Все рубрики
В Омске воскресенье, 23 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,9595    € 94,2606

Валерий КОНОВАЛОВ, арбитражный управляющий: "ОРЭК откачивала деньги из карманов омичей"

20 ноября 2006 13:25
0
2446

В годы мэрства Евгения БЕЛОВА платежи за электро- и теплоэнергию собирало ОАО «Омская энергетическая сбытовая компания» (ОмЭСКо), а 11 мая 2006 года арбитражный суд признал его банкротом и ввел там конкурсное производство. Ликвидировать ОмЭСКо поручили Валерию КОНОВАЛОВУ, с которым и побеседовал корреспондент «КВ» Андрей КОЛОМИЕЦ.

— Это уже второе омское энергопредприятие, которое вы банкротите. А чем закончилась процедура банкротства ОАО «Объединенный рынок электрификации имощности» (ОРЭМ)?

— К сожалению, по ОРЭМ ничего добиться не удалось, хотя я документарно подтвердил целый букет нарушений закона руководителями этой компании. Однако прокуратура Омской области почему-то не нашла оснований для возбуждения уголовного дела. После моей жалобы в Генеральную прокуратуру было поручено снова рассмотреть дело по ОРЭМ областной прокуратуре, которая вторично ответила, что в действиях руководства ОРЭМ нет состава преступления. В общем, круг замкнулся.

По ОРЭМ можно было оспорить сделки по выводу имущества, но по вине московских налоговиков это оказалось невозможным. Московское управление ФНС более полугода не выдавало регистрационных документов ОРЭМ, несмотря на два решения Арбитражного суда Москвы на этот счет. В результате истекли сроки исковой давности по оспариванию сделок. Из-за нерасторопности госорганов долги ОРЭМ растворились в воздухе, а по решению суда «требования кредиторов считаются удовлетворенными в связи с отсутствием имущества у должника».

— Распоряжение о ликвидации ОмЭСКо мэр Виктор ШРЕЙДЕР издал еще в мае прошлого года. Почему же она до сих пор не ликвидирована?

— Согласно распоряжению мэра была создана ликвидационная комиссия, которая в соответствии с законом довела процедуру до суда. А поскольку у ОмЭСКо было выявлено более 1,5 млн рублей непогашенных долгов, с ними предстоит разбираться в ходе конкурсного производства.

— Что вам уже удалось сделать по ОмЭСКо?

— На основании имеющихся документов мной был проведен тщательный анализ финансово-экономической деятельности ОмЭСКо, в ходе которого были выявлены заведомо убыточные сделки, не соответствующие рыночным условиям. Так, 26 июля 2003 года был подписан предварительный договор уступки №169 между ОмЭСКо и ОАО «Сибкриотехника». Согласно этому договору ОмЭСКо за 20 млн рублей приобрела у Сибкриотехники низколиквидный долг МУП ЖКХ ЦАО на сумму 23,8 млн. 17 млн были перечислены Сибкриотехнике еще в 2003 году, а сам договор уступки ОмЭСКо получила лишь в апреле 2005-го. Для расчета с Сибкриотехникой был взят кредит в Омск-Банке, а по большей части уступленного долга были сделаны проводки по зачету взаимных обязательств, после которых за МУП ЖКХ ЦАО осталась задолженность в 10,7 млн рублей, вероятность взыскания которой ничтожна в связи с недостаточностью бухгалтерской документации. Ущерб от этой сделки превышает 15 млн рублей.

С 1 июля 2002-го по 21 июля 2004-го ОмЭСКо получила кредитов и займов на 303 млн рублей, причем основная масса заемных средств направлялась на финансирование других юридических лиц. Дополнительные расходы по уплаченным процентам в сумме 5 млн рублей следует считать прямым ущербом.

Особого внимания заслуживает договор аренды нежилого помещения №21520/3 от 1 апреля 2002 года. ОмЭСКо арендовала у департамента недвижимости административное здание по ул. Чапаева, 71 за 75,7 тысячи рублей в месяц. Но в сентябре 2002-го это здание было передано в качестве вклада мэрии в уставный капитал ОАО «Электротехнический комплекс» (ЭТК), после чего арендная плата была увеличена в 20 раз. Более того, за счет ОмЭСКо был проведен ремонт арендуемого здания за 25 млн рублей. Из-за этих расходов ОмЭСКо задолжала своим поставщикам — Омскэлектро и Теплокоммунэнерго — более 20 млн рублей. В августе-сентябре 2003-го судебные приставы арестовали эти долговые обязательства и через компанию «Диарм» реализовали ИПК «Техэнергофинанс» за 2 млн рублей. А Техэнергофинанс уступил право требования ЭТК, по вине которого и возник этот долг.

Ущерб, нанесенный ОмЭСКо вышеперечисленными сделками составил 51,5 млн рублей. В то же время ее установленная кредиторская задолженность составляет всего 1,5 млн. Куда же делись остальные убытки? За счет завышенных тарифов 50 млн рублей фактически нанесенного ущерба были оплачены из карманов потребителей, в основном населения Омска.

— А по чьей вине стали возможны такие убытки, ведь ОмЭСКо на 100% принадлежала муниципалитету?

— Сделки, в результате которых ОмЭСКо понесла значительные убытки, выполнялись по прямому указанию управляющей компании (УК) ОАО «Омская региональная энергетическая компания» (ОРЭК), которую возглавлял Евгений РЕДДИХ. Он же, кстати, был многолетним руководителем и ликвидированного ОРЭМ. Контракт о передаче полномочий исполнительного органа ОмЭСКо ОРЭК был заключен 26 декабря 2001 года. Это более чем странно, поскольку сама ОмЭСКо была зарегистрирована лишь 28 декабря 2001-го. Всего за управление ОмЭСКо заплатила ОРЭК 27 млн рублей, в 2002 году услуги исполнительного органа составили 29,3% в себестоимости проданных товаров, работ, услуг, в 2003-м — 14%, в 2004-м — 8,7%, в 2005-м — 11,5%. РЭК Омской области признавала расходы на управление экономически необоснованными, после чего даже было подписано соглашение от 1 июля 2003 года о расторжении контракта о передаче полномочий исполнительного органа ОмЭСКо ОРЭК. Впрочем ОРЭК продолжала управлять ОмЭСКо.

Любая УК создается с целью выкачивания средств из управляемого предприятия. Примеров, когда УК выводили тех, кем управляют, на новый уровень и способствовали их процветанию, в российской экономике пока не зафиксировано. А вот случаев, когда УК выдаивали управляемых и доводили их до банкротства, сколько угодно. Но одно дело, когда УК создаются коммерсантами для получения сверхприбыли, и совсем другое, когда УК создается муниципальными чиновниками, как в случае с ОРЭК и ОмЭСКо. Если бы не сменилась городская администрация, банкротства ОмЭСКо не было бы, а ОРЭК продолжала бы управлять.

Надстройки над непосредственной производственной деятельностью создаются не только для получения комиссионных, но и для отсасывания средств у управляемых. В нашем случае заведомо убыточные сделки перекрывались явно завышенными тарифами. Получается, ОРЭК откачивала деньги у непосредственных потребителей энергоресурсов — у нас с вами.

— Что вы собираетесь предпринять по банкротству ОмЭСКо?

— Мой отчет о наличии признаков преднамеренного банкротства ОмЭСКо по вине ОРЭК направлен в УВД Омской области. Хочется верить, что наши стражи порядка найдут признаки преступления в сделках, нанесших ущерб в 51,5 млн рублей. Также мной подготовлен иск в арбитражный суд, по которому ОРЭК должна возместить все убытки, нанесенные в результате неправомерной деятельности по управлению ОмЭСКо. На практике подобных судебных решений практически не было, поэтому результат предсказать сложно. Но я приложу все усилия, чтобы справедливость восторжествовала.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.