Все рубрики
В Омске суббота, 4 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,3847    € 76,7344

Мы уже осенью почувствуем острую нехватку денег в крестьянских карманах для поддержания технологического уровня и производственной базы

9 июля 2022 13:30
0
3002

Рекорда зерновых не будет – рапортует Зерновой союз. 

В июне в пресс-центре информационного агентства «Национальная Служба Новостей» состоялся брифинг главы Зернового союза Аркадия ЗЛОЧЕВСКОГО на тему «Зерновые рекорды. Что ждет рынок в 2022 году?» Анонс гласил: «Пшеница становится оружием, нагоняя панику на мировом рынке зерна на фоне слухов о глобальном продовольственном кризисе из-за боевых действий на Украине. Тем временем представители России, Украины, Турции и ООН решили провести переговоры по вывозу зерна из украинских портов на следующей неделе в Стамбуле. Ожидается, что в них примут участие президент Турции Реджеп ЭРДОГАН и генсек ООН Антониу ГУТЕРРИШ. По данным же российских СМИ, экспорт зерна из России сократится на 8,3%, это значит, что в сельскохозяйственном сезоне 2021–2022 г. Россия экспортирует 45 млн тонн зерна».

ЗЛОЧЕВСКИЙ сообщил, что юг уже начал убирать ранние зерновые, ведется уборка ячменя, к концу месяца начнется уборка пшеницы:

– В принципе мы очень хорошо перезимовали. Великолепные показатели, минимальная потеря – в районе 3% под озимым посевом. Обычно бывает 5-7%, в плохие годы доходит и до 15%. Но вызывает сомнения площадь, которая заявлена официально под озимым посевом. Минсельхоз говорит о том, что это 19 млн га по данным регионов. Но эта цифра выросла после зимовки Минсельхоз в декабре говорил о 18,4 млн га. И как 600 тысяч по снегу сеяли, мы не очень себе представляем. Сев проводился под давлением региональных администраций из логики «дай план, иначе не получишь субсидий». Естественно, никто не будет рисковать получением субсидий, поэтому какие-то площади могли оказаться только на бумаге, а не физически. Самый главный показатель и выводы – ход подкормки во время весенних полевых работ. Мы традиционно подкармливаем озимые, которые были отсеяны осенью прошлого года. Ход подкормки, по данным на середину мая, отставал от прошлогоднего на 100 тысяч га. В итоге я основываюсь на своих выводах о том, что у нас есть к уборке – уже после вычета погибших озимых, этих 3% – 16,7 млн га, а это меньше чем в прошлом году.

Глава Зернового союза попросил учесть, что мы получаем основную долю пшеничного урожая как раз с озимого сева, а не с ярового:

– Это более 60% традиционно. Исходя из моих консервативных выводов, урожай составит порядка 83-84 млн тонн. Напомню, что рекорд у нас был 86 млн тонн. Рекорда в этот раз не получим, но получим хороший урожай, всего всем хватит. Также выглядят данные по остальным зерновым.

Безусловно, санкции не могли не сказаться на экспорте зерна:

– У нас довольно существенный недовывоз в нынешнем сезоне. Общий экспорт составит порядка 45 млн тонн. В составе этого экспорта около 37 млн тонн пшеницы. Но это все равно хороший объем, мы сохраняем первое место по поставкам пшеницы на мировой рынок. Экспортный потенциал у нас больше, но он ограничен квотами и пошлинами.  Входим в новый сезон с выросшими запасами, хотя весь мир входит с сокращением. При правильном хранении зерно может долгие годы не терять свои качества, площадей хватает. У нас бывали сезоны, когда концентрировалась и больше ресурсов.

Но главное, подчеркнул эксперт, не хранение, а все-таки продажа. Перечень востребованных на экспортном рынке культур широк: и пшеница, и ячмень, и кукуруза, и горох, и лен, и масличные и многое другое:

– Пошлины и квоты ограничивают в первую очередь доступ к рынкам сбыта. Ограничение ликвидности приводит к тому, что много денег выпадает из крестьянских карманов в обороте. Это демотивирует производственную базу. Поэтому мы настаиваем на отмене пошлин. Если мы хотим сохранить ресурсы на территории страны, давайте вводить объемное квотирование и ограничивать объемы вывоза. А пошлина сейчас выполняет фискальную функцию. Только с них государство получило больше 2 млрд долларов! Эти вынутые деньги лишают возможности покупать необходимые ресурсы для посевных работ – у крестьян выпадающие доходы в три раза больше, чем упомянутая сумма. А 6 млрд долларов – это больше, чем весь наш АПК. Мы уже осенью почувствуем острую нехватку денег в крестьянских карманах для поддержания технологического уровня и производственной базы.

Спикер посетовал на то, что обещания государства вернуть изъятые через пошлины средства в сектор пока не сдержаны:

– Деньги распределяются между животноводами, хлебопеками и переработчиками, то есть теми, кто уже получил «субсидии» за счет снижения внутренних цен. Они не возвращены тем, у кого реально выпали доходы! Минсельхоз настаивает на продлении действия пошлин. В условиях такой политики мы неизбежно почувствуем падение производственных показателей. А перекрестное субсидирование, возвращаюсь к переработчикам, образует неестественную конкурентоспособность.

Пока технологические недочеты компенсируются… везением с погодой. Есть трудности с запчастями:

– По импортной технике это достаточно серьезная проблема, но она вроде бы решается – по различным обходным схемам запчасти стали поставлять. Простой по технике из-за отсутствия запчастей, естественно, будет очень болезненно сказываться. Но оргработа на эту тему идет, и я надеюсь, что эту тему мы закроем. По крайней мере, на этот сезон...

ЗЛОЧЕВСКИЙ также объяснил, что цены на продукты не зависят от цен на зерно:

– Цены на зерно сейчас падают внутри страны, они находятся на достаточно низком уровне с учетом того, что очень сильно выросли все издержки производства. Мы уже имеем  такие продажные цены во многих регионах, которые близки к себестоимости. Это проблема для дальнейшего производства, для его наращивания и развития, такой стоп-кран. Но это никак не останавливает цены на продовольствие на полках, которые продолжают расти. Повторю, что у нас хороший урожай, и почвы для роста внутренних цен на зерно просто нет. Мы были привязаны к мировым ценам, то есть экспорт был определяющим процессом на ценообразование внутри страны. Сейчас, после введения пошлин и квот, внутренний рынок разорван с мировыми ценами. У нас внутренние цены на зерно самые низкие в мире.

Спикер развеял миф о дефиците зерна в мире:

Легкое снижение мировых запасов по зерну происходит каждый год по разным причинам. Срабатывает то погода, то еще что-то. Эти колебания нормальны и естественны. «Расчетные показатели упадут на 18 недель». Так это переходящие запасы в мире по зерновым ресурсам. «Это минимальный уровень запасов за последние шесть лет». А много это или мало? Когда начинают нагнетать на подобных аргументах обстановку, у профессионалов это вызывает просто гомерический хохот. Напомню, что в 2008 году, когда цены зашкаливали за 400 долларов, переходящие запасы были на 10 недель, и они были минимальные за предыдущие 30 лет. Сейчас запасов более чем достаточно.

ЗЛОЧЕВСКИЙ также признал, что не понимает, почему вдруг стали называть Украину наряду с Россией лидером по поставкам зерна:

– Рынок перегретый, и ажиотаж, слухи создаются для того, чтобы поддержать цены. Я вижу в этом довольно серьезную мотивацию с разных сторон, в том числе со стороны Украины, ей выгодно продавать по очень высоким ценам. Мы же с Украиной примерно до 2015-2016 годов на внешних рынках не пересекались, потому что наш основной товар – продовольственная пшеница, а Украина поставляла только фураж на кормовые цели. В 2015-2016-х они начали выходить на наши рынки сбыта, и мы вступили в конкурентную борьбу. Но объемы их поставок существенно меньше, чем наши. Мы занимаем первое место по поставкам пшеницы, они даже в топ-5 не входят. Украина действительно иногда поставляет зерна больше, чем Россия, просто у них основной упор идет на поставку кукурузы. По производству мы можем сравнивать себя с Евросоюзом, мы первый поставщик на мировой рынок. А роль Украины явно переоценена. В поставке пшеницы Украину можно легко исключить. Она сама заминировала свои акватории, примерно 1,5 млн тонн зерна вывозят в месяц сухопутными путями, морскими можно было вывозить 6-7 млн тонн. Цены на мировом рынке перегреты не медленными поставками, не отсутствием украинского зерна, там работают другие факторы. Высокие цены автоматом обостряют вопрос покупательной способности. Не страны, нет, некоторые люди могут остаться без продовольствия. С физической доступностью еды проблем нет, есть – с экономической. Да, можно направить гуманитарную помощь, но это уничтожит рынки сбыта местных производителей, их производственную базу. Может, пора перестать пользоваться такой парадигмой международных отношений?

Ранее репортаж был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 29 июня 2022 года.



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.