Все рубрики
В Омске четверг, 18 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,0872    € 96,3046

Валерий СТАРНИКОВ, управляющий филиалом «ОМСКИЙ» Свердловского Губернского Банка: «И один банк другому, по крайней мере, гадостей не делает никогда»

10 декабря 2008 16:43
0
3240

12 ноября 2008 года ЗАО Группа Синара сообщило о завершении сделки по приобретению 75% акций ОАО «Свердловский Губернский Банк» (СГБ), пояснив при этом: «Сделка была осуществлена в соответствии и в порядке, определенном генеральным четырехсторонним соглашением между Агентством по страхованию вкладов (АСВ), Группой Синара, СКБ-банком и СГБ, в целях предупреждения банкротства последнего». А 14 ноября на сайте банка появилось сообщение: процесс санации начался и проходит успешно. Корреспондент «КВ» Екатерина СЕРВАХ встретилась с управляющим филиалом «ОМСКИЙ» Свердловского Губернского Валерием СТАРНИКОВЫМ, чтобы побеседовать о настоящем и будущем филиала и омского банковского рынка в целом.

— В некоторых СМИ сообщалось: СКБ-банк купил СГБ. Каков сейчас статус Свердловского Губернского Банка?
— У нас общий собственник. Это группа Синара, имеющая по 75% акций и СКБ-банка, и CГБ. Сейчас создается компания, которая будет управлять этими двумя активами, чтобы оперативно решать вопросы развития обоих банков во взаимодействии.
— Ваш филиал открылся в Омске менее года назад, но за это время появилось еще 2 дополнительных офиса. С чем это связано?
— Головной банк поставил нам задачу развить сеть в Омске. Есть планы создать здесь региональный центр, а потом двигаться дальше – в Новосибирск, Кемеровскую область, Красноярск. Офис «На Масленникова» обслуживает только физических лиц, офис «На Герцена» — универсальный. Головной офис будет обслуживать малый и средний бизнес и физических лиц. Но план развития филиала был утвержден при старых собственниках. Собственник сменился, и планы вполне могут тоже измениться. Но пока мы только знакомимся, налаживаем контакты с руководством группы. А задачи нам еще поставят…
Скоро в Омске откроется филиал и СКБ-банка, так что Омский регион, видимо, интересен для Екатеринбурга. Особенно юридическим лицам, бизнес которых связан с Уралом. Там – металлургия, а здесь есть большие потребители этого сырья. Но тем не менее мы открывались как универсальный банк.
— За «больших потребителей» идет большая борьба. Можете вы предложить им нечто, выделяющее вас из общего ряда банков?
— Да. У нас есть очень хорошая линейка депозитов для юрлиц, условия которых позволяют управлять этими средствами — возможно и пополнение, и частичное снятие, и разные режимы начисления процентов: ежемесячно, ежеквартально, в конце срока. Возможна и капитализация процентов, то есть эта линейка похожа на линейку депозитов для физических лиц. Очень удобно для предприятий, которые накапливают средства для периодических платежей – эти деньги могут принести им определенную прибыль.
— Что ваш банк предлагает физическим лицам?
— Очень многое. Например, условия по вкладам настолько конкурентоспособны, что даже не пришлось их особо рекламировать – вкладчики сами к нам пошли. И процентные ставки хорошие, и гибкие условия, и специальный вклад для пенсионеров... Есть линейка кредитов для физических лиц.
— Сейчас многие банки о своих кредитных программах могут говорить только в прошедшем времени. А как обстоят дела у вас?
— Мы физическим лицам кредитов выдаем очень мало — с оглядкой на финансовый кризис, потому что не знаем, как будут дальше развиваться события. Чтобы поддерживать ликвидность банка и филиала, нужно действовать аккуратно. Но я всегда пытаюсь понять нужды клиента, наладить коммуникации – я всю жизнь так работал. И если мы понимаем, что работа с этим клиентом перспективна – кредит ему действительно нужен и он его вернет, то прилагаем все усилия, чтобы этот вопрос решить.
То же и по юридическим лицам. Есть определенный лимит, в рамках которого я могу сам принимать решения, а крупные или нетрадиционные кредиты мы выносим на кредитный комитет «головы», сами его защищаем, и решение принимается быстро – это же не Москва, здесь близко.
— Есть еще что-нибудь интересное для физических лиц?
— У нас есть депозитные (сейфовые) ячейки. Эта услуга до сих пор еще не востребована, но думаю, что будет. Люди, которые приняли паническое, одномоментное решение снять деньги со своих вкладов, теперь не знают, что с ними делать. Держать эти деньги дома опасно, если нет бронированных дверей и жалюзи на окнах. В кризисные моменты напряженность криминогенной ситуации нарастает. Поэтому свои драгоценности, ценные бумаги, деньги (если уж вы не доверяете их банку) лучше положить в сейфовую ячейку. Даже если с банком что-то случится, там все сохранится.
— Кстати, вам пришлось столкнуться с паническим снятием вкладов?
— У нас в филиале оттока практически нет. Хочу сказать спасибо омским СМИ за то, что они не стали поднимать панику, а вели себя очень грамотно. В Екатеринбурге, похоже, СМИ захотели нагреть руки на этих вещах, но скорее всего это была специально спровоцированная информационная атака. Причем не на один банк, а сразу на шестерку крупнейших уральских банков. Среди них оказались и СГБ, и СКБ, который эту атаку успешно выдержал. Причем если посмотреть на докризисные балансы банков, то признаков банкротства у них в принципе не было.
А мы сумели убедить своих вкладчиков, и вкладчики нам поверили. Мы очень корректно себя вели — не останавливали расчеты, прием и выдачу вкладов. Да у нас и причин для паники в принципе не было – денег хватало на все. В принципе очень корректно вели себя практически все банки в нашем регионе. Ведь любая допущенная паника могла сказаться и на работе других банков. Поэтому мы все здесь выступали единым фронтом.
Конечно, любому банку тяжело, когда у него одномоментно забирают деньги, причем те, на которые он рассчитывал. Если вклады размещены на год, то с ними синхронизированы и вложения в кредиты, в ценные бумаги на такой же срок. Когда вдруг происходит разрыв по срокам, это очень тяжело. И сразу сказывается отсутствие межбанковского рынка, из-за чего замены вкладов на другие ресурсы просто не происходит.
— На конференции ГУ ЦБ 20 ноября Андрей БЕСПЯТОВ предложил: пусть Банк России или другая структура обеспечивает замену досрочно отозванных вкладов — на тот же срок и за те же деньги.
— Идея неплохая, но этот инструмент должен быть подготовлен заранее, до начала кризиса. Нужно все хорошо проработать, потому что идея не защищена от махинаций. У ЦБ должно быть много инструментов на все случаи жизни. Если бы он жил по этим правилам, было бы намного проще управлять банками.
— Тем не менее многие говорят, что сейчас ситуация гораздо лучше 1998 года — в том числе и потому, что уже есть опыт, есть законы и другие инструменты. Вы с этим согласны?
— Цыплят по осени считают! Пусть этот кризис сначала пройдет… Хотелось бы верить в то, что все обойдется. Кризисы нельзя сравнивать, но отношение банкиров к этим кризисам, конечно, стало другим. У нас есть опыт. Мы знаем, как себя вести. Если банковское сообщество консолидируется, решать проблему будет намного легче. Безусловно, стремление к консолидации есть. В Омске банковское сообщество все-таки уже выкристаллизовалось. У нас есть конкуренция между собой, но нет антагонизма. И один банк другому, по крайней мере, гадостей не делает никогда.

— А как вы сами относитесь к резкому увеличению доли иностранного капитала в российских и, в частности, омских банках?
— С одной стороны, я рад, что иностранный капитал работает на омской земле, а с другой – мне очень обидно, что Омская область не сохранила свою банковскую систему. Потому что осталось-то всего семь банков, зарегистрированных в области, и два из них имеют иностранный капитал. Потеря исконно омских банков, которые родились на этой земле, мне кажется, отрицательно сказывается на бизнесе региона вообще. Надо было сохранить свою банковскую систему, а для этого – вкладывать в нее деньги. Эти банки точно так же, как малые и средние предприятия, являются основой бизнеса в регионе, потому что они работают здесь и заинтересованы в развитии региона.
— Но Госдума опять обсуждает закон о повышении требований к минимальному уставному капиталу банков. Что вы об этом думаете?
— Опять не будет банков… Нет, ну зачем специально их выметать? Если у него есть свой рынок, своя ниша, то почему бы не дать ему нормально заниматься этим бизнесом?
— Таким способом вроде бы хотели ударить по банкам, которые создаются для не совсем благовидных целей. И при этом не разглядели, что в регионах небольшие банки играют совсем другую роль.
— У ЦБ есть инструмент, которым он может все эти «стиральные машины» удалять из бизнеса. А вопрос повышения уровня капитала поднимался много раз. Я помню, при ГЕРАЩЕНКО господин МАМУТ (это МДМ-Банк) первый сказал: оставьте 100 первых банков, а остальные надо убрать из банковского бизнеса. И ГЕРАЩЕНКО тогда возразал: а зачем нам в это вмешиваться? Бизнес сам рассудит: нужны эти банки – они будут существовать, не сумеют выжить – туда им и дорога. Это абсолютно правильный, рыночный подход. Когда все делается искусственно, это значит, что преследуется какая-то цель, лоббируются чьи-то интересы.
Большим банкам не интересны все эти мелкие бизнесы. Маленький и средний банк с малым и средним бизнесом разговаривает наравне. Они всегда друг другу интересны. А крупному бизнесу мелкий банк неинтересен – ему нужны крупные деньги, маленькие проценты. Он уже не смотрит на стоимость обслуживания и прочее.
У малого бизнеса – как раз наоборот. Ему нужно, чтобы его заметили, ему нужно немножко денег, и он готов пожертвовать условиями обслуживания, чтобы меньше за это заплатить. У них совсем разные интересы! Поэтому сориентировать крупный банк, чтобы он очень хорошо обслуживал малый и средний бизнес, нереально – нелогично получается.
— Свердловский Губернский ведь тоже относится к средним банкам, хотя и имеет филиалы… в скольких регионах?
— По-моему, в шести: Пермь, Челябинск, Тюмень, Омск, Уфа, Оренбург.
— И дальнейшее распространение пока притормозилось?
— Кризис на то и есть, чтобы остановиться, осмотреться, оценить ситуацию. Одно могу сказать: то, что произошло со Свердловским Губернским Банком, пошло ему на пользу. Если бы было все хорошо, банк так и продолжал бы потихоньку работать. Когда банк вошел в группу Синара, он получил собственника, который понимает в банковском бизнесе и уже имеет в группе банк под своим управлением. Появилась возможность создать альянс, а вместе работать легче. Кроме того, этот альянс дал возможность привлечь средства Банка России на поддержание ликвидности.
Но первые деньги для расшивки проблем появились в СГБ, как только было принято решение о создании альянса, еще до подписания четырехстороннего договора. И это оперативное решение руководства группы Синара позволило решить все проблемы, которые накопились на тот момент, сразу, в течение 2-4 дней. А потом уже поступила помощь от ЦБ.
— И как сейчас обстоят дела у вашего головного банка?
— Сейчас для него, как и для всех остальных, основная задача – выжить в пору финансового кризиса. Естественно, Россия не должна просто так потерять банковскую систему. Других глобальных вопросов нет.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.