Все рубрики
В Омске четверг, 23 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 72,8806    € 85,4889

Игорь ДОРОХИН: «На светских тусовках чаще всего появляются люди, которые что-то делают для Омска. Представьте, если все они вдруг разъедутся!»

26 марта 2014 10:21
1
11214

Сын политика, предпринимателя, а ныне – заместителя руководителя управления промышленности, инноваций и предпринимательства в омской мэрии Владимира ДОРОХИНА не менее известен в Омске, чем его отец, хотя ни разу не работал с ним в одном бизнесе. С Игорем ДОРОХИНЫМ, основателем «5 Авеню», «Малины» и множества других громких проектов, который в настоящее время готовит для Омска еще два, побеседовала корреспондент «КВ» Ирина БОРОДЯНСКАЯ.

— Игорь Владимирович, как я понимаю, ваш бизнес начался со школьных дискотек. Расскажите, как это было.

- Первые дискотеки мы начали делать в школьной столовой году,  наверное, в 1996-м. Это сейчас каждый может зайти в Интернет и скачать любой трек, а тогда было время музыкального дефицита.   Мама моего близкого друга и одноклассника Стаса САФОНОВА часто ездила в Европу и привозила нам  диски с разными музыкальными стилями: pumping house, speed garage и другими... Мы прониклись всей этой историей и захотели поделиться ей с остальными, тем более что из каждой палатки в то время вещал абсолютно безграмотный мейнстрим. Купили первый микшерный пульт, сами научились как-то сводить треки. Мы поняли, что у нас получается, когда ребята из других школ стали к нам подтягиваться.

— Что-то вы на этом зарабатывали?

— Поначалу это было совсем некоммерческое занятие – просто хотелось продвинуть культуру в массы. Первое время мы даже бесплатно устраивали дискотеки. Потом стали брать за вход по 10 рублей, потому что нам понадобилось новое оборудование. С тем, которое у нас было, мы даже скорость трека изменить не могли. Поняв, что это выгодно, мы стали более осознанно относиться к дискотекам. Нам стало мало школьной столовой, и мы взяли в аренду холл Концертного зала. Там проводились уже более масштабные мероприятия. Конечно, это были небольшие доходы — из-за отсутствия опыта мимо нас проходило много денег. Когда в 1997 году появился клуб «Твинс», мы стали устраивать там вечерние дискотеки для школьников. Несмотря на то, что начинались они в пять вечера, в итоге оказались гораздо успешней даже ночных вечеринок. Администрация клуба отдала нам под них пятницу и субботу. В «Твинсе» мы уже более грамотно наладили систему кассы и контроля. К тому же мы привлекли серьезных спонсоров: «Европу Плюс», «Сотлайн», «Омский Пейджер», «Билайн» и многих других. Следующий этап – клуб «Энерджи», которым мы занимались совместно с основателями «Сибирской медиа группы» Евгением ДУБОВСКИМ, Михаилом СЕМИКИНЫМ и Антоном КУЛЬЧИТСКИМ. Потом он превратился в «Мираж». Мы могли бы играть мейнстрим, который везде пропагандируется, но играли качественный house, deep house, garage, techno... Всегда делали упор на продвижение культуры и благодаря этому сплачивали людей. В «Энерджи» мы играли только на виниле, который приходилось покупать в Москве и за границей. Позднее в «Вог Кафе» мы стали продвигать популярный уже сейчас mash-up, затем – nu-disco. Мы по-прежнему продвигаем в массы новое и стараемся не останавливаться на коммерческих направлениях.

— Параллельно с работой в «Энерджи» и учебой в университете вы занялись полиграфическим бизнесом. Что это была за фирма?

— В 2000 году мне предложили открыть и возглавить региональное представительство немецкой компании ITRACO, специализирующейся на продаже оборудования и материалов для полиграфии и наружной рекламы. Мы продавали все, что необходимо для организации линейки полиграфического производства: печатные машины, краски, бумагу и так далее. Начинал я совершенно один, поэтому всю работу приходилось делать самому: продавать, грузить, вести бухгалтерию и т. д. Не было даже офиса, был только склад и мобильный телефон. Со временем мы развились в большую структуру. По полиграфическим материалам мы заняли около 70% омского рынка. Машинами обеспечили всех крупных игроков города: «СОТ-граф», «ОмскБланкИздат», «ЮТОН», «Полиграф» и других. Находясь в этом бизнесе, я постоянно занимался самообразованием. Посещал массу специализированных выставок и семинаров, летал в Москву и за границу. К тому времени я отошел от клубной сферы и полностью погрузился в полиграфическую деятельность. 

— Почему прекратили?

— Я ушел из компании, когда рынок совсем сузился. Дело в том, что мы продавали качественные немецкие, датские машины, каждая из которых работала по 25 лет, на это время заполняя часть рынка. Когда мы поставили оборудование большинству серьезных омских полиграфических компаний, спрос на наш товар снизился. А конкурировать с дешевой китайской продукцией более низкого качества смысла не было. Схожая ситуация случилась с полиграфическими материалами. Мы поставляли только высококачественные и, соответственно, дорогие материалы, а с появлением первых признаков кризиса в 2005-2006 годах увеличился спрос на корейские, китайские, турецкие и российские краски. Эти страны к тому времени уже научились изготавливать материалы удовлетворительного качества, при этом более дешевые, чем немецкие, и конкурировать с ними мы уже не могли. Мне все еще было близко ресторанно-клубное направление, и я к нему вернулся. Тот управленческий опыт и знания, которые получил в рекламе и маркетинге, я мог реализовать в этой области. К тому же все старые наработки и клиентская база оставались при мне. Тогда в моей жизни и появилось «5 Авеню». Там была собрана очень сильная команда. Думаю, все помнят этот клуб. В «5 Авеню» мы впервые в Омске организовали фейс-контроль (специально для этого привозили Пашу-фейсконтроль из «Дягилева»), практически каждую неделю приглашали артистов, получали хорошие контракты от спонсоров.

— Вы сразу вошли в состав учредителей «5 Авеню»?

— Изначально я работал в арт-дирекции, а в 2007 году мне предложили стать владельцем клуба, что я и сделал. Клуб был мощный, мы строили на него большие планы — хотели расширить, добавив к нему соседнее помещение. Поняли, что долгосрочного договора на аренду не получим, когда Сбербанк получил контроль над зданием Сити-центра. Поэтому я решил создать абсолютно новое заведение. Для реализации задуманного проекта я объединился с компанией «Музыка и Кино». Так появились «Малина», «Вог Кафе» и «Огурцы».  Концепция комплекса, вплоть до каждой дверной ручки и каждой специи в меню, находилась под моим контролем. Это тоже был уникальный проект. Там мы впервые в Омске сделали профессиональное караоке, которое до сих пор все знают и любят. В «Вог Кафе» был реализован новый формат, который вслед за нами многие стали тиражировать. Это и паназиатская кухня, и качественные афтепати, и много чего еще. Потом я оттуда вышел. Продал принадлежавший мне контрольный пакет своим партнерам в сентябре 2012 года.

— Почему?

— Я хотел развиваться по-своему, мои партнеры – немного по-другому. По обоюдному согласию мы разошлись.

— И как вы стали развиваться?

— Я занялся тем же направлением с моими партнерами из Казахстана. Мы построили большой развлекательный комплекс с ночным клубом, караоке, кинотеатром, баром-рестораном формата «Вог Кафе», большой летней верандой. Веранда, мне кажется, даже по омским меркам получилась беспрецедентной.

— Какой это город?

— Петропавловск. Туда мы приехали как на необитаемый остров. Оказалось, там совершенно не развиты ни клубная, ни ресторанная культура. В этом секторе там до сих пор царят 90-е. В то же время у людей есть деньги и за развлечениями им часто приходилось ездить в Омск или Астану. Изучив рынок, мы поняли, что, если реализовать качественный проект, им сразу можно закрыть всю нишу для города и ближайших территорий (Кокчетав и так далее). Не ошиблись – там у нас действительно высокие результаты. По некоторым направлениям  даже выше, чем в Омске. 

— То есть результаты уже есть?

— Конечно. Караоке, кинотеатр, бар-ресторан и веранда уже успешно работают. Вот-вот откроется последняя очередь комплекса — гранд-караоке и ночной клуб. В этом клубе мы попытались возродить все лучшее, что было в «5 Авеню».

— Так его и назовете?

— Возможно.

— В Омске что-то осталось?

— Здесь у нас несколько направлений. Это концептуальный двухэтажный ресторан с потрясающим панорамным видом на город. Создавая этот ресторан мы хотим, чтобы на карте Омска появилось новое знаковое место и, возможно,  один из новых символов нашего города. И второе направление — это мощный трехэтажный ресторанный комплекс на Фрунзе. Уверен, что этот проект станет действительно положительным пунктом для развития города и качественной ресторанной индустрии, доступной для населения. Мы надеемся на эмоциональную поддержку омичей, для которых все это и создается.

— Кого вы называете своей командой?

— Сейчас у нас сложилась энергичная молодая команда с яркими идеями и большими возможностями. В управлении нас трое: Гельмут ГЕРИНГ, Сергей РУБИН и я. Но также я считаю своей командой и арт-дирекцию, и бар-менеджеров, и шеф-поваров. Это опытные профессионалы, которых мы привлекаем к разным проектам. С некоторыми из них мы работаем еще со времен «5 Авеню».

— Нет желания юридически оформиться в какую-нибудь группу компаний вроде «Музыки и Кино»?

— Есть, и сейчас мы как раз к этому идем. Да, «Музыка и Кино» — это сильный холдинг со множеством направлений, который хорошо развивается. Мы хотим зарегистрировать собственный бренд и через него заниматься и собственными проектами в Омске и Казахстане, и управлением ресторанами, и ресторанным консалтингом. Это, кстати, совершенно новое для Омска направление. К нам обращаются собственники бизнеса, которые, открыв свои заведения, не получают ожидаемых результатов. Мы помогаем правильно организовать бизнес, сделать его доходным и успешным.

— По какому из уже не существующих ваших проектов вы испытываете самую сильную ностальгию?

— Конечно, по "Авеню". С него все начиналось. Было «5 Авеню» и было все остальное. Клуб имел три или четыре реинкарнации: арт-кафе, клаб-кафе, прайвет-клаб... Мы старались сделать так, чтобы интерес публики к нему не угасал, и нам это удавалось. Туда ходили особые, свои люди.

— Новая серия вечеринок «5 Avenue Multiplace», которую вы организуете с этого года, – это дань памяти клубу, его очередная реинкарнация или что-то еще?

— При всей любви к «5 Авеню» мне не хотелось возрождать его на постоянной основе в каком-то определенном месте. Я вообще уже не стремлюсь углубляться в клубную культуру, потому что сейчас все сильно меняется, и, по моим прогнозам, в ближайшее время ночная жизнь будет уходить в андеграунд, где не те коммерческие возможности. Что касается «5 Avenue Multiplace», мы, уже совместно с Сергеем РУБИНЫМ, решили организовать клуб, который будет появляться на разных нестандартных площадках. Первые две вечеринки уже прошли в ресторане Base. Проектом подразумевается, что выбранное нами для вечеринки место полностью переоборудуется в клуб на одну ночь. Мы ставим звук, свет, различные инсталляции... Задачи повторить все, что было в «5 Авеню», перед нами не стояло. Идея как раз в том, что «5 Авеню» – это в первую очередь люди, которые туда ходили. По имевшимся у нас базам мы пригласили на вечеринку бывших завсегдатаев "Авеню". Все они были очень рады друг друга увидеть, ведь некоторые  из них разошлись по разным местам, кто-то переехал, а кто-то вообще уже не тусуется. На каждом мероприятии был настоящий аншлаг.

— Каков бюджет  такой вечеринки? Ваши коммерческие ожидания оправдались?

— Бюджет одного мероприятия у нас составил порядка миллиона  рублей. Конечно, мы рисковали, но я был уверен в успехе этого проекта. И первое, и второе мероприятие себя оправдали. Мы заработали. Остались довольны и спонсоры, и ресторан, и, конечно, публика.

— Неудачные проекты у вас в жизни случались?

— Не знаю... Не могу вспомнить. Я стараюсь за такое не браться.

— Клубы, рестораны – это ведь очень рискованный бизнес. У вас какие-то особые рецепты есть, как не прогореть, или это чутье?

— Всегда стараюсь вовремя уловить тенденции и тренды, почувствовать направление дальнейшего развития. Даже самое успешное заведение, если не будет вовремя меняться и прислушиваться к рынку, обречено.

— Последние несколько лет многие жалуются на то, что с клубами в городе стало туговато. Это Омск такой нетусовочный город или по всему миру так?

— Нет, это общемировая тенденция. Очередной виток спирали. Клубы сейчас перепрофилируются в другую историю — по всему миру более популярными становятся бары. Клубная культура с 80-х годов регулярно то уходит в андеграунд, то перерождается в масштабные коммерческие движения. Последний всплеск интереса к клубам пришелся на 2004-2008 годы, после чего начался спад. Сейчас клубная культура никуда не делась, просто на место огромных стадионов и опен-эйров пришли небольшие бары, куда хорошие люди приходят послушать хорошую музыку и пообщаться. Та же самая Ибица и крупные рейверские фестивали переживают сейчас спад. Во-первых, это связано с кризисом, ведь люди всегда экономят в первую очередь на развлечениях. Во-вторых,  публика просто уже насытилась прежней клубной формой. К тому же музыка сейчас  везде. Раньше диджеи, играющие в клубах, являлись хранителями тех треков, которые они играли. Никто не знал, что это за диковинная музыка и где ее найти. А сейчас каждый может с помощью приложения для айфона определить, как называется играющий на вечеринке трек, и тут же скачать его.

— Вы кризис упомянули. Готовитесь к худшему?

— Конечно, нас ждет кризис гораздо более жесткий, чем в 2008 году. Хотя мне самому не хочется в это верить, но  если прошлый кризис многие толком не почувствовали, то предстоящий испытает на себе практически каждый. Естественно, я готовлюсь к этому. А какие у меня варианты? Кризис тем и полезен, что в этот период определяется сильнейший. Открытие «5 Авеню» тоже пришлось на разгар кризиса – был 2008 год. Сначала это всех, конечно, напугало, но в результате мы, наоборот, оказались в выигрыше: все мелкие конкуренты ушли, стоимость аренды стала реальной. В Москве, кстати, уже идет спад цен. Так что нужно во всем видеть свои плюсы.

— А события на международном уровне, связанные с присоединением Крыма на вас каким-то образом отразятся, как вы думаете?

— Если не опустят "железный занавес", то нет. Моя позиция – что все это разговоры. России обещают санкции. Ну, что ж, посмотрим. Никто не захочет лишаться рынка, за который они так долго боролись. Пока еще кока-кола у нас продается. Что касается самого Крыма, он уже в составе России и с этим ничего не поделаешь. В Украине, возможно, продолжатся расколы. Уверен, что войны никакой не будет. Даже Карибский кризис, когда ситуация была гораздо более серьезная — советские боеголовки стояли на Кубе в двух сотнях километров от Америки,  разрешился мирно. Сейчас тем более ничего не должно произойти. В целом, конечно, для российской экономики это плохо.

— Вы  сын профессионального политика. Это каким-то образом отразилось на вашей судьбе?

— Я горжусь, что у меня такой отец, стараюсь придерживаться его жизненных принципов. Во многом мне помогает его политическая репутация. Люди знают, что он  порядочный человек, принципиальный. Соответственно, и мне доверяют, зная, как я отношусь к отцу. Тем не менее, скажу прямо, сам я в политику пойти не хотел бы.

— Перед вами уже вставал такой выбор?

— Конечно, мне предлагали заняться политикой, в том числе и сам отец, но не моя это история, прямо скажем. В политике слишком много подводных течений. Я привык, что люди что говорят, то и делают. К тому, что все будет наоборот, я не готов.

— Часто советуетесь с отцом?

— По принципиальным вопросам  всегда стараюсь советоваться. Когда встает выбор «да" или "нет», всегда спрашиваю его мнение, ведь жизненного опыта у отца больше.

— Советам всегда следуете?

— В 99% случаев.

— А когда вы только начинали делать свои первые дискотеки, работать в клубах, родителей это не настораживало?

— Нет, абсолютно. Наоборот, и отцу, и маме это нравилось. Они меня поддерживали. Я всегда старался зарабатывать деньги сам, чтобы не сидеть у них на шее. Во-первых, это неинтересно, а во-вторых, я ведь мужчина — нужно быть самостоятельным. Опасений относительно того, чем я занимаюсь, у родителей не было, потому что они знали, что воспитали во мне определенные жизненные принципы, и видели, что голова у меня на месте, так что в пике я не уйду. Воспитание я получил строгое. От меня всегда требовалось быть первым, быть лидером. Меня нацеливали на результат. При этом мама с папой помогали мне развиваться разносторонне и в спорте (какими только видами я не занимался!), и в бизнесе, и по всем остальным направлениям. В каждом деле, за которое я брался, я старался быть специалистом.

— Вам самому нравится ходить в клубы?

— Если честно, уже нет. Если я хочу отдохнуть, то лучше дома останусь с женой или спокойно отдохну где-нибудь с друзьями. Во-первых, когда я прихожу куда-то, всегда чувствую себя как на работе, потому что сразу начинаю анализировать все плюсы и минусы заведения. Когда голова постоянно работает в этом направлении, отдохнуть не получается. Во-вторых, часто в подобных заведениях встречается много знакомых. Хочется каждому знакомому уделить внимание, пообщаться со всеми. Но от этого устаешь. Вообще я люблю отдыхать активно, путешествовать.

— Есть любимое место?

— Предпочитаю Азию, больше всего – Гонконг. Это город, в котором я получаю вдохновение. Вообще, где бы я ни путешествовал, стараюсь привозить интересные идеи в Омск и реализовать их здесь.

— Прошлым летом у вас была свадьба. Семейная жизнь вас изменила?

— Конечно! Жизнь стала более упорядоченной, стабильной. Хаотических движений стало меньше. Почувствовал на себе большую ответственность. Все это мне нравится! У меня замечательная красавица-жена, которая во всем меня поддерживает, помогает, советует.

— Как вы познакомились?

— Как ни удивительно, на стройке. С моим партнером Дмитрием МИЧНИКОМ мы открывали «Капучино», и он позвал меня посоветоваться по каким-то строительным вопросам. В тот момент как раз проходила фотосессия для рекламной кампании, где Лена должна была сниматься. Я ее увидел, мы переглянулись, и я понял, что нас впереди что-то ждет.

— Чем занимается Елена?

— Несколько лет она занималась организацией различных мероприятий. Сейчас сосредоточилась исключительно на свадьбах. Мне нравится то направление, которое она выбрала, – особенные, запоминающиеся свадьбы в европейском стиле. Знаете, такие, как показывают в фильмах – арка, много цветов, подружки невесты, всякие красивые мелочи и детали.

— Вместе работать не хотите?

— Мы работали вместе, но поняли, что не стоит. Если с посторонним человеком можно на что-то закрыть глаза, то со своих спрашиваешь всегда по полной. У меня вообще принципиальная позиция – не работать с родственниками.

— С отцом тоже не было общего бизнеса?

— Нет, никогда.

— Как вы относитесь к широко распространенному, скажем так, неодобрительному отношению к светским тусовкам, особенно провинциальным? Думаю, вы не раз слышали мнение о том, что омский гламур не имеет права на существование.

— Часто под гламуром подразумевают активную часть населения. А что это такое? Это люди, которые много путешествуют, видят разные культуры и привносят в свою жизнь что-то из тех мест, где они побывали. Они стараются отличаться от других прической, одеждой, образом мыслей. То же самое относится и к неформальной, и к хипстерской тусовке, просто так называемый гламур – это более состоятельные люди,  которые больше могут себе позволить. Люди, которые просматривают светскую хронику и критикуют все, что видят, воспринимают все слишком узко. Им кажется, что все должны быть одинаковыми, никто не имеет права выделяться. Это плохо. Когда на сайте «Бизнес-Курса» выложили фотографии с моей свадьбы (казалось бы, свадьба и свадьба!), в комментариях чего только не написали: «Свадьбы делают, жируют, а собаки голодают!» и так далее. При чем тут собаки? Я совсем не понимаю. Я ведь женился не с целью кого-то позлить. Или мне вместо этого нужно было идти собак кормить? Возвращаясь к теме светских отчетов, на тусовках чаще всего появляются люди, которые что-то делают для Омска. Представьте, если все они вдруг разъедутся!

— Но ведь далеко не все успешные в своем деле люди «светятся». Есть те, кто и зарабатывает хорошо, и для города многое делает, но при этом не особо выделяется.

— Это разные стратегии поведения. Конечно, преуспевающий человек не обязательно должен пользоваться айпадом  и одеваться в дорогие рубашки. Не скрою, что и в светских кругах есть бездельники. В некоторых тусовках их достаточно много. Но если вернуться к разговору о провинциальном гламуре, хотя мне и не нравится это определение, в Омске процент прожигателей жизни намного ниже, чем в Москве. Столичная светская жизнь хоть и выглядит ярче, но бездельников, аферистов и людей, выдающих себя не за тех, кем они являются на самом деле, там очень много.

— На ваш профессиональный взгляд, что хорошего есть в Омске или Омской области, что можно было бы развить с пользой для экономики?

— Разумеется, в первую очередь Омск – промышленный город. Но мне кажется, мы недостаточное внимание уделяем туризму. Москва Москвой, но многие иностранцы, с которыми я общаюсь, готовы платить миллионы за то, чтобы прилететь в тайгу на вертолете и пожить в деревянном домике посреди леса. Омск связан с такими именами, как Достоевский и Колчак. Надо просто предложить эту тему рынку.

— В разговорах с иностранцами вы часто сталкиваетесь с мифами о России?

— Конечно. Я и сам люблю по этому поводу пошутить. Рассказываю иностранцам, что мы живем в маленьких ледяных домиках и детям в молоко водку подмешиваем, чтобы они не замерзли. Многие во все это верят, говорят потом: «Теперь я понимаю, почему русские так много пьют! Им с детства приходится это делать».

— А не замечали, что, когда говоришь, что ты из Сибири, то к тебе относятся более что ли уважительно, чем просто к русскому?

— Да. Не знаю, с чем это связано, но почему-то лучше относятся. Часто сталкивался с тем, что канадцы и американцы считают, что Сибирь – это где-то в Монголии. Конечно, все уверены, что здесь очень холодно. Возможно, уважают нас именно за то, что мы здесь выжили.

— Спасибо за интересную беседу!

Комментарии через Фейсбук
динара 14 января 2015 в 22:11:
очень емкое интервью! рада что в Омске живут такие люди. Спасибо, что развиваете наш город!«Не спрашивай, что твоя страна сделала для тебя, спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны»
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.