Все рубрики
В Омске понедельник, 4 Марта
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 91,3336    € 98,7225

Сергей ДМИТРИЕВСКИЙ: «Это была показательная расправа»

28 мая 2014 11:49
0
6019

В конце апреля 2014 года Центральный районный суд города Омска признал экс– начальника областного УГИБДД виновным в хищении 90 литров бензина, определил ему наказание в виде штрафа в размере 5000 рублей, но от наказания освободил ввиду истечения сроков давности. Обозреватель «КВ» Ольга УМОВА побеседовала с Сергеем ДМИТРИЕВСКИМ о том, каково его отношение к приговору, и его адвокатом Андреем ХАБАРОВЫМ о том, какими будут его дальнейшие действия.

– Андрей Евгеньевич, ваш подзащитный освобожден от наказания, а приговор вы все же хотите обжаловать. Почему?

– Мы уже подали жалобу, в ближайшее время представим суду ее мотивировочную часть. С приговором мы не согласны, хотя он действительно весьма благоприятный в сравнении с обвинением, наказания нет. По итогам процесса суд согласился с основной частью доводов защиты, вследствие чего переквалифицировал действия Сергея ДМИТРИЕВСКОГО с части 3 ст. 160 УК РФ на часть 1 этой же статьи, т. е. с тяжкого преступления на преступление незначительной тяжести, что и позволило освободить моего подзащитного от наказания. Но имеется намерение добиваться полного оправдания либо, как минимум, прекращения уголовного преследования в связи с малозначительностью. Кроме того, в приговоре зафиксировано наличие ряда ошибок, допущенных в ходе следствия, которые мы рассматриваем как предвзятость.

– О каких ошибках следствия идет речь?

– Во– первых, в протокол осмотра автомобиля БМВ следователем были внесены не соответствующие действительности показатели спидометра. Специалист, привлеченный стороной защиты, изучив фотографии приборной панели, приложенные к протоколу осмотра, пришел к однозначному выводу, что там на самом деле цифра, отличная от той, которую записали в протоколе. Суд согласился с этим фактом, расценив ситуацию как ошибку. В приговоре указано, что ошибка эта вызвана «индивидуально– личностными особенностями восприятия, отражения и документальной фиксации действительности исполнителями». Зрение подвело не только следователя, но и понятых, каковыми являлись сотрудники полиции. Причем один из понятых был по делу свидетелем, что исключало его участие в осмотре. Суд пришел к выводу, что эта и другие ошибки в материалах дела не ставят под сомнение допустимость в процессе данных документов как доказательств. А мы считаем, как минимум, странным, что следователя подвело зрение при составлении столь важного для обвинения процессуального документа.

Вторая «техническая ошибка», которая наводит на серьезные размышления, заключалась в том, что в деле есть два практически одинаковых акта, фиксирующих разницу в показаниях спидометра и данных путевого листа. Они явились отправной точкой для уголовного преследования ДМИТРИЕВСКОГО. Один акт датирован 27 февраля 2012 года, время составления – 21.03, и при его составлении ни ДМИТРИЕВСКИЙ, ни его водитель ЛИВИНСКИЙ не присутствовали. В итоге в деле появился второй акт – от того же числа, но составленный в 20.30, уже с подписью ЛИВИНСКОГО. Оба акта составляло одно и то же должностное лицо — старший механик автохозяйства ТУРГАМБЕКОВ. Причем ЛИВИНСКОГО в этот день вообще не было в месте составления актов! ТУРГАМБЕКОВ же, отвечая на вопросы защиты в суде, признал, что второй акт был составлен уже после 27 числа и в другом месте. Возникает вопрос: как во втором акте могли быть точно такие же показания спидометра, как и в первом, если у автомобиля вследствие его перемещения своим ходом должны были измениться показания спидометра? Эти и другие многочисленные «ошибки», выявленные защитой в деле, свидетельствуют, по моему мнению, только об одном – доказательства в деле подгоняли под намеченное обвинение.

– Стороне обвинения удалось доказать хищение лишь 90 литров бензина?

– А начиналось все с трех тонн бензина. С самого начала были данные лишь по двум эпизодам – две видеозаписи, зафиксировавшие, что ДМИТРИЕВСКИЙ и его супруга 17 и 26 февраля 2012 года заправили по служебной топливной карте личный автомобиль. ДМИТРИЕВСКИЙ это и не отрицал. В приговоре в конечном итоге остались только две эти заправки. В количественном выражении это 90 литров бензина на сумму 1753 рубля 20 копеек.

А знаете, откуда появились три тонны бензина (более 70 тысяч рублей)? Была служебная проверка, проверяющие просто взяли все путевые листы с момента, как ДМИТРИЕВСКИЙ стал начальником управления, выбрали те даты, когда оба служебных автомобиля – ВАЗ и БМВ – эксплуатировались в один и тот же день, и решили, что в эти дни было хищение бензина! Причем посчитали расход именно автомобиля БМВ. У ревизоров получилось три тонны похищенного бензина. На допросе я интересовался: «Вы исключаете, что ЛИВИНСКИЙ поехал по служебным делам на ВАЗе, а ДМИТРИЕВСКИЙ в этот же день на БМВ?», отвечают: «Нет, не исключаем. Но мы решили, что бензин похищен». Слушаю и думаю, вы ли это решили? В итоге на основании этих заведомо необоснованных подсчетов СК возбудил уголовное дело по части 3 ст. 160. Но факты – вещь упрямая, в ходе следствия этот бред развалился. Трудно искать черную кошку в темной комнате, тем более если ее там нет. Тогда следователь находит уникальный способ установить хищение – начинает анализировать телефонные переговоры. Происходит это так. Видит, что у ЧЕРНЯВСКОЙ недалеко от заправочной станции за некоторое время до заправки определился телефонный звонок, – вывод: значит, она и заправила личный автомобиль по топливной карте. И подобные размышления были представлены в виде доказательств по 15 эпизодам! Логика следователя осталась загадкой не только для меня, но и для суда, который полностью согласился с защитой, что это не доказательства, а досужие домыслы. Кроме того, я взял эти биллинги, взял данные систем ДубльГис и ЯндексПробки, и доказал по ряду случаев, что доехать от того места, где определился звонок, к моменту и месту заправки было невозможно.

Биллинг телефонных соединений, безусловно, эффективное средство установления истинных обстоятельств дела, но в данном случае сложилось впечатление, что его использование было призвано создать видимость серьезного доказательственного процесса при очевидном отсутствии доказательств причастности моего подзащитного к хищению.

Сейчас вы намерены настаивать в том числе на прекращении дела ввиду малозначительности. На каких основаниях?

– При допросе работников УМВД я задавал им вопрос: «Имели ли место в практике случаи выявления необоснованного расходования бензина и какие были последствия для тех сотрудников, которые это допустили?» Все допрошенные отвечали: да, такие ситуации всегда были, это обычное дело, средний размер – от 500 до 3000 рублей. Разрешались эти ситуации добровольным погашением в кассу из своего кармана, и на этом история заканчивалась. Возникает вопрос: почему истраченный ДМИТРИЕВСКИМ бензин на общую сумму 1753 рубля был выделен из этой общей массы подобных случаев? Тем более что на момент проведения проверки, которая началась 4 марта 2012 года, ДМИТРИЕВСКИЙ уже внес деньги в кассу. Для меня абсолютно ясно, что те должностные лица УМВД, которые, внимательно разглядывая потолок, рисовали ДМИТРИЕВСКОМУ хищение 3 тонны бензина, понимали, что поставь они вопрос о возбуждении уголовного дела по 90 литрам, мотив расправы над ним будет очевиден для всех. Это и другие обстоятельства, изложенные защитой в прениях, дают основания вести речь о малозначительности действий ДМИТРИЕВСКОГО.

При этом мы стремимся к полному оправданию. Я намерен доказать, что хищения вообще не было. Хищение предполагает безвозмездное изъятие чужого имущества. В деле имеются доказательства, что бензин, хищение которого вменили ДМИТРИЕВСКОМУ, не являлся собственностью УМВД на момент заправки. Это прямо следует из контрактов, заключенных УМВД с «Газпромнефтью – Омск», где указано, что право собственности на бензин переходит к УМВД после производства заправки по топливной карте, а значит, до заправки бензин принадлежит «Газпромнефти – Омск». Кроме того, в суде было установлено, что за те 90 литров, которые ДМИТРИЕВСКИЙ заправил в свой автомобиль в феврале 2012 года, УМВД рассчиталось 19 марта 2012 года, а еще 2 марта он внес деньги в кассу. Получается, УМВД уже рассчитывалось деньгами ДМИТРИЕВСКОГО. Кроме того, в деле отсутствуют доказательства вверения ему присвоенного бензина, без чего состава ст. 160 УК РФ быть не может.

И наконец. Один из свидетелей, заместитель начальника тыла УМВД России по Омской области БЕККЕР подтвердил на допросе, что ДМИТРИЕВСКИЙ обращался к нему по вопросу расхождений показаний спидометра и путевой документации примерно за год до возбуждения уголовного дела. Был задан вопрос, почему не предпринято никаких мер по этому обращению. Свидетель ответил, что рапорта не было, поэтому он не стал этим заниматься. Получается, эти расхождения не проверка выявила, о них знали, причем от самого ДМИТРИЕВСКОГО. И воспользовались этой информацией в определенный момент.

– Сергей Вячеславович, каково ваше отношение к этой ситуации в целом?

– Считаю, что придуманные обвинения в совершении противоправных действий, которые были мне предъявлены, это прежде всего показательная расправа за мою деятельность на посту руководителя ГИБДД. Цель этих обвинений – убрать меня с должности. Следствие велось с грубейшими нарушениями закона, надуманные обвинения подгонялись под назначенного виновного. Почему суд при установленных фактах умышленного внесения следствием недостоверных сведений в процессуальные документы, а также при наличии в деле противоречащих друг другу актов осмотра БМВ, при отсутствии какого– либо материального ущерба для УМВД, вынес такой приговор – вопрос в этой ситуации риторический. Все мои действия были продиктованы исключительно интересами службы.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Суды отказывают НПО «Глобал ГИС» в жалобах на неправомерность включения в реестр недобросовестных

Омская строительная компания и ее директор Игорь КИСЛЯКОВ восемь раз включены в реестр недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей)

2 марта 18:17
0
944

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.