Все рубрики
В Омске среда, 24 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,2990    € 95,4598

Алексей ГЛАДЕНКО, министр промышленной политики, связи и инновационных технологий: «От руководителей предприятий даже звонков еще не было. Наверное, они пока осмысливают мое назначение»

11 сентября 2012 15:54
0
3236

В пятницу, 24 августа, в формате «кухонных посиделок» с творческим коллективом «Коммерческих вестей» пообщался новый глава областного минпрома. Бывший заместитель директора филиала ОАО «Гипротрубопровод» — «Омскгипротрубопровод, 51-летний Алексей ГЛАДЕНКО стал единственным министром в правительстве Виктора НАЗАРОВА, назначенным на должность по результатам публичного конкурса, в котором поучаствовали, по официальным данным, порядка 250 претендентов на министерский портфель. 20 августа новый министр приступил к своим обязанностям, а спустя всего четыре дня согласился прийти в «КВ» на чашку чая, чтобы рассказать о себе, о конкурсе и разъяснить свою позицию по ключевым вопросам региональной промышленной политики.

— Алексей Анатольевич, на официальном сайте областного правительства все еще прежнее название вашего министерства фигурирует – министерство промышленной политики, транспорта и связи. Почему? Еще не завершена реорганизация?

— Распоряжением губернатора о реорганизации нам определен трехмесячный срок, чтобы оформить все изменения юридически. Мы это сделаем даже раньше, числа до 20 сентября, я думаю, но я уже распорядился, чтобы с сегодняшнего дня на всей исходящей документации значилось новое название.

— Тогда и на сайте «Омская губерния» нужно бы информацию подправить…

— Подправим, обязательно. Хотя это и не первоочередная задача, на мой взгляд.

— В конкурсе, объявленном региональным правительством, вы обошли 250 претендентов, предложив, если судить по официальному пресс-релизу, лучшую концепцию преобразования минпрома. Можете озвучить эту вашу сверхъестественную концепцию?

— Ничего сверхъестественного в моей концепции нет. Я предложил работу министерства с предприятиями промышленности и связи построить таким образом, чтобы наполнялся бюджет области. Для этого нужны инвестиции, необходимо производить конкурентную продукцию, которую бы хотелось приобретать. А поскольку промышленная политика подразумевает не прямое управление предприятиями, а сотрудничество с промышленностью, то и задачу министерства я вижу, соответственно, в том, чтобы помогать омским предприятиям в привлечении инвестиционных денег. В том числе из-за рубежа.

— С такой концепцией трудно спорить, минпром занимался тем же самым и до вас. И все министры промышленной политики, которые были до вас, говорили то же самое. А что вы предложили свое, отличающееся от того, что было раньше?

— Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку я просто не знаю, что было раньше. Когда я формировал свою концепцию, то еще не настолько глубоко знал существующие проблемы. Для того чтобы их знать, в них нужно было окунуться. Я не был уверен и в том, что мои предложения окажутся уникальными и интересными. Оценку давал не я, а члены комиссии, которые рассматривали предложения всех претендентов, и губернатор, который принимал окончательное решение о назначении. Если исходить из того, что был назначен именно я, значит, мои предложения руководством области были признаны наиболее перспективными.

— Как проходили конкурсные процедуры?

— В форме живой беседы. Со мной разговаривали точно так же, как мы сейчас разговариваем с вами. Непредвзято разговаривали. Мне задавали вопросы – я отвечал. Не было такого, что я вышел, зачитал доклад по бумажке и все сказали: ах, давайте его назначим министром.

— Нам уже приходилось слышать в кулуарах разные скептические и иронические высказывания омских предпринимателей по поводу объявленного правительством области публичного конкурса на должность министра промышленной политики. Вас не смущает, что бизнес-сообщество отнеслось скептически к самой и дее такого конкурса? Как вам вообще пришло в голову в нем поучаствовать?

— Скажу честно, все произошло спонтанно. Никакими особенными амбициями я не руководствовался, когда посылал свое резюме. В феврале я попал под сокращение штатов в филиале ОАО «Гипротрубопровод», все должности, которые мне предлагались, меня, мягко говоря, не устроили. У меня сын там работает на должности инженера первой категории, и почти аналогичную работу предлагали мне. Я зарегистрировался в центре занятости, как положено, на четверть ставки работал в техническом университете на кафедре «Проектирование и строительство магистральных нефтепроводов", вел переговоры с различными предприятиями. У меня не было никакого беспокойства по поводу того, что не смогу найти работу. Я ведь профессионал, поэтому был уверен, что найду работу не хуже прежней. Ректор технического университета во всяком случае мне сразу сказал, что я могу ему принести трудовую книжку в любое время.

— Как вы узнали о конкурсе?

— 1 августа смотрел телевизор, а в новостях сказали, что губернатором подписан указ об отставке ГОРБУНОВА и объявлен конкурс на замещение вакантной должности министра промышленной политики. Я же не на печке сидел все это время, я следил за ситуацией.

— То есть вы нормально относитесь к тому, что регионального министра выбирали чуть ли не прямым голосованием?

— Зато никто не скажет, что губернатор поставил на эту должность своего человека. Я ни разу до этого не разговаривал с Виктором Ивановичем. Я никогда не был в ОАО «Газпром межрегионгаз Омск».

— У нас во все властные структуры принято приходить командой, формировать команду, работать в команде и всех не вписавшихся в команду списывать не берег. А вы, получается, изначально не из команды губернатора Виктора НАЗАРОВА…

— В смысле, изначально не вписавшийся? Я думаю, время покажет. Не всегда сотрудников набирают из числа друзей и знакомых. Понимаете, со своего всегда трудней спросить по полной, потребовать результат, невзирая ни на что.

— И ни с кем из министров вы до своего назначения не были знакомы, и конкурентов, кто тоже претендовал на должность главы минпрома, тоже не знаете?

— Одного претендента знаю, да, но потому, что он действующий сотрудник минпрома.

Вы после назначения не встречались со своим предшественником, экс-министром промышленной политики Александром ГОРБУНОВЫМ?

— Нет, ни разу.

— Почему?

— Потому что лично мы с ним не знакомы. А как вы себе представляете нашу встречу? Я в понедельник приступаю к своим обязанностям и первым делом начинаю разыскивать ГОРБУНОВА, чтобы пообщаться?

— То есть он вам дела не передавал?

— Нет, не передавал. И какого-то особо сильного желания найти Александра Владимировича, чтобы принять у него дела, у меня нет. Есть желание задать ему пару-тройку вопросов за чаем, но я этого делать не буду.

— Сложных вопросов, разумеется? Типа, как же вы могли такое допустить?

— Примерно так, да.

— А не можете сказать, о чем именно вам хотелось бы спросить у ГОРБУНОВА?

— Нет, не скажу.

— Тогда расскажите хотя бы о своих первых впечатлениях от минпрома. В чем ваши ожидания оправдались? Что оказалось не так, как вы первоначально предполагали?

— Скажем так, пока у меня нет радостей, от которых хочется прыгать, или горестей, от которых хочется плакать. Я еще вникаю в курс дел. Но негатива нет – это точно.

— Кто из директоров промышленных предприятий пришел к вам познакомиться первым?

— От руководителей предприятий даже звонков пока не было. Наверное, они еще осмысливают мое назначение. Ожидают, видимо, какими будут мои действия.

— Спросим иначе: какое из предприятий вы посетите первым?

— Мне по самолюбию не ударит, если я приеду на любое из омских предприятий. Не просто так, конечно, а если будет повод. Вот возникли, например, вопросы по нефтезаводу на сегодняшнем совещании у заместителя губернатора, появился повод встретиться с директором нефтезавода, и я с ним, естественно, встречусь.

— Была информация, что концепции еще трех претендентов, которые участвовали в конкуре на должность министра, были переданы для рассмотрения вам?

— Совершенно верно.

— Вы их будет принимать на работу в минпром?

— Пока никаких кадровых решений я не принимал, в том числе по своим заместителям, поэтому мне пока нечего предложить тем кандидатам, которые участвовали в конкурсе. Я, конечно, их всех приглашу, мы пообщаемся, но прежде мне бы хотелось самому вникнуть в дела министерства, познакомиться со всеми заместителями, руководителями управлений, отделов. Я же должен узнать, кто хочет работать, а кто не хочет и просто ходит на работу.

— Вы отработали первую неделю. Можно узнать, что уже успели сделать?

— Можно. Первым делом я утвердил график совещаний. Потом вникал в проблемы, вплоть до формулировки официальных писем. А в четверг посетил Красногорский гидроузел.

— Кстати, в ряде СМИ связывали отставку ГОРБУНОВА с гидроузлом. Там действительно есть какие-то проблемы?

— Проблемы есть, отрицать не буду, и основная проблема связана с отставанием от графика производства работ, предусмотренного контрактом.

— Это часто бывает…

— Часто, да, но никакому заказчику отставание не нравится, хочется, чтобы генподрядчиком, НПО «Мостовик», контракт был выполнен в срок. Тем более что финансирование проекта производится в срок, день в день.

— Какое на сегодняшний день отставание по срокам?

— Примерно месяца на три.

— Как выглядит, на ваш взгляд, промышленность Омского региона в целом?

— Можно я пока не буду отвечать на этот вопрос? Вы же прекрасно понимаете, что все крупные предприятия, которые есть в области, — они в холдингах. Ни наше министерство, ни правительство Омской области не вкладывают в них деньги, не оказывают материальной помощи, а программы развития предприятий верстает управляющая компания холдинга. Когда все хорошо – люди довольны и никаких вопросов региональной власти не задают. А когда становится плохо, начинаются сокращения и не выплачивается зарплата, то обращаются не в холдинг, а пишут обращения к губернатору. И вот это я бы пресекал на корню. Вы попробуйте сначала решить вопрос на своем уровне, а если не получается, тогда можно обращаться к губернатору.

— Вы имеете в виду письмо трудового коллектива обанкротившегося ООО «Омск-Полимер», которое было опубликовано в «КВ»?

— Нет, я говорю вообще. Проблема ООО «Омск-Полимер» – она в другом. Если бы имущество этого предприятия было продано по той цене, которая изначально предполагалась, то никаких вопросов бы и не возникло. А что можно сделать с «Омск-Полимером» сейчас? Торги состоялись, документы подписаны.

— Тем не менее цена продажи имущественного комплекса этого предприятия не может не смущать…

— Знаете, есть очень известная пословица, что на базаре два дурака – один продает, другой покупает. Это я ни в коем случае не имею в виду «Омск-Полимер», там и покупатели, и продавцы – люди очень умные, они все грамотно сделали, я имею в виду основополагающий принцип торговли. Когда вам на рынке называют цену за любой товар, то вы либо ее платите и уходите домой с товаром, либо не платите.

— Может минпром хотя бы теоретически вмешаться в ситуацию с «Омск-Полимером» и что-то подправить?

— Сегодня такими полномочиями обладает только один орган – суд. Если суд признает, что сделка была совершена не на рыночных условиях, то она будет отменена, а торги начнутся заново. А я не могу повлиять на решение суда.

— А что вы думаете о промышленной кластеризации? Есть ли перспективы у проекта ПАРК, который продвигает ГК «Титан»?

— Я думаю, что в этом проекте есть рациональное зерно.

— Главный-то вопрос, когда этот проект реально заработает. О том, что у ПАРКА есть перспективы, мы уже слышали. Нам говорили даже, что ПАРК заменит нефтезавод…

— Нефтезавод не заменит – это точно. Не всему надо верить, что говорят. А для того чтобы этот проект заработал, должна быть законодательная база. Инвестор должен иметь гарантию, что он не просто расстается с деньгами, а будет иметь в перспективе прибыль. Вот лежат у нас в области, например, горы золошлаковых отходов ТЭЦ. Сегодня, когда они никому не нужны, их готовы отдавать буквально за копейки, только заберите, чтобы освободить территорию. А завтра, когда найдется инвестор, который скажет: я забираю, и вполне может случиться, что бывшие отходы назовут ценным сырьем и цена взлетит вверх. Вот в таких случаях региональное правительство и должно выступать в качестве регулятора.

— Можно ли вернуть назад омских предпринимателей, которые перерегистрировали свои омские предприятия в другие регионы? Есть ли у вас такие планы?

— Заставить – нельзя, закон позволяет регистрироваться в другом регионе, а создать условия, чтобы они вернулись – можно. Для начала нужно узнать, почему они ушли. Мы же не знаем причин. Может, кто-то поссорился с кем-то. Или налоговые условия там лучше. Нужно выяснить и тогда уже принимать соответствующие решения. Для меня, как и для всех, очень важно, чтобы все предприятия, которые находятся на нашей территории, были зарегистрированы здесь. Мы должны создать такие условия, чтобы не только наши назад вернулись, но и новосибирцы с тюменцами к нам приходили. Поэтому давайте сделаем так. Я вам обещаю найти в ближайшее время хотя бы одного предпринимателя, который ушел, и спросить у него, почему именно он это сделал.

— Раньше управлением инновациями занималось минэкономики. Теперь инновационную политику передали в минпром, что более правильно, на наш взгляд. Хочется спросить, с чего вы начнете.

— Что такое инновация? Это совокупность методов и способов, позволяющая получить в процессе деятельности новый результат. Если говорить об образовании, например, то вы же прекрасно и сами понимаете, что до тех пор, пока сам учитель не разберется с инновационными программами, пока не будет заинтересован в результате обучения, ничего хорошего не будет. Помните, когда Дмитрий МЕДВЕДЕВ стал президентом, то сразу заговорил об информационных технологиях в образовании. Для многих его слова казались странными. Как же так, мол, такая высокая планка задана, и в школах ее никогда не достичь. Планка действительно была высокой. Но заметьте, пусть сегодня мы ее и не достигли, но мы ж к ней стремимся. Шаг сделан. И точно так же в любой другой сфере. В том числе в промышленности.

— И где же искать омские инновации? В вузах?

— В людях. Все инновации – это люди, которые несут в себе созидательное начало. И пока это созидательное начало в нас не проснется, мы вечно будет кого-нибудь догонять.

— Не совсем понятно, почему профессор, доктор технических наук бросил вуз и ушел в 2002 году на производство.

— А что изменилось? Ученая степень у меня осталась, звание осталось, преподавать я могу и сейчас. В вуз могу вернуться в любой момент. В 2002 году, когда я уехал в Ухту, чтобы работать главным инженером нефтеперекачивающей станции, я ведь не хлопнул дверью, не закрыл ее навсегда, я просто написал заявление и ушел из СибАДИ.

— Кстати, по какой теме вы защищали докторскую диссертацию?

— Я занимался в то время темой интенсификации процессов теплообмена при кипении криогенных жидкостей в малых объемах, то есть мои исследования были направлены непосредственно на криомедицину.

— Физика низких температур?

— Совершенно верно.

— Сколько вам было лет, когда вы защитились?

— Тридцать четыре года. Я был очень молодой доктор по тем временам. Защита проходила в 1995 году в Санкт-Петербурге, все члены ученого совета были уже в годах, успели побывать и в КПСС.

— А вы не успели вступить в коммунистическую партию?

— Мне хотелось, но были ограничения, если помните. Для итээровцев существовали жесткие квоты.

— Чисто обывательский вопрос. Уже установлено, что источником алюмосиликатного снега, выпавшего недавно на Омск, был Омский НПЗ. А почему никаких извинений не последовало от руководства предприятия? Минпром не намерен ничего сказать на этот счет?

— Я тоже живу в городке Нефтяников, и мне как жителю Омска этот «снег» тоже не нравится. Меня эта ситуация не напугала, но насторожила, как и многих. Однако официально приносить извинения от имени минпрома за нефтезавод – это было бы несколько странно. Промышленная политика – она ведь не подразумевает прямое управление промышленностью.

— Как вы считаете, сколько вы продержитесь на посту министра?

— Вот это только Богу известно.

— Вам не ставили условий, чтобы через полгода или год омской промышленностью были достигнуты определенные ключевые показатели? Например, чтобы рост производства за год составлял не менее 10%?

— Нет, таких конкретных условий, чтобы достичь каких-то ключевых показателей, мне не ставили.

— Глядя на вас, складывается впечатление, что вы человек очень взвешенный…

— Я считаю, если вынимаешь шашку из ножен, то без победы ее вкладывать назад нельзя.

— То есть шашкой все же помахать любите?

— Могу помахать, но это будет справедливо. Я не деспот.

— Вы азартный человек?

— Азартный, да. Но в карты играть не люблю. Я люблю отдых на природе, в лесу. Охоту очень люблю.

— Утреннюю зарю 25 августа будете встречать на охоте?

— Да, обязательно. Этого дня ждет, я думаю, любой охотник. Причем с таким чувством, как будто завтра в загс.

— Тогда желаем вам ни пуха ни пера на открытии охоты. Спасибо, что зашли на чай.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.