у меня было 200 тысяч рублей плюс доход от сдачи квартиры – 27 тысяч рублей в месяц. После продажи бизнеса у меня была договоренность, что мне покупатель каждый месяц выплачивает порядка 40 тысяч рублей. По моим расчетам, этого должно было хватить на год-полтора путешествий, чтобы можно было не думать о заработке и о деньгах.

– Сколько в итоге времени заняли твои путешествия?

– Ну, где-то лет 5-6. На самом деле сложно точный период указать. Например, те полгода жизни в Таиланде – их учитывать или нет? Плюс я считаю, что даже сейчас, будучи в России, я все еще в путешествии. Не обязательно ведь куда-то физически перемещаться, чтобы получать яркие эмоции, новый опыт. Так что я расцениваю текущий период спокойствия как продолжение пути и не исключаю, что в какой-то момент мы всей семьей можем снова поехать куда-нибудь пожить.

– А жена тебя поддерживает в таком стремлении?

– Да, поддерживает. У нас уже был опыт жизни в другой стране – в 2019-2020 годах мы 8 месяцев жили в Грузии. Еще до того, как это стало мейнстримом.

– Сколько стоили твои путешествия – в пересчете на одну посещенную страну или на месяц жизни. И кстати, сколько стран ты в итоге посетил?

– Стран было 42 или 43, точно не помню. Я перемещался в режиме нон-стоп. Какие-то страны проезжал быстро, за пару недель. Где-то задерживался пожить – в частности, в Рио-де-Жанейро прожил 8 месяцев. В Чили тоже 8. Для меня это была такая маленькая жизнь – когда ты успеваешь проникнуться местной культурой, обзавестись знакомствами, общаться, учить языки.

Что касается денег, тут многое зависит от формата путешествия и от того, куда ты едешь. У меня изначально была концепция бюджетного перемещения по миру. Я не пользовался самолетами, передвигался исключительно по земле. Латинскую Америку почти всю проехал автостопом. При том что когда начинал, у меня такого опыта вообще не было. В Европе самый минимум, которого удавалось добиться – 25 евро в день. При том что я останавливался в хостелах или бесплатно – по каучсерфингу. А через несколько лет в Южной Америке я свободно путешествовал на 10 долларов в день, ни в чем себе не отказывая.

– Были какие-то страны, где хотелось остаться навсегда?

– Я размышлял на эту тему. Практически во всех странах, где я был, смог бы дальше жить. Особенно там, где появились какие-то подвязки. Мне запали в душу латиноамериканские страны, мне там было очень комфортно. Если выбирать какое-то одно место – наверное, это была бы чилийская Патагония. Мне там понравилась природа, атмосфера безмятежности, спокойствия. И сам чилийский менталитет – тоже такой спокойный и расслабленный. Но справедливости ради Россия и Белоруссия – тоже отличные страны для проживания. Мне здесь многое нравится, и это мой осознанный выбор – жить в России. Потому что в большинстве стран я даже за свою безопасность не мог ручаться. Где-то нет отопления, горячей воды, а принять ванну – непозволительная роскошь.

– То есть то, что ты писал в своих книгах про Латинскую Америку, это не сгущение красок? Там реально опасно выходить на улицу?

– Да, например, Рио-де-Жанейро – самое опасное место из тех, где я побывал. Там люди свободно ходят с оружием, и грабеж поставлен на поток. Меня там пару раз грабили: один раз подрезали телефон на пляже в новогоднюю ночь, там было настоящее столпотворение. Во второй раз – грабили полноценно, под дулом пистолета.

– Сейчас ты продолжаешь жить на пассивный доход? Или все накопления ты потратил за время путешествий?

– В Россию я вернулся в 2020 году практически с нулем и начал с чистой страницы: погрузился в сферы инвестирования, редактуры и написания текстов. Пожалуй, это главное умение, которое я вынес из путешествий: в любой точке мира начать новую жизнь, в сжатые сроки впитать знания, освоить язык и новую профессию.

Сейчас у меня есть пассивный доход, но я продолжаю заниматься фрилансом. Во-первых, мне это интересно, я хочу развиваться в теме писательства, в теме инвестиций и недвижимости – в Тинькофф-журнале я курирую как раз эти темы. Во-вторых, я все еще достраиваю дом, облагораживаю участок. И еще у меня есть апартаменты в Санкт-Петербурге под сдачу, которые тоже периодически требуют вложений. Чтобы закрыть все эти потребности – занимаюсь фрилансом.

– А как распределяются твои источники дохода? Сколько ты получаешь от инвестиций в фондовый рынок, сколько от сдачи недвижимости, и сколько – от написания статей?

– Фриланс – это основная часть дохода. Чем мне нравится эта работа – могу брать столько материала, сколько удобно. Я получаю гонорары за выполненную работу. В какие-то месяцы могу брать больше статей, в какие-то меньше, но в среднем 100 тысяч рублей набиваю. Что касается инвестиций в недвижимость – две мои студии приносят порядка 60 тысяч. По портфелю инвестиций детально не считал, но доход идет, какие-то купоны и дивиденды капают.

– Как изменился твой доход за последний год?

– Он вырос, причем прилично. Во-первых, наконец-то достроились апартаменты и я их сдал. Портфель с начала года тоже существенно прирос. Ну и по фрилансу стал больше зарабатывать, потому что оптимизировал процесс, набил руку. Могу сейчас брать больше статей и редактуры.

– Давай поговорим о расходах. Ты как-то планируешь свой бюджет?

– Какие-то приложения, чтобы отслеживать траты, не использую. Но в нашей семье осознанный подход к тратам. Нет каких-то спонтанных покупок, любую дорогостоящую вещь мы оцениваем по соотношению цены и качества и выбираем оптимальный вариант. Ну и в целом мне достаточно понимать, что мои расходы не превышают моих доходов.

– И много у тебя остается этой разницы между доходами и расходами?

– У меня приоритеты так расставлены, что те деньги, которые остаются, в первую очередь вкладываются в квартиры и в дом. Дом – это большая часть нашей жизни, я стараюсь постоянно улучшать качество того места, где мы живем. Каждый сезон по миллиону-полтора на это уходит. В прошлом году мы фасад отделали, сейчас я занимаюсь участком. У меня дом на склоне, сложный рельеф: возвожу подпорные стены, хочу сделать террасирование. На то, чтобы обставить апартаменты, тоже ушло порядка 400 тысяч. Но, надеюсь, тут больших вложений уже больше не будет. И вот то, что остается после всех этих трат, идет в инвестиционные портфели, на фондовый рынок.

– У тебя есть подушка безопасности? Сумма, которая находится в быстром доступе, на всякий пожарный?

– Вот прямо отдельной подушки нет. Хотя по классике, конечно, иметь надо. У меня обычно есть кэш на брокерском счете – для докупок, где-то я фиксирую часть прибыли. Ну и сами акции – достаточно ликвидный актив. Если вдруг случится такая ситуация, что срочно нужны деньги – всегда могу продать акции, пусть даже с дисконтом, и вывести деньги.

– Ты много пишешь в Тинькофф-журнале про инструменты фондового рынка. А какие инструменты используешь ты сам?

– Основной инструмент – акции. Мне нравится эта форма владения бизнесом, в отличие от облигаций, которые представляют собой просто долг. Плюс акции – тот инструмент, который обычно дает доходность выше инфляции. Но сейчас такая конъюнктура, что стал присматриваться и к облигациям: ставки стали двузначными. Также рассматриваю для себя альтернативные инструменты – золото, криптовалюты, недвижимость. Поскольку они хорошо диверсифицируют портфель и защищают от инфляции. Ну и в недвижимости у меня, можно сказать, большая часть портфеля.

– У тебя есть какая-то целевая структура портфеля: столько-то процентов акций, столько-то облигаций, столько-то золота?

– Я поначалу старался придерживаться каких-то рекомендованных пропорций, изучил классические портфели. Но сейчас такое время, когда все эти модели перестают работать. Даже всепогодный портфель Рэя ДАЛИО в 2022 году показал убыток, причем больший, чем бенчмарк, S&P500. Из-за того что безрисковые активы падали быстрее, чем рисковые. А рынки стали  более волатильными и непредсказуемыми. Плюс у нас есть фактор инфраструктурных рисков и геополитики. В таких условиях вся моя целевая структура просто сбилась. Хотя где-то мне не хватило дисциплины, чтобы что-то продать, докупить, сделать ребалансировку. Какие-то активы попали под заморозку. Поэтому я больше слежу не за структурой портфеля, а за новостным фоном, за конъюнктурой. Что в среднесрочной перспективе способно дать рост – туда и вкладываю.

– Есть какие-то принципы, по которым ты выбираешь конкретные акции? Дивидендный подход или стоимостной. И в целом ты скорее спекулянт или инвестор?

– Для меня в первую очередь важен фундаментал бизнеса. Дивидендная это акция или растущая, не так важно. Главное, чтобы был потенциал в активе. Конечно, я люблю дивиденды и купоны, но придерживаюсь принципа широкой диверсификации. Если выбирать только акции с высокими дивидендами – это сильно сужает число доступных компаний.

– Можешь навскидку назвать топ-3 бумаг в твоем портфеле?

– Полюс-Золото, Норникель. И дальше точно кто-то из нефтяников – скорее всего Татнефть. Я делаю ставку на экспортно ориентированные компании, на дальнейшее обесценивание рубля и стабильный рост дивидендов у этих компаний. В рамках этой же стратегии присматриваюсь к замещающим еврооблигациям. У Тинькова появился новый фонд на эти облигации, взял пока на 150 тысяч рублей, наблюдаю за динамикой.

– Ты упомянул, что часть активов у тебя была заблокирована. Можешь подробнее рассказать, с чем попал и на сколько денег?

– У меня все брокерские счета в России. И на всех счетах, включая ИИС, было какое-то количество долларовых и евровых акций. Так я диверсифицировался и защищался от обесценивания рубля. Что-то успел продать, но многое так и зависло. Среди европейских акций был Volkswagen и ряд других компаний – в общей сложности где-то на 1000 евро. Долларовых акций – еще где-то на 2000. Часть из них были долларовые фонды, которые уже конвертировали в рубли и запустили торговлю – я их сразу продал.

– Ну, в целом можно сказать, отделался легким испугом. В акциях у меня зависло немного, долларов на 500. А вот с фондами Finex я влип по полной – там у меня больше миллиона рублей застряло.

– Да, тут спасает широкая диверсификация. Даже если какой-то компонент вылетел из портфеля – обнулился или заморозился на неопределенный срок – диверсификация позволяет двигаться дальше и спать спокойно. И мой общий портфель в плюсе, несмотря на все эти заморозки. На самом деле у меня были еще фьючерсные позиции открыты на разные драгметаллы – вот там в феврале 2022 года творилась настоящая вакханалия. Эти фьючерсы потеряли корреляцию с базовым активом из-за низкой ликвидности в стакане. Вроде как условное серебро растет, а твои фьючерсы падают, и ты в минусе. Слава богу, мне удалось их тогда как-то скинуть и отделаться ограниченным убытком.

– В какой момент ты ощутил потребность писать? Ты вел какие-то путевые заметки или прямо целенаправленно сразу писал книгу?

– Это началось в Таиланде. Мне там довелось пожить в экстремальных условиях, в джунглях. Плюс я занимался боевыми искусствами и духовными практиками. И в какой-то момент понял, что хочу зафиксировать этот опыт – изложить на бумаге. В дальнейших путешествиях я развивал эту тему – хотелось как-то выразить впечатления, поделиться с кем-то. Кому, возможно, это будет интересно и полезно. Писательство – это сам по себе интересный опыт. Это такой путь, когда ты проходишь все круги ада, все спектры эмоций и многое о себе узнаешь. В Латинской Америке даже есть поговорка – аналог нашей про то, что нужно вырастить сына, построить дом и посадить дерево. Только у них вместо «построить дом» – «написать книгу».

 – Наверное, поэтому они живут в фавелах. Ты продолжаешь свой писательский путь? Когда сможем прочитать твою третью книгу?

– Она на самом деле наполовину написана. Причем еще до того, как вышла вторая книга, «Во льдах Никарагуа». История про Никарагуа должна была стать частью этой, ненаписанной книги, но в итоге я выделил тот сюжет в отдельную реальность. Так что книга понемногу зреет, и четкого плана, когда и в каком виде она выйдет – нет, это творческий процесс. Но не удивлюсь, если в ближайшее время таки сяду и добью ее. Эта книга мне очень нравится, она более линейная, более предметная, чем первые две. Первые книги были образные, магические, и не всем читателям это зашло. Какие-то параллельные реальности, сбивчивое повествование. Новую книгу я хочу сделать в виде притчи, в формате цельной истории, жизнеописания и духовного становления героя.

– Есть ли у тебя какая-то книга или несколько книг, которые бы хотелось от души порекомендовать?

– Да, есть несколько книг. Из художественной литературы – Герман Гессе, «Сиддхартха». Это тоже такая притча о духовном становлении человека. Я в определенные моменты жизни возвращался к ней много раз, и книга на меня повлияла.

Из нон-фикшн могу порекомендовать «Психокибернетику» Максвелла Мальца. Это пластический хирург, который понял, что у каждого человека есть образ самого себя в голове. И что нужно менять не внешность, а этот внутренний образ, внутренний коннект с самим собой. Это хорошая книга, которая позволила мне привить определенные привычки и перепрошить сознание, так сказать.

Еще на меня сильно повлиял Карлос Кастанеда. Рекомендую начинать знакомство с его творчеством с третьей книги, «Путешествие в Икстлан». Первые две больше про практики, психоделические растения, не всем зайдет. А вот магия кастанедовская, его философия начинается с третьей книги.

И последнее, что я бы рекомендовал – «Сто лет одиночества» Маркеса. Это тот стиль, который мне близок, и в котором стараюсь писать сам – магический реализм. Он пришел из Южной Америки, и в нем тесно переплелись древние индейские верования и мистика, магическая реальность. Благодаря таким книгам понимаешь, что на самом деле мы живем в магическом мире, где все возможно, и ограничения – только у нас в голове.

Фото из личного архива Виктора ДЖИН

Помимо "Личного счета" Данил МАКАРЕНКО ведет другую рубрику — "Личный опыт" о личном опыте финансовго накопления. Последнюю статью из этого цикла — "9 ошибок начинающего инвестора" — читайте здесь



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.