Все рубрики
В Омске понедельник, 26 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 58,1006    € 56,4751

Анатолий ЗУЕВ, завод «Сибгазстройдеталь»: «Только в оборудование и основные средства за два года инвестировано 200 млн рублей»

18 февраля 2017 11:49
1
6198

В рамках совместного проекта «КВ» и регионального Министерства промышленности, связи и инновационных технологий «Омская промышленность» обозреватель «КВ» посетил на минувшей неделе производственную площадку ЗАО «Завод «Сибгазстройдеталь» и расспросил гендиректора предприятия Анатолия ЗУЕВА о специфике рынка деталей трубопроводов и о том, как ему удалось за два года при общем падении промпроизводства в стране увеличить выручку завода почти на 40%. 

– Анатолий Борисович, насколько мне помнится, ваш завод работает еще с советских времен?

– Да, предприятие было основано в 1964 году для обеспечения нужд газовой и нефтяной промышленности, и нам уже более 50 лет. Вначале была монтажная организация с производственным участком для изготовления узлов и деталей трубопроводов, потом производственный участок стал со временем расширяться. В качестве ЗАО «Завод «Сибгазстройдеталь» предприятие появилось в 2008 году, когда пришли новые собственники, инвестировали собственные средства, и у предприятия начался очередной этап развития. Но специализация завода не менялась никогда – мы по-прежнему производим детали трубопроводов. Основные наши заказчики – ПАО «Газпром», ПАО НК «Роснефть», ПАО «Транснефть», госкорпорация «Росатом».

– Какие именно детали? Большой у вас ассортимент? 
– Если брать все типоразмеры всех наименований, то ассортимент получается большой – несколько тысяч изделий. Мы производим крутоизогнутые отводы диаметром от 57 мм до 820 мм, которые выдерживают давление до 160 кгс/см2, сварные отводы любых диаметров, тройники сварные и штампованные всех типоразмеров, вплоть до диаметра 1420 мм для магистральных трубопроводов, переходы, заглушки, люки-лазы для газопроводов, камеры запуска для нефтепродуктопроводов, резервуары стальные для сжиженных газов. Используем как низкоуглеродистые стали, так и стали повышенной коррозионной стойкости, повышенной жаропрочности, практически все марки нержавеющей стали. Под все марки стали мы имеем аттестованные технологии, имеем все необходимое оборудование для сварки. И полуавтоматическое, и автоматическое, и ручное.

– Какая у вас самая спросовая продукция?
– Основная наша номенклатура – детали трубопроводов. Прежде всего крутоизогнутые отводы различных диаметров. Много производим и тройников, как сварных, так и штампованных, которые поставляем в ПАО «Газпром». 

– Отводы и тройники больших диаметров часто заказывают?
– Не могу сказать, что часто, но спрос на них на рынке есть, и мы этот спрос удовлетворяем. Конечно, большие диаметры – это самая сложная, но при этом и самая высокомаржинальная продукция.  

– У вас один цех на производственной площадке?
– Нет, у нас несколько цехов. В самом большом, который состоит из трех корпусов, производятся крутоизогнутые отводы. Есть цех, который производит штампованные тройники, есть механический цех, и еще в одном производятся различные металлоконструкции. Еще мы построили недавно цех антикоррозионных покрытий и новый цех металлоконструкций, который сейчас оснащается оборудованием. Построили и лабораторию, которая имеет разрешительные документы на выполнение всех видов неразрушающего и разрушающего контроля наших изделий. 

– А работников на заводе сколько?
– Сегодня – 460 человек. Две трети – производственный и вспомогательный рабочий персонал. 

– Судя по всему, численность у вас растет...
– Да, в 2016 году мы выросли на 10%, и это значительный рост. Теперь, я считаю, мы достигли оптимального количества. 

– Омскстат обнародовал на днях данные о промышленном производстве с января по ноябрь 2016 года. Судя по статистике, производство промышленной продукции в Омской области в целом снизилось на 5%, а производство готовых металлических изделий – на 3,8%. У вас, как я понимаю, объемы не падают?
– У нас объемы растут. В 2014 году выручка завода была на уровне 880 млн рублей. В 2015 году выручка увеличилась до 1,114 млрд рублей. В этом году мы планируем выйти на объем в 1,2 млрд рублей. Динамика, как видите, положительная.

– Сколько это в тоннах?
– В этом году мы планируем произвести продукции на весом 6 тысяч тонн. В среднем по 500 тонн в месяц. Из этого объема как минимум 400 тонн – крутоизогнутые отводы.

– Без регулярных инвестиций такие результаты получить невозможно...
– Акционеры заинтересованы в развитии завода, и инвестируют не только прибыль, но и собственные средства. На сегодняян они вложили в завод гораздо больше, чем получили отдачи, и это показательно.

– Вы два года возглавляете завод «Сибгазстройдеталь»? Сколько было инвестировано средств за это время в обновление оборудования?
– Только в оборудование и в основные средства – более 200 млн рублей. За этот период, как я уже упоминал, построен второй цех металлоконструкций общей площадью 5 тысяч квадратных метров, и сегодня он оснащается. Построен цех полимерных покрытий, где мы можем наносить на тройники и отводы полиуретановое покрытие «Карбофлекс», которое используют в ПАО «Газпром» и ПАО «Транснефть». Была построена специализированная линия по производству крутоизогнутых отводов больших диаметров – до 1020 мм. Линия включает в себя пресс протяжки, нагревательную печь, пресс правки, станок для механической обработки кромок, станок для обрезки технологических припусков, деовализатор. Ее мощность – более 1000 тонн отводов в год. Сейчас мы производим на этой линии крутоизогнутые отводы диаметром 700-800 мм, а в следующем году будем производить и диаметр 1020 мм. Также в этом году освоили производство востребованных отводов повышенной коррозионной стойкости из стали марки 13ХФА, для этого в цехе отводов построен закалочный комплекс. 

– Не совсем понятно. Зачем нужны отводы повышенной антикоррозионной стойкости, если есть полимерные антикоррозийныфе покрытия?
– Это разные изделия, антикоррозионное покрытие применяется для наружной защиты деталей всех марок сталей от воздействия внешних факторов, а детали, и в частности отводы, из сталей повышенной коррозионной стойкости работают с внутренней агрессивной средой, та, которая транспортируется по этим отводам, это большей частью нефть с высоким содержанием сероводорода. 

– Новое оборудование устанавливаете импортное или российское?
– И российское, и импортное. Мы подходим к этому вопросу прагматично: выбираем максимально надежное и качественное оборудование за адекватную цену. Страна происхождения в данном случае не имеет первостепенной важности. Хотя не могу не отметить, что сегодня в России выгоднее покупать российское оборудование. Но поскольку не всегда можно найти российские аналоги, поэтому мы приобретаем и импортное тоже. По результатам тендерной процедуры, естественно.

– У вас же не государственное предприятие, зачем вам проводить тендеры? 
– Потому что эффективность инвестиций во многом зависит от того, в каких условиях производится выбор поставщика. Я считаю, нужны максимально конкурентные условия, вне зависимости от формы собственности. Разница лишь в том, что в государственных предприятиях положение о закупках разрабатывают на основании требований законодательства, а у нас – на требованиях внутренних регламентов.  

– Через пять лет что вы будете производить? Или вы на пять лет вперед не заглядываете?
– Безусловно, у нас горизонт планирования больше пяти лет. В дальнейшем мы хотим охватить больший сегмент рынка по производству деталей трубопроводов, расширить номенклатуру выпускаемой продукции, расширять круг наших заказчиков. Сегодня на нашем рынке очень высокая конкуренция, работают десятки заводов, выпускающих детали трубопроводов, и останавливаться в развитии нам никак нельзя.

– Понятно, что Россия – сырьевая страна и трудобопроводов нужно много. Но когда-то этот рынок тоже перенасытится, и трубюопроводы перестанут строить в таком количестве... 
– Здесь все зависит от макроэкономики и прогнозов потребления энергоносителей в мире. Что нам говорят эксперты? Они говорят, что до 2040 года потребление продуктов из нефти будет только расти. Соответственно, нужен будет трубопроводный транспорт и будут нужны наши детали. После 2040 года прогнозиртуется снижение спроса на нефть, но при этом будет расти спрос на природный  газ. И он будет пользоваться высоким спросом, как прогнозируется, до конца 21 века. А развитие потребления газа, в том числе в Китае, потребует новых трубопроводов, так что мы без работы не останемся. К тому же наша продукция необходима не только для нефтегазовой отрасли, трубопроводы нужны и в теплоэнергетике, и в ЖКХ, и в химической промышленности. Трубопроводы есть на любом предприятии. А крупный город – это тысячи километров трубопроводов всех типоразмеров.

– Какая рыночная ниша, вы считаете, наиболее перспективна?
– Мы планируем, например, выпускать переходы всех типоразмеров из всех востребованных марок стали, и это перспективное направление. Еще одно перспективное направление, которое мы сегодня осваиваем – быстродействующие лепестковые затворы для камер запуска нефтепродуктопроводов, которые приходят на смену обычному фланцевому затвору. Чтобы открутить 42 шпильки фланцевого соединения, требуется, сами понимаете, много времени. А лепестковый затвор открывается за несколько секунд хоть приводом, хоть вращением руки, при этом он держит давление до 120 кгс/см2. Мы этот затвор разработали сами, силами собственного конструкторторского бюро, это наше ноу-хау, мы уже получилии получаем на него патент, и завершаем сертификацию в ПАО «Газпром».

– Сколько у вас инженеров-конструкторов?
– 20 конструкторов, плюс 12 инженеров-технологов и 5 инженеров-сварщиков. Без конструкторской и инженерной мысли развитие завода, конечно, невозможно.      

– Сколько времени занимает сертификация каждого изделия в Газпроме, Роснефти, Транснефти и в Росатоме?
– Процедуры у всех сложные, и занимают они несколько месяцев. Нужно провести несколько этапов испытаний, причем некоторые из них, типа проверки на огнеупорностьогнестойкость, проводятся только на специализированных полигонах.  

– Каждое изделие проверяет каждая компания, и нет никакого единого сертификата, которому бы все поверили?
– Сертификат мы получаем, но это одно. А в каждой компании есть еще собственные правила сертификации.  

– У вас целый отдел, наверное, работает только на сертификацию...
– Так и есть – это отдел менеджмента качества. Там работают специалисты, которые занимаются лицензированием и аттестацией продукции, аттестацией персонала. 

– При этом прохождение сертификации Газпрома вовсе не гарантирует, что вы победите на конкурсе и получите право поставлять продукцию Газпрому? 
– Нет, не гарантирует. Завод участвует в конкурсах на общих основаниях. 

– И конкурируете вы ценой, как я понял?
– Да, за счет прямых поставок сырья и сокращения издержек мы можем предложить покупателям очень привлекательную цену на очень качественную продукцию. Завод «Сибгазстройдеталь» имеет хорошую репутацию на рынке.

– Правильно ли я понимаю, что вы расширяете ассортимент, чтобы покупатели получали все необходимое у одного поставщика?
– А сегодня тенденции таковы, что в основном размещаются комплексные лоты. И мы, участвуя в торгах, не можем зачастую обеспечить заказчика собственной продукцией на 100%, поскольку ему требуется более широкая номенклатура изделий, чем мы производим. Соответственно, мы комплектуемся у наших партнеров-конкурентов. В том числе омских. Но чтобы быть максимально конкурентными на рынке, нам необходимо, я считаю, расширять номенклатуру деталей трубопроводов. 

– Но ведь невозможно охватить все...
– Невозможно. Но есть группы деталей, которые нам абсолютно понятны. Мы хорошо знаем, как их производить и в каком количестве они будут востребованы.  

– В конкурсах участвует торговый дом «Сибгазстройдеталь» или завод?
– Участвуют все – и они, и мы. Кто нашел заказчика, тот и заключил контракт. В основном, конечно, самые крупные заказы приходят через торговый дом, поскольку он территориально находится в Москве.   

– Верное ли решение с точки зрения логистики – строить крупное производство в Сибири?
– Омск находится в центре России, и нам это удобно, поскольку мы поставляем свою продукцию по всей стране – от Северо-Запада до Дальнего Востока и Камчатки. Причем от Урала до Дальнего Востока у нас практически нет конкурентов.   

– Недавно региональный Минпром объявил о создании Сибирского промышленного консорциума соединительных деталей и арматуры трубопроводов, в который сразу согласились войти порядка двадцати предприятий. Вас избрали председателем совета директоров. Чем будет полезен этот консорциум? Для чего его создавать? Может ли быть толк от объединения, в котором собрались конкуренты?
– Во-первых, консорциум создается на площадке НП «Сибирское машиностроение», которое будет нашим координатором. Во-вторых, мы конкурируем в большей степени в разных нишах. В-третьих, мы смотрим на эти вопросы намного шире: консорциум, поддерживаемый областной властью, сможет взаимодействовать с крупными заказчиками. Что еще интересно. Мы, омские производители, и так друг друга знаем, со многими наш завод уже работает в коорперации. У нас нет собственного литейного производства, и мы его не планируем строить, поскольку нам проще приобрести необходимую продукцию у другого омского предприятия. Качественные фланцы, например, мы покупаем у ООО «Завод кольцевых заготовок», и нас это устраивает. А сейчас будем встречаться чаще в рамках консорциума, и кооперация станет еще более продуктивной.      

– Удивительная ситуация, кстати, что в Омске столько предприятий работают работает на этом рынке. Это какая-то омская специфика?
– В Челябинске и Екатеринбурге тоже достаточно много предприятий, которые производят детали трубопроводов. В этих городах тоже мощный машиностроительный комплекс. Но вообще таких городов мало. И Омск – один из немногих.

– Не могу не спросить про строительную компанию «Сибгазстройдеталь». Она имеет какое-то отношение к заводу «Сибгазстройдеталь»? Ваши предприятия аффилированы через собственников? 
– Нет, сегодня мы просто соседи. Никакой аффилированности нет. Общее только название. Раньше было одно предприятие, в 2008 году собственники разделили бизнес на строительную и производственную части, и с тех пор два предприятия работают параллельно.  

– Вы сменили команду управленцев, когда два года назад возглавили завод?
– Сменил – громко сказано. Некоторые специалисты действительно пришли новые, в том числе, управленцы, но я с большим вниманием и уважением отнесся к людям, которые работали до меня. Люди – это наша капитализация, это самый важный наш актив. И развивается завод во многом благодаря нашим сотрудникам.   

Первая публикация – в газете «Коммерческие вести» от 21 декабря 2016 года



Комментарии
Николай 7 ноября 2019 в 15:36:
60-70% приобретенного оборудования сильно старое и было списано на других предприятиях, работникам предприятия приходится восстанавливать его своими силами и материалами " что найдете — тем и восстанавливайте ". 1 станок восстанавливается около 2-х лет и ещё не восстановлен. По моему мнению господин Зуев только ухудшил положение предприятия.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий

Партия ТОС-1А отправлена в войска

В рамках гособоронзаказа Омский завод транспортного машиностроения досрочно отгрузил Минобороны тяжелые огнеметные системы ТОС-1А

26 сентября 17:25
0
311



Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.