Все рубрики
В Омске воскресенье, 3 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 91,3336    € 98,7225

Борис ХЛЕБНИКОВ, режиссер, председатель КиноСоюза: «Я как капризный ребенок: в жизни почти никогда не делал того, что мне не интересно»

4 мая 2011 17:13
0
1628

Председатель КиноСоюза, альтернативного михалковскому союзу кинематографистов России, Борис ХЛЕБНИКОВ три дня — с 21 по 23 апреля — провел в Омске. Он входил в состав жюри фестиваля «Любительское кино + Profi». Возглавлял которое, кстати, еще один лидер современного российского кино Алексей ФЕДОРЧЕНКО («Первые на Луне» и «Овсянки»). Три фильма ХЛЕБНИКОВА — «Коктебель» (совместно с Алексеем ПОПОГРЕБСКИМ), «Свободное плавание» и «Сумасшедшая помощь» — показали нам режиссера талантливого и свободного, не ориентирующегося в своем творчестве на деньги и кинематографические призы. Таким же свободным он оказался и в общении, встретившись в Омске с участниками фестивального конкурса, студентами режиссерского факультета и прессой. Ряд своих вопросов удалось вклинить и корреспонденту «КВ» Ирине БОРОДЯНСКОЙ.

— Что в кино, снятом уже в ХХI веке, сумело вас поразить?
— Многое, очень многое. Замечательные фильмы снимают иранцы, последний Вуди Аллен прекрасен – совсем по-другому стал работать.
— А из российского?
— Любимые фильмы – «Бумер» и «Груз 200». Это настоящее, сильное кино о том, что нас окружает, о нас самих. Вдобавок очень качественно снятое – живое, захватывающее. Очень нравятся фильмы Алексея ФЕДОРЧЕНКО, Николая ХОМЕРИКИ. Из самого последнего – фильм, который еще не вышел в прокат. Мне его показал сам автор, Бакур БАКУРАДЗЕ. Называется «Охотник», и это совершенно потрясающая вещь. Скорее всего его покажут на «Кинотавре».
— Как вы относитесь к званию «мэтра» «новой волны» российского кино?
— Во-первых, никакой я не мэтр, и даже не представляю, как это может кому-то в голову прийти. А во-вторых, никакой «новой волны» в российском кино не существует, на мой взгляд. Качественно новое не может появиться на пустом месте. Мы живем удивительной «болотистой» жизнью, и совершенно непонятно – как из этого выбраться и что должно случиться, что бы объединило нас. Чтобы произошло в искусстве что-то новое, необходимо это объединяющее начало в социуме. Одним из таких стимулов, к примеру, была война, а потом победа в ней.
— Но вы ведь снимаете фильмы, пишете сценарии – умудряетесь находить их в этой бесцветной жизни.
— Но в кинематографе-то я при этом ничего не изменил. У меня масса претензий к каждой своей работе. Очень стесняюсь того, что получается – например, никогда не смотрю своих фильмов со зрителями. Честно, боюсь реакции зала.
— Почему же вы тогда этим занимаетесь?
— Знаете, я как капризный ребенок – в жизни почти никогда не делал того, что мне не интересно. А все, что связано с кино, мне страшно интересно.
— А как вам удается совмещать занятие интересным делом и получение прибыли?
— Дело в том, что мне везло, наверное: я никогда не зарабатывал деньги неинтересным способом. Например, я недавно еще работал на канале «ТНТ» — так называемым креативным продюсером. В то время хотелось попробовать себя в новой ипостаси – снять ситком. Я привлек многих своих знакомых, и мы сделали «Реальную любовь». Пока мне это нравилось, я работал, а когда интерес кончился – ушел. Вот уже полгода у меня только жена деньги зарабатывает.
— Но ведь не у всех есть такая возможность. Как быть, если человек вынужден весь день метать гамбургеры в Макдоналдсе, а на интересное дело остается совсем мало времени?
— А с чего вы взяли, что художник должен летать в облаках, ни о чем не заботясь и ждать, когда все само придет? Если не жить среди обычных людей, не испытывать обычные проблемы и лишения, то о чем тогда будет ваше искусство и кому оно будет нужно? Ваше кино – это ваш личный опыт страданий и радостей, опыт познания окружающей действительности. Режиссер не может работать без внутренней боли, она им движет.
По-моему, ничего трагического в материальных проблемах нет. Зацикливаться на заработке не стоит, иначе это вас добьет. Вот в вашем городе жил Егор ЛЕТОВ, работал без всяких гонораров, был беден — но в истории он останется. Да примеров таких – тьма! Почитайте дневники Корнея ЧУКОВСКОГО: он вынужден был постоянно заниматься мелкими бытовыми вопросами, чем только не зарабатывал на жизнь! Но при этом оставался художником.
— Но снимать кино и писать стихи не одно и то же. Чтобы снимать кино, нужны деньги.
— Вы не правы, сейчас можно снимать очень дешево.
Совсем скоро я поеду снимать фильм, который хочу закончить в течение 15 дней. Съемки будут проходить в дорогом ресторане. Актерский состав – 50 человек, и я с ними договорился, что каждый будет играть бесплатно. Это кино обойдется в сто тысяч долларов – конечно, это большие деньги, но ведь принято считать, что бюджет нормального фильма должен исчисляться миллионами.
Вспомните «Пыль» Сергея ЛОБАНА, на который потратили три тысячи долларов!
Техника сейчас доступна и на таком уровне, что на обычную «цифру» можно снять шедевр.
— Какие распространенные ошибки вы заметили у нынешних любителей – участников фестиваля?
— Знаете, очень много какого-то отвлеченного кино. Вокруг столько удивительных вещей происходит, и я никак не могу понять тех, чьи работы не связаны с реальностью. Такое ощущение, что современного мира для них просто не существует. Многие рисуют какой-то абстрактный добренький мир – такой сопливый, что не по себе становится.
Отчего такой отказ от современности, какой бы непривлекательной она ни казалась, – ведь это отказ и от себя самих?..
Меня раздражает даже, что в театрах сейчас мало современных пьес и постоянно ставят ЧЕХОВА. Ведь ЧЕХОВ тоже когда-то был «новой драмой» — был таким же Васей СИГАРЕВЫМ, которого считали сумасшедшим, которого никто не понимал.
— Что бы вы посоветовали конкурсантам?
— Я бы посоветовал авторам быть проще, не делать кино больше себя самих. Создавать равные себе истории. Почему-то всем кажется, что их реальный мир никому не интересен, а вот если они насочиняют метафор, образов, ассоциаций, то их сочтут за гениев. Конечно, у каждого свой путь и не нужно от него отказываться. Но для большинства путь игнорирования окружающего мира — тупиковый.
— Правда, что последняя ваша задумка – снять фильм о российских фермерах? Вроде бы вы для этого ездили по деревням, общались с местными жителями…
— Это так. Мы планируем приступить к съемкам в сентябре. Нельзя ведь просто все придумать – хочется понять, как живется этим людям, окунуться в атмосферу. То, что рассказывали нам сельские жители, не станет напрямую материалом для фильма. Поездка была организована, чтобы понять, чем дышит так называемая деревня.
— Почему «так называемая»?
— Потому что никакой полноценной деревни, а тем более фермерства в нормальном смысле уже давно нет, все развалено. Разговоры о маленьких фермерских хозяйствах, которые якобы могут развиваться в условиях рынка, — полная чушь. Все это искусственно уничтожается, а население деградирует уже в течение 20 лет. Выросло целое поколение людей без возможности устроиться на работу, без надежд, без смысла жизни… Об этом можно бесконечно говорить.
— Недавно вы возглавили новое объединение «КиноСоюз», альтернативное официальному, возглавляемому Никитой МИХАЛКОВЫМ Союзу кинематографистов. Что оно из себя представляет?
— КиноСоюзу» всего лишь полгода, так что мне сложно дать полноценный ответ. Если коротко, то это профсоюз, который будет решать творческие и технические вопросы бытового характера. Например, где взять хороших специалистов для того или иного проекта.
Предвосхищая возможный вопрос о МИХАЛКОВЕ, скажу, что мы не ставим себя ему в оппозицию, а хотим решать те конкретные проблемы, которые официальный союз вообще не решал. И это никоим образом не касается идеологии.
— А идеология вас пока не коснулась? Нет давления сверху?
— Пока нет. Мы поначалу ждали чего-то в этом роде, а сейчас к нам, напротив, проснулся какой-то пугающий интерес – но вроде бы в позитивном ключе: предлагают помощь, в президентские советы приглашают... Не мешают. Хотя помешать пока сложно, мы ведь только в процессе организации.
— С профсоюзами в России, сами знаете, не очень-то дела обстоят. На что вы опираетесь в разработке принципов работы КиноСоюза? Может быть, есть какой-то особый пример для подражания?
— Только на основные международные принципы — по которым работают все объединения такого рода. А подстроиться под российскую специфику стараемся сами. Сейчас в Москве проходит игра-стратегия, в результате которой мы попробуем подготовить оптимальные решения по проблемам проката, отношений с государством и т.п. Одна из главных проблем – это кинематографическое образование. Ведь то, что многим отечественным фильмам отказывают в прокате, – это и поделом: нужно научить сниматься так, чтобы кино было интересно в первую очередь зрителю. По итогам игры-стратегии будет составлен документ, который, надеюсь, будет интересен чиновникам. У нас в стране в любой момент все может измениться, что будет дальше — не знаю, но пока настрой оптимистичный.

Ирина БОРОДЯНСКАЯ
 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.