Все рубрики
В Омске суббота, 13 Июля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 87,7427    € 95,7588

В Омске пострадали сотни человек

28 октября 2009 13:44
0
2245

На прошлой неделе временный управляющий Вадим НАЗАРЬКО начал прием заявлений о включении в реестр требований кредиторов от тех, кто некогда доверил свои сбережения кредитному потребительскому кооперативу граждан (КПКГ) «Кредитный союз». В реестр их, конечно, включат. Но пока очень сложно оценить, велики ли шансы, что эти требования будут удовлетворены.
Теория и практика
В отличие от КПКГ «ФинансКредит», о котором рассказывалось в прошлом номере «КВ», «Кредитный союз» был зарегистрирован в Омске. Произошло это в декабре 2005 года, а уже в самом начале 2006-го кооператив начал активную рекламную кампанию в различных СМИ. Его директором стал один из учредителей — Константин ЛУКАНЕНКО.
Юрист по образованию, до создания кооператива он работал в системе УВД Омской области, а затем в управлении безопасности и защиты информации Омского отделения Сбербанка России. Поэтому совсем неудивительно, что Устав кооператива и договор о передаче личных сбережений составлены достаточно грамотно. К сожалению, гладко было только на бумаге.
В заголовок интервью Константина ЛУКАНЕНКО, опубликованного в «КВ» в марте 2006 года, было вынесено совершенно правильное заявление: «Политику кредитного потребительского кооператива определяют сами пайщики». И далее по тексту: «В каждом пайщике соединяется член кооператива, собственник и управленец, должник и кредитор». «Сами граждане, являющиеся членами кооператива, на общем собрании устанавливают правила, которые должны удовлетворять всех остальных участников союза».
Увы, все эти слова – не более чем пустые декларации. Никто из «пайщиков» КПКГ, с которыми мне довелось общаться, не участвовал ни в каких собраниях и уж тем более – в установлении правил. Кавычки здесь вполне правомерны: эти люди сами чаще называют себя вкладчиками – кстати, в полном соответствии с истинным положением вещей. Потому как роль их была предельно пассивной: выбрать один из готовых вариантов договоров о передаче личных сбережений, вручить свои деньги кооперативу и терпеливо ждать назначенного срока возврата денег. И эта роль их вполне устраивала.
Еще одна цитата из интервью: «Разница между процентом по займу и процентом по сбережениям здесь, как правило, меньше банковской — за счет того, что члены кооператива знают друг друга лучше, чем банк своих клиентов, и нет необходимости «страховать» высоким процентом риск невозврата займа или риск изменения рыночной конъюнктуры».
Звучит красиво. А что на самом деле? Сбережения принимались под 14-24% годовых — в зависимости от срока, суммы и режима выплаты дохода. А займы предоставлялись под 3-5% в месяц, что составляет, по словам ЛУКАНЕНКО, 36-60% годовых. Он, правда, не уточнил, как производилось гашение и на какую сумму начислялись эти 3-5%. Если на полную сумму кредита, то реальная ставка оказывается куда выше 60% годовых. Но даже в случае 36-60% разницу в 2,5 раза вряд ли можно считать небольшой. К тому же выше 20% годовых ставка поднималась только для сумм более полумиллиона рублей, а со всей суммы полученного дохода взимался подоходный налог 13%.
Выходит, не такими уж большими были доходы пайщиков-вкладчиков. Но именно это многих и подкупало: раз проценты не заоблачные, значит, все чисто. Плюс заявления вроде: «Принцип кредитных кооперативов, в отличие от финансовых пирамид, не быстрые деньги немногим за счет большинства, а равные права всех на займы и сбережения, демократический контроль пайщиков за ведением дел в кооперативе, их право на информацию, надежность вложений за счет поиска безрисковых направлений деятельности».
Непонятно, о каких «безрисковых направлениях» идет речь. Направления-то у КПКГ всего 2: привлечение средств и выдача займов. А где займы, там всегда риски. Особенно если деньги выдаются «в течение одного-двух дней без дополнительного сбора документов». И последняя цитата:
«Практика работы кредитных союзов в России показала, что в нынешних экономических условиях надежность кредитного кооператива на несколько порядков выше, чем любого коммерческого банка. В самом деле, отдавая свои сбережения в банк, вкладчик рискует их потерять навсегда или возвратить только часть вклада. Вкладчик не знает и никогда не узнает (коммерческая тайна), куда и в какие рисковые операции банк вкладывает его деньги, какова вероятность их возврата, может ли банк быть стабильным на достаточно продолжительный период времени и не ждет ли его судьба банкротства.
Отдавая же свои сбережения в кредитный потребительский кооператив граждан, пайщик всегда будет знать дальнейшую судьбу своих денег, а именно то, что деньги конкретного пайщика будут вложены в такого же члена-пайщика данного кредитного кооператива в виде займа, возврат которого будет обеспечен четкой и профессиональной работой сотрудников кооператива».
Увы, работа сотрудников оказалась не слишком профессиональной, судя по ее результатам: выплата дохода и возврат средств прекратились в ноябре-декабре 2008 года. И начались хождения по мукам. Люди раз за разом приходили за своими деньгами и слышали одно и то же: «Завтра нам должны перечислить… Послезавтра мы продаем… На той неделе пришлют из Москвы…» Люди верили на слово – никто не даже не пытался потребовать предъявить им документы, на основании которых должны были поступить деньги. ЛУКАНЕНКО писал на договорах: «рассчитать до такого-то числа», и люди уходили успокоенными.
Дела судебные
Люди приходили и 10 раз, и 20… Рекорд – 56 (!) раз. Неизвестно, сколько времени все это могло бы продолжаться, но однажды дверь офиса по ул. 2-я Линия оказалась закрытой, на ней висело объявление: «Финансово-хозяйственная деятельность приостановлена в связи с проверкой ОБЭП». Кое-кто на тот момент уже имел на руках решение суда о взыскании с кооператива переданных ему средств, кто-то получил таковое немного погодя, но толку — ноль.
Константин ЛУКАНЕНКО утверждает, что заемщики должны кооперативу больше, чем кооператив вкладчикам, но взыскать эти деньги он не может, поскольку все документы изъяты. По его словам, у него не осталось даже списка должников. Ни доказать, ни опровергнуть справедливость его утверждений невозможно. Равно как и сделать вывод о платежеспособности кооператива, не имея доступа к документам.
В августе одна из вкладчиц обратилась в Арбитражный суд Омской области с заявлением о признании «Кредитного союза» банкротом. Другие пострадавшие пытались ее отговорить, опасаясь двух вещей: 1). с банкрота ничего получить будет невозможно; 2). если какие-то деньги удастся взыскать, они достанутся заявительнице, а другие останутся ни с чем. Тем не менее 1 октября судебное заседание состоялось и суд постановил: ввести в отношении кооператива процедуру наблюдения и назначить временным управляющим Вадима НАЗАРЬКО.
Представительница КПКГ заявила суду, что кооператив долг признает, но деньги можно будет вернуть только после взыскания дебиторской задолженности. А для этого требуется время, поскольку гражданскими судами сейчас рассматривается несколько дел о взыскании долгов.
Разобиженные вкладчики, которые раньше верили каждому слову сотрудников «Кредитного союза», теперь не верят никому и ничему, подозревая в сговоре и злых кознях всех подряд: суд, прокуратуру, Роспотребнадзор, временного управляющего и еще много кого. А еще – пишут письма во все инстанции, начиная с президента и Генерального прокурора РФ.
Временный управляющий сейчас пытается истребовать документы из ОБЭП Октябрьского округа и собирает заявления кредиторов кооператива. На общее собрание кредиторов он собирается выйти с предложением о введении процедуры внешнего управления, чтобы иметь возможность досконально разобраться, куда и кому ушли средства, собранные кооперативом, и попытаться их взыскать. Правда, сделать это будет, судя по всему, непросто.
По словам Вадима НАЗАРЬКО, Константин ЛУКАНЕНКО не смог предоставить ему полный список должников, но назвал по памяти нескольких самых крупных. Однако нормально пообщаться с ними не удалось. Недобросовестные заемщики, уверенные в своей безнаказанности, открыто заявляют: да, брали деньги, но у нас хорошие адвокаты и «все схвачено». Так что доказать и тем более взыскать ничего не удастся! Как это ни грустно, но опыт расследования подобных дел говорит о том, что такое вполне возможно.
Иных уж нет, а те – далече
Еще один из недавних случаев – КПКГ «Сибирская касса взаимопомощи». В 2008 году он активно рекламировала свои услуги на телевидении и в газетах Обещала доход в размере 33-38% годовых, а в рамках специальной новогодней акции – так и вовсе до 40%. Тут же сообщалось и о возможности получить заем — правда, без указания, на каких условиях. Все это подкреплялось сообщением, что сбережения застрахованы, а также небольшой статьей о том, что кооператив – это надежно, потому что он работает «только среди своих», является некоммерческой организацией и потому не может объявить себя банкротом. Прочие аргументы чуть ли не дословно совпадали с цитатами, приведенными выше.
Как водится, нашлось немало желающих откликнуться на столь щедрые посулы и на время расстаться со своими сбережениями. То есть это они так думали, что на время. Оказалось – навсегда. Эта самая касса, как и недоброй памяти «ФинансКредит», прибыла к нам из Новосибирска еще в 2007 году. И поначалу даже выплачивала вкладчикам доход, предусмотренный договором. Но после того как у руля встала Елена ИЛЬЧЕНКО, рекламы стало больше, зато выплаты (по крайней мере, в Омске) прекратились.
Оно и неудивительно: согласно показаниям сотрудниц омского филиала «Сибирской кассы взаимопомощи», директор регулярно приезжала из Новосибирска на собственной машине и лично забирала все собранные деньги. Кассовая книга велась, но это – слабое утешение для тех, кто внес в этот кооператив свои деньги. Потому что никакого имущества у КПКГ в Омске не было, как не было выдано и ни одного займа.
В членских книжках, оформляемых при заключении договора, указывались адреса трех новосибирских офисов, а также филиалов в Барнауле, Томске, Кемерове Новокузнецке и Сочи. Все они закрылись в один день, вскоре после майских праздников. Но проблемы с выплатами начались с самого начала нынешнего года, когда всех усиленно уговаривали сначала продлять договоры, а потом – немного потерпеть и, наконец, согласиться на выплату части вложенной суммы.
По приблизительным оценкам, от действий «Сибирской кассы взаимопомощи» пострадало свыше 300 человек. Как и во всех прочих аналогичных случаях, это преимущественно люди пожилого возраста. (Причем многие из них успели принять участие сразу в нескольких КПКГ.) Уголовные дела по статье «Мошенничество в крупном и особо крупном размере» были возбуждены в Омске, Томске и Новосибирске. Директора и двух сотрудников кооператива арестовали, и сейчас они находятся в новосибирском СИЗО. А вот где находятся деньги – это еще предстоит выяснить.
Еще несколько кооперативов скоропостижно закрылось в конце июля – в промежутке между опубликованием Закона «О кредитной кооперации» и вступлением его в силу. Большого резонанса эти события не получили – то ли потому, что эти КПКГ еще не успели широко развернуть свою деятельность, то ли их члены пока не подозревают о том, что их деньги куда-то испарились вместе с принявшими их людьми.
На всякий случай вот названия кооперативов-призраков: «Актион-кредит», «Светочъ», «Сибирь-Инвест». С прошлого года ничего не слышно про «АЛАР-Кредит», «Новую сберегательную кассу» и прочая и прочая. Омску, правда, повезло: к примеру, в Кемерове директора межрегионального финансового потребительского союза «Гурьянин» Александра ИСТОМИНА обвиняют в присвоении в особо крупном размере (490 млн руб.) денежных средств 12 000 граждан. Но людей, потерявших свои сбережения, мало интересует, сколько человек пострадало вместе с ними.
Вместо послесловия
Новый Закон «О кредитной кооперации» ставит более жесткие рамки для организаций, работающих под названием «кредитный кооператив». Но русский язык богат – мошенники могут придумать себе и какие-то другие названия. Как не попасться им на удочку? Да очень просто: если вам предлагают очень уж заманчивые условия, трижды подумайте, а еще лучше – посоветуйтесь с юристом или экономистом. Они подскажут, насколько реальны обещания.
Не стоит считать серьезным документом каждую бумажку, висящую на стене в красивой рамочке. В наше время на любом компьютере можно легко сваять хоть лицензию на отлов белых носорогов, хоть диплом специалиста высшей категории по сбору золотых копыт.
А если уж вас угораздило связаться с недобросовестными людьми, не стоит месяцами обивать их пороги или писать жалобу в Организацию Объединенных Наций. И не надо обвинять всех подряд (правительство, милицию и даже журналистов), что они вас своевременно не предупредили о мошенниках из компания «ХХХ» или кооператива «YYY». Ведь вы же не спрашивали у них совета, когда несли туда свои деньги. Правильно сказал в свое время Александр Сергеевич Пушкин (правда, по совсем другому поводу):
Ах, обмануть меня нетрудно – я сам обманываться рад!

 

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.