Все рубрики
В Омске суббота, 15 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,0658    € 95,1514

Ольга ЦОЙ, директор ООО «Главбух»: «Сейчас у нас в работе всего два судебных процесса, а раньше дел были десятки!»

30 мая 2024 11:36
1
2101

В конце мая одно из ведущих предприятий по оказанию бухгалтерских и консалтинговых услуг ООО «Главбух» отмечает 25-летний юбилей. Его бессменный директор рассказала обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ПАВЛОВОЙ, как живется современным предпринимателям и как это влияет на ландшафт их услуг. 

– Ольга Юрьевна, мы встречались с вами в предыдущий юбилей вашей компании. За эти пять лет произошло многое – пандемия, начало СВО. Как изменилась ваша отрасль?

– Боюсь, если я употреблю слово «кошмар», это все равно не отразит всю критичность происходящих изменений. Буквально каждый день появляется что-то новое: как мелкое – допустим, в отчетности строчки поменялись местами или изменился объем прикрепляемых документов, так и глобальное – мы теперь только и делаем, что отчитываемся. Например, два раза в месяц удерживаем подоходный налог – раньше аванс не считался доходом, это была предоплата. Обязаны отчитаться за приемы, увольнения не позднее зав-трашнего дня, за остальные кадровые переводы не позднее 15-го числа следующего месяца. Ладно если предприятие малое, а если крупное, где каждый день проводятся сотни однотипных операций? Штрафные санкции увеличились кратно. В 2022 году нам объявили, что введут единый налоговый счет. Но уже в 2023 году очень многие столкнулись с тем, что не бьется начальное сальдо, а это формально недоимка. Из-за «недоимок» блокировка счетов приняла массовый характер по стране. Было даже принято решение временно не блокировать счета, доработать программу. Налоговая служба потом отчиталась, что система заработала как положено, но на самом деле мы до сих пор продолжаем сталкиваться с этой проблемой. Программа сделана не для налогоплательщиков, а для налоговой – служба легко списывает деньги. Более того, налогоплательщик зачастую даже не знает, как это произошло. Он заходит в личный кабинет, но видит только то, что у него есть долг, к примеру, 5 рублей. Как он образовался? Программа этого не показывает. И тогда мы иногда неделями безрезультатно звоним в налоговую, нам приходится писать жалобы. Часто кончается тем, что нам выделяют сотрудника службы, который вручную в их же программе пытается разобраться, куда ушли деньги.

– Еще какие есть налоговые нововведения, добавившие вам работы?

– С 2023 года налоговая перестала указывать пеню в актах проверки – только доначисление, штраф и все. Теперь мы не знаем, какую пеню с нас сняли и когда. В итоге зачастую появляется недоимка и начинаются старые песни: дозвониться, свериться, доплатить. И если завтра у тебя тендер, то ты получишь справку о том, что у тебя задолженность перед бюджетом, допустим, 100 рублей – суммы иной раз смешные, а результат нет. Когда я слушала, как ЕГОРОВ отчитывался перед ПУТИНЫМ, что система здорово работает, лично готова аплодировать стоя. Но на деле программа очень сырая, пользоваться ей сложно и затратно. Но главное, нам очень трудно объяснить клиенту, что у него не так.

– Вы говорите, что отчитываться стало гораздо сложнее. Можете мне пояснить, как именно?

– Давайте так. Когда я начинала работать, отчет по НДС умещался на двух страницах А4. Теперь мы сдаем отчет по НДС в электронном виде, и он составляет от четырех листов без приложений. С одной стороны, это замечательно и удобно, потому что бумаг очень много. С другой стороны, буквально в прошлом месяце был сбой в сервисе сдачи отчетности СБИС, а альтернативная сдача отчетности не всегда доступна. В итоге ты снова садишься на телефон, пишешь объяснение в налоговую, в общем, тратишь кучу времени и сил. А сбои, над которыми мы не властны и которые происходят не по нашей вине, то с электричеством, то с Интернетом, то с обновлением программ, происходят регулярно и непредсказуемо. 

Стали отчитываться по НДФЛ вместо одного раза в год ежеквартально. Камеральные проверки особенно по НДС или прибыли превратились в ответы на бесконечные требования. 

– А как же мораторий на проверки?

– Я вам, возможно, открою секрет: налоговые выездные проверки и не прекращались. Зато если раньше акт выездной проверки был страничек 300, то теперь 800 плюс несколько дисков с приложениями, которые из-за объема даже распечатать невозможно. И предъявляемые к уплате суммы тоже существенно увеличились. Камеральные проверки, которые должны идти два месяца по закону, на самом деле могут длиться неограниченно по времени по решению налоговой инспекции. Заявляется, что для блага предпринимателей, чтобы лучше разобраться. При этом если мы опоздаем с отчетом хотя бы на час, по любым самым веским основаниям, получим штраф. При проверке налоговая посылает требования с истребованием документов, пояснений и т.д. – их количество просто удивляет. Жалобы на такой прессинг достигли руководства, и контролерам рекомендовали сократить этот поток. Теперь контролеры посылают парочку требований и бесконечно звонят: «пришлите, объясните, напишите». Я зачастую уговариваю клиентов писать жалобы и даже судиться с налоговой, но сейчас многие вернулись к убеждению, что воевать с ФНС себе дороже, и даже ищут «решателей», как в 1990 годы. Тем более что налоговая часто дает повод думать, что даже судебные решения для нее не обязательны. Так, в одном случае, возникшем в нашей практике, судом было приостановлено действие решения налогового органа, что означает невозможность принудительного взыскания недоимки, пени, штрафа. В свою очередь налоговый орган периодически продолжает списывать пеню с налогоплательщика, что заставляет нас писать обращения, жалобы, сейчас мы готовы идти в суд по этому вопросу. При этом у нас убытки, потеря времени, срыв контрактов, а об адекватной ответственности ФНС за свои действия никто вроде и не слышал.

– Кто сейчас ваши клиенты?

– Около 400 индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, общественных организаций с коллективами от одного до 300 человек. Они очень разные и головная боль у них разная. Год назад, например, производителей и торговцев ювелирными изделиями обязали платить НДС. Естественно, большая часть малых предприятий очень серьезно попала на деньги – у налогоплательщиков на УСН товар был без НДС, то есть при расчете налога у них только начисление в бюджет по ставке 20% от выручки, что ведет к росту цен, а значит, к снижению продаж. Кроме того, так называемый переходный период с одной системы налогообложения на другую всегда одномоментно затратен и энергоемок. И вот предприятия с нервами и тратами совершают переход, а через год правительство РФ снова заявляет: бывшие упрощенцы могут вернуться на УСН при условии торговли только серебром. Естественно, никому никакие расходы не компенсируются. У меня не очень много было клиентов золотых и серебряных дел мастеров, но некоторые уже закрылись. Малые предприятия просто не выдерживают ни эмоционально, ни материально таких экспериментов на выживание. 

– И дальше будет только хуже, да?

– Смотрите, прогноз роста ВВП на этот год – 2,3%, бюджетные доходы должны увеличиться на 22,3%, из них 14% – это налоговые. Вообще-то любого здравомыслящего человека такая экономика должна напрячь: как это, выручка вырастет всего на 2%, а налоги – на 14%?! Из чего их платить-то? Есть явное ожидание большого увеличения налоговой нагрузки. Поэтому люди и уходят из бизнеса или сильно сокращают планы своего развития. Я восхищаюсь своими клиентами из малого и микробизнеса, они сами создают рабочие места и себе и своим работникам, платят налоги, а не ждут пособий от бюджета. Но с ними обращаются таким образом. Еще в стране очень не хватает дешевых длинных денег для поддержки бизнеса, особенно для малых предприятий, ведь им нечего дать в залог. Малый бизнес в основном направлен на население, а его покупательная способность падает. Высокая ключевая ставка делает кредиты дороже, это ложится на себестоимость и, соответственно, доходы у бизнеса падают.

– Омские предприниматели сейчас активно добиваются продления льготных ставок по УСН. Что вы думаете по этому поводу?

– Могу уверить, что если правительство на это не пойдет, мы не досчитаемся минимум 20% малых предприятий, которые уйдут либо в другие регионы, либо просто с рынка. Я уже сейчас могу назвать несколько десятков своих клиентов – индивидуальных предпринимателей, которые купили в другом регионе квартиру и только ждут момента, чтобы перерегистрироваться. В Омской области много нюансов. Так, по уровню комфорта городской среды, медицины, образования, экологии мы отстаем от многих регионов. Я обратила внимание, пока ехала в свой офис, что вижу на улицах либо подростков, либо стариков. Молодежь часто уезжает из Омска. Мои дети не исключение.

– Проблема в законах?

– Региональные законы у нас хорошие, только почему-то принимают их с опозданием: когда уже в других областях и краях те работают, и бизнес успевает уехать туда, где им выгоднее работать. В моей практике нет тех, кто бы ушел из Омска, а потом решил вернуться.

– Тем не менее Минэк отчитывается, что предпринимателей у нас становится с каждым годом все больше.

– А вы посмотрите статистику, про которую почему-то не говорят, сколько предприятий ежемесячно закрывается по инициативе налоговых органов. Для этого нужно, чтобы в течение определенного срока, например года, на счетах не было движения денег, не было сдано отчетности. Часто компании просто бросают, организовывая новые – хоть сразу десяток. Предпринимателей в регионе больше не становится! Сама столкнулась с невежливой реакцией налоговой службы, когда перерегистрировала в Омск компанию своего сына: не собираюсь ли я, мол, бросить здесь компанию. Два месяца различных опросов-бесед пережила, и это я, профессионально занимающаяся делами по организации бизнеса! Это все, что нужно знать об инвестиционном климате в регионе.

– А банкротствами вы занимаетесь?

– Если это юридические лица, то мы можем выступать в поддержку своих клиентов в сопутствующих делах. Если физические лица, то нет. Банкротство полностью ведет конкурсный управляющий, мы при необходимости можем дать консультацию, но это не наша специализация. И это не единственное направление, которым мы не занимаемся или перестали заниматься как нерентабельным. Так, мы закрыли аудит: раньше законодательство обязывало его проводить предприятия с госучастием, акционерные общества открытого типа и так далее. Теперь обязательным аудит остался только для компаний с определенным уровнем выручки и объема основных средств. И эти суммы кратно увеличили – кормовая база для аудита резко сузилась.

– Вы еще сопровождаете судебные споры.

– Сейчас у нас в работе всего два процесса. А раньше дел были десятки! Повторю, предприниматели просто опасаются идти в суды, потому что потеряли веру в справедливость. Мы-то готовы идти до конца, а клиенты – нет...

– Предприниматели сетуют, что очень сложно найти сейчас квалифицированных бухгалтеров.

– Очень сложно. И не только бухгалтеров, а работников по любой специальности на любое предприятие. Все клиенты, с кем мы общаемся, жалуются на недостаток специалистов. А работа бухгалтера связана еще и с большой ответственностью, в том числе перед налоговой, постоянными изменениями в учете и налогах. А тут еще такая специфика ведения учета на малом предприятии, где бухгалтер должен знать все участки по всем системам налогообложения. Да и то, что зарплата у нас на предприятии сдельная, для многих специалистов-бухгалтеров неприемлемо.

Фото © Максим КАРМАЕВ



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Галина 8 июня 2024 в 02:43:
Юбилей- а про команду ничего.Людям надоела их кухня- а вот про себя любимого бы почитали с интересом.И про директора тоже.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.