Все рубрики
В Омске четверг, 20 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 82,6282    € 89,0914

Александр ИГОНИН: «Мы работаем над тем, чтобы получить госконтракты, но пока полностью сосредоточены на коммерческом рынке»

3 сентября 2023 10:03
0
5091

11 июля АО «Омская картографическая фабрика» перестало существовать как самостоятельное юридическое лицо, было присоединено к государственной компании – АО «Роскартография», став ее филиалом. В общем-то, 100% акций предприятия уже и так принадлежало Росимуществу в лице Роскартографии: основанное в 1934 году ФГУП «Омская картографическая фабрика» в 2012 году было акционировано. В следующем году предприятие справит 90-летие и, как уверяет директор омского филиала Роскартографии Александр ИГОНИН, более чем с достойными показателями: угроза банкротства давно миновала и в позапрошлом году фабрика впервые за постсоветский период отработала без убытка, а в 2022-м продемонстрировала рекордную для себя выручку в 53,42 млн рублей – на 30% больше, чем в 2021-м. На текущий момент 99% выручки компании приносят коммерческие заказы и контракты, 75% продукции приходится на картографию и 25% на полиграфию. О текущих делах и планах Омской картографической фабрики Александр ИГОНИН рассказал обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ПАВЛОВОЙ.

– Александр Иванович, что для предприятия под вашим управлением значит присоединение к Роскартографии?

– Мы сейчас трудимся буквально в две смены. Перерегистрация действующего юридического лица требует просто невероятного объема бумажной работы. В нашем случае фабрика существует почти 90 лет, представляете, сколько документов нужно переиздать, пересобрать и так далее? Присоединение к акционерному обществу «Роскартография» в плане производства никак не повлияло на работу Омской картографической фабрики, изменения касаются только административной, управленческой работы, взаимодействия с головной организацией. Если раньше был совет директоров, теперь у нас другие руководящие органы. По Указу Президента РФ создана публично-правовая компания «Роскадастр», объединяющая ФГБУ «ФКП Росреестра», ФГБУ «Центр геодезии, картографии и ИПД», АО «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ», а в дальнейшем и АО «Роскартография», то есть будет сформирована большая организация, в которой сосредоточены все компетенции от геодезических до кадастровых работ. Как вишенка на торте здесь наша – последняя и единственная в стране гражданская картографическая фабрика, которая продолжит заниматься производством печатных и электронных карт и не только. Процесс был запущен давно, мы придерживаемся графика работ, но полноценно завершить присоединение сможем не раньше, чем через полгода.

– А вы за собой сохранили должность начальника центра разработки и реализации картографической продукции АО «Роскартография»?

– Да, я бы даже сказал, что совместная работа головного офиса и филиалов стала еще плотнее. Грубо говоря, в Москве разрабатываются различные тематические карты, а здесь, в Омске, они печатаются.

– То, что наша страна сейчас прирастает регионами, добавляет работы?

– Да, добавляет.

– А как все-таки обстоит финансовое положение предприятия?

– Уверенно могу назвать его стабильным.

– Я посмотрела, что у вас в базе данных за 2022 год значится 5,16 миллиона рублей убытков.

– Убыток только на бумаге, фактически его нет, его формирует в том числе амортизация оборудования, а у нас есть оборудование, которое не задействовано на 100%. Долгов у нас практически нет: в 2021-м погасили 5,1 миллиона задолженности, а в 2022-м – 7,6 миллиона с учетом НДС. Да, периодически берем небольшие займы на нужды предприятия, но это стандартная практика – точно так же, как наши клиенты пользуются отсрочкой платежа. Мы сразу же расплачиваемся, кризисный период давно позади. Подчеркну, что не всегда цифры убытков показывают реальное положение дел. Это то же самое, как ваши коллеги писали о том, что наше акционерное общество больше не существует, со смыслом, будто фабрика перестала работать. Еще раз: операционного убытка у нас нет. А вот выручка выросла на 50% за последние два года. В прошлом году мы показали рекордную выручку почти 60 миллионов. В этом году идем по базовому сценарию: то есть между оптимистичным (100 миллионов) и пессимистичным (55 миллионов). Повторить итоги прошлого года вряд ли сможем, но покажем результаты очень к ним близкие.

– Кстати, про оборудование. Помню, что оно у вас в основном немецкое, итальянское. Есть проблемы с ремонтом?

– В основном немецкое оборудование, да. Мы заранее заказываем расходники – полиграфические валы, например. Да, отечественные предприятия делают полиграфические валы, делают их обрезинку, но вот резина заказывается на Западе.

– То есть европейские партнеры не отказываются от сотрудничества?

– Да почему, отказываются. Прямых контактов с фирмой KBA из ФРГ у нас нет. Ввозим расходники параллельным импортом. Вернее, этим занимаются поставщики печатного оборудования, так что пояснить, как конкретно изменилась логистика, не смогу. Китайские аналоги есть, но не для всех узлов и пока они не вышли на нужный нам уровень качества. Но в целом, наверное, процентов 80 расходников удалось заместить. Разумеется, это сложно: все-таки печатная машина – продукт точного машиностроения, в том числе с составляющей электроники. А для ее настройки нужны специалисты, которых нет в Омске – только в Новосибирске, в Москве.

– За счет чего сложилась рекордная выручка?

– Мы настолько привыкли работать в кризисное время, что, считаю, смогли достаточно быстро подстроиться под меняющийся рынок, скорректировав многие бизнес-процессы – от поставок бумаги и упомянутого ремонта оборудования до продаж. По-видимому, не все поставщики учебной продукции смогли так же оперативно отреагировать, как мы, поэтому наши школьные атласы в прошлом году были популярнее, чем другие. В рамках страны, конечно, это был не такой уж большой прирост… В любом случае наша главная заслуга – проявленная гибкость.

– Вы мне говорили в прошлом интервью, что собираетесь диверсифицировать свои линейки школьных атласов. Что имелось в виду и удалось ли это сделать?

– Мы параллельно развиваем четыре линейки атласов: две по географии и две по истории. Смысл диверсификации в том, что занимаемся не только самым продаваемым направлением, но и другими. Я имел в виду, что мы диверсифицируем не продукцию, а рынок сбыта. Если точнее, мы переориентировались больше на B2C, то есть продажи клиентам напрямую, а для этого вышли на маркетплейсы.

– Ozon и Wildberries?

– Да, причем активно продаем не только школьную учебную продукцию, но и омские атласы и карты. Для нас этот канал продаж только разворачивается, но он уже показал результаты лучше офлайн-магазина на первом этаже фабрики. Отдельно развиваются продажи через фирменный магазин Роскартографии.

– Онлайн-продажи сейчас составляют больше половины продаж?

– Конечно, у нас уже 30 тысяч покупателей по всей России – заказы были из всех регионов нашей Родины. Мы говорим только про розницу. Приходится конкурировать с перекупщиками нашей же продукции, но у нас нет задачи выпихнуть коллег с рынка, наша цель – самим на нем обосноваться. Хочу сказать огромное спасибо маркетплейсам за обратную связь – отзывы и вопросы. Сейчас начинается учебный сезон, мы учли и исправили свои ошибки, так что он обещает быть более удачным, чем наш прошлогодний дебютный. Также у нас рождаются новые идеи благодаря маркетплейсам, но пока не буду забегать вперед и озвучивать их. Могу отметить, что неожиданно для меня особым спросом там пользуются наши маленькие поздравительные открытки, которые продаются комплектами. Наверное, их вкладывают в цветочные букеты или поделки. Также очень быстро расходятся региональные атласы, которые, не стану скрывать, порой долго лежали на складах. Люди элементарно просто не знали, где купить, например, карту Ульяновской  области, потому что выйти на такого продавца напрямую было гораздо сложнее, чем найти карточку на маркетплейсе. Продажи, конечно, такой карты не составляют и тысячи экземпляров, лукавить не стану, но я и не претендую на первое место на рынке в этой части. Сотни штук атласов за полгода расходятся примерно.

– А какие региональные карты у вас есть?

– Само собой, всех субъектов Федерации у нас сейчас нет. Есть многие регионы Западной Сибири, несколько регионов Центральной России. Самые продаваемые карты – Ханты-Мансийского автономного округа, Тюменской, Иркутской областей.

– Какие интересные контракты у вас есть сейчас в B2B?

– Часто печатаем книги для ученых. Одни из наших последних заказчиков – АО «ЦНИИмаш»,  научно-исследовательское подразделение Роскосмоса, отвечающее за управление космическими аппаратами гражданского назначения, ООГО «Российский фонд культуры», для которого мы разработали и отпечатали историко-культурологический атлас Владикавказа.

– Вы сетовали, что отсутствие госзаказов убивало картографические фабрики страны.

– Не то чтобы убивало, провоцировало большие риски, и не все фабрики с ними справились. Эта проблема продолжает существовать и остается основной на картографическом рынке: госзаказов нет уже много лет. Ждем, что после нашего вхождения в ППК «Роскадастр» ситуация изменится, но пока конкретики нет. Мы работаем над тем, чтобы получить государственные контракты и задания, но пока полностью сосредоточены на коммерческом рынке.

– Кто сейчас ваш самый крупный клиент?

– Родители школьников. Естественно, у нас приобретают продукцию книжные, канцелярские магазины.

– Но ведь количество магазинов сокращается.

– Офлайн да, но они продолжают торговать онлайн. Процент атласов, продаваемых в Интернете, за последние 3 года кратно вырос.

– Ценовую политику пересматривали?

– Постоянно пересматриваем. В принципе прайсы довольно стабильные, но если говорить именно про маркетплейсы, то там ценообразование совсем по-другому складывается. Не забываем про проведение всяких акций и прочее.

– Для пользователей они выгодны, это понятно, а для поставщиков?

– Маркетплейсы, конечно, не манна небесная, комиссия у них очень «хорошая». Чтобы быть успешным на этом рынке, нужен довольно высокий средний чек. У нас же средний чек маленький – ниже 500 рублей. Школьные атласы просто не могут стоить дороже! К тому же у нас есть проблема, нашу продукцию умудряются подделывать новосибирцы.

– Вы не пытаетесь повлиять на ситуацию?

– Не думаю, что это стоит наших ресурсов. Судиться очень не хочется. У нас есть свой рынок, с ним и будем работать. Жаль лишь пользователей поддельных карт, потому что у их производителей в каком-то году оказались в распоряжении файлы, но с тех пор они не обновлялись. У нас же данные перепроверяются и пополняются каждый год, для этого есть специальный штат редакторов. Эта тема под особым контролем на нашей фабрике – продолжаем работать по строгим, еще классическим советским канонам.

– Вы заявляли о намерениях продвигаться на азиатском рынке.

– Да, мы работаем с Узбекистаном и планируем наращивать обороты. Поставляем тематические карты: СНГ, карты транспортных систем. Работа с ближайшим зарубежьем не наш приоритет, у нас еще отечественный рынок не завоеван. Все-таки наш основной продукт – школьная картографическая продукция, а у них, естественно, собственные образовательные программы.

– Вижу у вас на столе очень симпатичную картографическую продукцию нешкольного характера.

– Да, мы достаточно широко представлены в этом направлении: берем заказы на различного вида туристические брошюры, книги.

– Атлас Омской области для начальной школы меня искренне очаровал.

– Да, это история, которой стоит гордиться. Краеведения больше нет в школах, но у нас есть такой атлас, благодаря нашей фабрике. Таких практически нет в других регионах. Но мы печатаем подобные для регионов Дальнего Востока. 

– Как у вас с кадрами?

– Примерно 5% коллектива у нас регулярно меняется: люди уходят на пенсию, их сменяют новички. Мы сейчас плотно взаимодействуем с Сибирским государственным университетом геосистем и технологий в Новосибирске. От них в 2023-м в нашем отделе картографии было три практиканта – впервые за многие годы. Это лишний раз доказывает то, что мы вполне уверенно смотрим в будущее. Уже два года участвуем во всероссийской выставке при этом же институте – Интерэкспо ГЕО-Сибирь. Если в 2022-м у нас интересовались, жива ли Омская картографическая фабрика, то в 2023-м к нашим стендам уже сознательно приходили покупатели за конкретной продукцией. Все равно не все позиции можно купить на маркетплейсах – например, некоторые виды настенных карт.

– Напоследок немножко философии. Прочла в «Вестнике геодезии» и картографии интервью с известным геодезистом Валерием МОСКАЛЕНКО. Цитирую: «Сегодня нет никакой нужды иметь карту каждой кочки и содержать громоздкие предприятия картфабрик. Требовалась карта на Керченский пролив в связи с постройкой моста. Такая карта появилась, но больше пока не нужно. Современные методы позволяют создавать нужные карты в нужное время с минимальными затратами и не заваливать хранилища картами на бумажных носителях». Прокомментируете?

– Валерий Иванович имел в виду крупномасштабные, топографические карты. Они в гражданских целях практически не печатаются, это и не нужно. Тут я согласен: когда у тебя в телефоне есть приложение, в котором ты можешь посмотреть в определенном масштабе большую территорию, это удобно. Но ни в одном приложении нет качественных тематических карт. Даже как в атласе для 8-9-х классов, который я держу в руках. Эту информацию школьнику больше негде получить: где какие народы живут, где какие ресурсы расположены и так далее. Убежден, что каждый гражданин РФ должен знать карту своей страны, хотя бы понимать, с какими регионами граничит его родной. Карты для того и создаются: чтобы их ЧИТАТЬ. Помимо учебных, есть карты регионов. Например, сейчас, во многих регионах GPS плохо работает: продажи атласов автомобильных дорог за последние месяцы очень сильно увеличились. Другой пример – у нас есть специальные серии атласов с туристическими местами, например, Алтайского края. Во-первых, они используются в экспедициях, во-вторых, их покупают, как памятный сувенир вместо магнитика. Безусловно, тематический рынок печатной картографической продукции, по сравнению с рынком 15-20-летней давности, существенно сократился. Действительно многое ушло в «цифру», я и сам пользуюсь цифровыми картографическими платформами. Но и преувеличивать значение цифровых карт не стоит. Электронные карты действительно удобные, просто у них ДРУГОЙ функционал. Во многих кабинетах руководства разного уровня висят настенные карты, в том числе от Омской картографической фабрики. Уже не первый раз нам заказывает карту с мировыми транспортными путями одна логистическая фирма. Сейчас особенно актуально, в связи с международной обстановкой, менять логистические цепочки, а бизнес попросту не может принять грамотные управленческие решения, не взглянув на карту. Пространственное мышление не включается при изучении карты в мобильном телефоне, нужно буквально пальцем или указкой провести, чтобы понять, где и какие могут быть проблемы. Так что наши печатные карты всегда будут востребованы.

Фото © Максим КАРМАЕВ

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 16 августа 2023 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.