Все рубрики
В Омске среда, 29 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 52,9699    € 55,8886

Геннадий ФРИДМАН: «В 2022 году состоится открытие самого большого корпуса «Евромеда» площадью 6 тысяч кв. м»

12 мая 2022 09:37
1
919
НА ПРАВАХ РЕКЛАМЫ

Ежегодно сеть омских клиник «Евромед» расширяется: появляются новые корпуса, современные способы диагностики и лечения.

Какие изменения в ее структуре произойдут в ближайшее время, обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО узнала у основателя клиник «Евромед» Геннадия ФРИДМАНА.

– Геннадий Шмерельевич, сегодня «Евромед» – одна из крупнейших омских клиник. Каким вы видите ее дальнейшее развитие?

– Вы правы, мы многие годы растем. И планируем расширяться дальше. В этом году состоится открытие самого большого корпуса «Евромеда» на ул. Кемеровской площадью 6 тыс. кв. м, в здании бывшей 23-й АТС. В сфере связи сегодня революционно изменилось оборудование: если раньше коммутаторы занимали 6 этажей (я это помню, поскольку занимался сотовой связью), то сейчас оборудование стало компактным – не только 6 этажей не нужны, но и одного много. В это здание переедет Детский «Евромед» – он разместится на двух этажах, это около 2 тыс. кв. м. На остальных этажах будут работать поликлиника для взрослых, реабилитационный центр, отделения лучевой диагностики, косметологии, лаборатория.

– После открытия нового корпуса другие закроются?

– Мы освободим только здание Детского «Евромеда», которое арендуем, остальные продолжат функционировать. Корпус на Зеленом острове будет специализироваться на хирургии – планируем увеличить количество операционных, расширить штат хирургов, увеличить стационар. Там ни один квадратный метр не освободится. Одним из приоритетных направлений станет онкология. В прошлом году на Зеленом острове было организовано онкологическое отделение, где работают замечательные доктора, которые делают высокотехнологичные операции. Большой спрос в «Евромеде» в последнее время наблюдается и на пластическую хирургию. Для меня, честно говоря, это было неожиданно. Поэтому в данном отделении тоже увеличим штат, откроем дополнительные операционные. Развиваем и лор-хирургию, и другие направления. Кажется, успели почти все оборудование для них заказать…

Кроме того, мы стараемся быть ближе к людям – начали развивать новый формат – так называемые поликлиники у дома. Это будут офисы от мини-поликлиник в 300-500 кв. м до больших амбулаторно-поликлинических комплексов по типу «Евромеда» на ул. Съездовской. В мае состоится открытие мини-поликлиники на Московке, в следующем году – открытие поликлиники уровня Съездовской в городке Нефтяников. Как всегда, в новых подразделениях будут современные направления, оборудование, программы. Мы, кстати, работаем и над оптимизацией внутренних процессов. Организация стала большой – у нас сейчас трудоустроены около 1,3 тыс. человек, и оптимизация необходима.

– В чем будет заключаться оптимизация, в сокращении штата?

– Мы не сокращаем, а набираем людей – численность сотрудников все время увеличивается. Речь идет об организации внутренних процессов, внедрении новых компьютерных систем. Добиваемся, чтобы все было в быстрых, доступных базах, чтобы доктор, когда к нему приходит пациент, мгновенно видел его историю и после приема быстро заносил информацию. Это важная штука. Займемся и планированием, кстати, и финансовым, и учетными системами – мы должны понимать, что происходит. Все это повышает качество работы. А мы стремимся, чтобы каждый пациент выходил от нас удовлетворенным.

– Поликлиники будут работать в рамках ОМС? На ваш взгляд, как в идеале должна быть выстроена такая работа?

– Мы работаем в системе ОМС уже лет 9. Полагаю, что работа частных клиник в ОМС должна находиться в гармонии с национальными приоритетами, дополнять государственные инициативы. Включение частных медицинских организаций в программу на самом деле очень выгодно государству. Тарифы Фонда обязательного медицинского страхования и для частной клиники, и для государственной –
одинаковые. Если пациенту оказана какая-то услуга, то за нее Фонд любой организации платит одну цену. При этом государство не вкладывает средства в строительство здания частной клиники, оснащение ее медицинским и прочим оборудованием, в содержание всего этого. Это дело собственника. Следовательно, государство значительно экономит бюджетные средства. Более того, давайте признаем – неудовлетворенный спрос на медицинские услуги у населения довольно высок, поэтому, подключая дополнительные частные ресурсы, государство улучшает жизнь людей.

– А частным клиникам участие в ОМС выгодно?

– Если тарифы разумны, то да. Надо отметить, что работу в системе ОМС сопровождает высокий уровень контроля, ведь речь идет о распределении бюджетных средств. Пока не все отлажено с тарифами, ведь ранее эта система работала в дотационном режиме. Было не важно, что какой-то тариф ниже себестоимости, государство все равно компенсировало расходы государственным клиникам. Сейчас так уже не получится.

Мы многое делаем в рамках ОМС – и диагностику, и лечебно-профилактические мероприятия. Проводим малоинвазивные операции на сердечно-сосудистой системе, среди которых очень серьезные – стентирование, имплантация кардиостимуляторов. На сердечно-сосудистую хирургию «Евромеду» в этом году выделено около 300 квот.

В травматологии и ортопедии делаем замену тазобедренных суставов, установку протезов, а также проводим операции на позвоночнике. У нас очень высокого класса оборудование и врачи c большим опытом, так что в некотором смысле мы можем практически все. Приоритет отдается малоинвазивным вмешательствам и операциям, хотя и большие выполняем. Есть квоты на хирургические лечение пациентов со злокачественными новообразованиями, на реабилитацию, в том числе переболевших ковидом.

– Во время пандемии, когда больницы города занимались лечением коронавируса, у вас операций  на сердечно-сосудистой системе стало больше?

– Квоты не увеличились, более того – за последние годы их количество уменьшилось в связи с улучшением состояния с оснащенностью государственных
медучреждений.

Система неповоротлива – практически решения принимаются раз в год. Лишь иногда по мелочам корректируются, например, реабилитацию онкологических пациентов на время закрыли, потому что им нельзя было выходить из дома, но дали квоты на реабилитацию после ковида.

К сожалению, у некоторых чиновников пока сохраняется отрицательное отношение к словосочетанию «частная клиника». На мой взгляд, это странно. Людей надо лечить, а в частной клинике или в государственной – совершенно не важно. На Западе каждый человек имеет страховой полис, и когда ему требуется лечение, идет куда хочет. Если знает хорошего врача, может к нему записаться. И не важно – в частной клинике он работает или нет, выбирает пациент. У нас пока до этого не дошло. Но хорошо, что квоты частным клиникам уже выделяются. Правда, мы способны делать заметно больше. Вот сейчас модернизировали лабораторию, она у нас суперсовременная, целый завод, и могли бы увеличить объем анализов раза в полтора. Но не так быстро все меняется, как хотелось бы.

– Кроме вас в Омске есть частные клиники, которые работают в системе ОМС? Конкуренцию ощущаете?

– Конечно, кто-то работает. Конкуренция – штука не плохая, она стимулирует, заставляет быть в тонусе. Мы от нее не страдаем. В некоторых направлениях мы вообще делаем то, что практически никто не делает.

– В каких именно?

– У нас есть два супертомографа. Один – компьютерный двухтрубочный 256-срезовый, другой – магнитный трехтесловый. Далеко не в каждом регионе России есть хоть один из них. Понимаете, почти все можно посмотреть и на томографах, которые есть в других медицинских учреждениях – 1,5-тесловых магнитных и однотрубочных 128-срезовых компьютерных. И только около 5% информации они не видят. А наши видят. Это в первую очередь важно в онкологии при выявлении микроопухолей, микрометастазов. Если обнаружить их на ранних стадиях, можно раньше начать лечение и увеличить шанс на выздоровление. А если позже, ситуация может жизненно измениться. Когда мы только купили 256-срезовый томограф (а это была вторая поставка в Россию), я приехал в отпуск в Израиль, пошел к профессору и объяснил, что мне сделали обследование на новом томографе, но я хотел бы провести контроль на таком же. А он говорит: «Есть у нас такой –
в Иерусалиме, но ведь на него же очередь, он работает 24 часа в сутки! А у тебя ничего страшного нет. Побегаешь по дорожке, и я тебе все скажу». Представляете, он там работает 24 часа в сутки! Все медицинские организации, когда возникают подозрения, посылают на него. У нас пока до этого не дошло. Уникальные возможности наших томографов используются совершенно недостаточно.

– Квоты на исследование на них Фонд обязательного медицинского страхования не выдает?

– Видите ли, на компьютерную томографию в целом действительно выделяется определенное количество квот, но неспецифицированных, т. е. не обязательно на этот томограф. Поэтому наши супертомографы по большей части используются рутинно – на них смотрят то, что можно увидеть и на более простых. Это не очень правильно. А ведь кому-то они жизненно необходимы.

Это не единственные наши новинки. В феврале мы установили в Центре медосмотров японский маммограф, который дает возможность проводить маммографию с томосинтезом. Чем она принципиально отличается от обычной маммографии? Обычная маммография дает плоскую, двухмерную картинку, которая не всегда позволяет получить представление, где точно расположена опухоль. Для достижения результата приходится дополнительно делать прицельные снимки, т. е. идет дополнительное рентгеновское облучение. А маммография с томосинтезом сразу дает трехмерную картинку, на которой можно увидеть самые незначительные нарушения и обнаруживать спрятавшиеся аномальные образования.

– Не секрет, что в основном оборудование в вашей клинике импортное. Как сейчас обстоят дела с поставками, с обслуживанием? Какие перспективы – новое оборудование предстоит закупать российское?

– У нас не стоит вопрос – покупать российское или импортное. Нам нужно хорошее, а точнее, очень хорошее. Мы работаем в штатном режиме. Пока проблем нет. По-видимому, новое оборудование будем закупать через восточные страны. К счастью, оно бывает не только европейское или американское. Много китайского, кстати, хорошего. Поднебесная в некоторых отраслях является мировым лидером. В перспективе проблемы видим: как будет происходить обслуживание, кто его будет осуществлять, где брать запчасти. Но это общие вопросы, не только наши. Будем решать, работать.

– Клиника «Евромед» одной из первых начала делать тесты на коронавирус в Омске. Расскажите, как еще пандемия повлияла на вашу работу?

– Пандемия повлияла на весь мир. Мы практически сразу стали делать тестирование, это было очень актуально. Думаю, родине мы здесь заметно помогли. Свою роль сыграло то, что частный бизнес – более гибкий, ему не надо проводить тендеры на закупки. Нет, идея тендеров – находить лучшую цену – правильная, но ее реализация занимает много времени. В ситуации же пандемии надо было очень быстро принимать решение. И мы это сделали. Нашли поставщиков, закупили тесты. Мало того, мы оборудовали практически во всех корпусах пункты забора анализов. Организационные решения принимались быстро: завтра начинали ломать и строить, а через неделю все было готово. Потом включились в вакцинацию. Могу сказать, что, несмотря на разные слухи, вакцинация – это спасительная вещь, она не уберегает от заражения, но многократно понижает риск тяжелого течения. И сейчас нам выделены квоты на вакцинацию.

Пандемия научила нас работать в стрессовых условиях, перестраиваться на ходу. Мы увеличили время работы, обеспечили защитой работников. Хотя, надо честно признаться, сотрудники болели. Совсем увернуться не удалось. И я тоже попался. В начале пандемии у нас все-таки упал объем медицинских услуг – люди старались из дома лишний раз не выходить. Но сейчас мы вышли на прежний уровень и даже повысили его. Новым направлением, которое пришло с пандемией, стала реабилитация после ковида. Мы ее развернули на базе нашего санатория. Уже более 2 тыс. человек ее прошли, в этом году планируем всего принять почти 1,6 тыс. пациентов. Также мы открыли в Омске три Центра лабораторной диагностики, и готовим еще минимум пять.

– Ваша скорая помощь тоже работает в рамках ОМС?

– Да, на нее выделяются квоты. В этом году около 12 тысяч. Она работает как по ОМС, так и в коммерческом плане. Мы ее и открыли по просьбе нашего Минздрава – нас попросили помочь. Это было еще до пандемии, а что творилось в неотложной помощи последние пару лет, вы догадываетесь. Ни минуты простоя.

– Формат поликлиники у дома связан с пандемией?

– Поликлиники открываются, потому что мы не помещаемся в имеющихся корпусах. Когда к нам с Ильей пришла Слава Ароновна ШУГОЛЬ, сказала, что хочет создать медицинский центр, и предложила поучаствовать, ей показали здание на Съездовской, где около 2 тыс. кв. м. Она тогда сказала: «Столько нам не надо, мы один этаж займем, а второй будем сдавать в аренду». Сейчас это звучит, наверное, смешно. Уже через 3-4 месяца после запуска проекта мне звонили некоторые начальники и спрашивали: «Почему у вас, как в районной поликлинике, не протолкнуться?». У нас и сейчас есть жалобы на очереди, а мы уже сколько центров открыли! В данный момент начинаем отчасти специализировать их. А поликлиники хотим прямо к людям пододвигать. Это не мы придумали, такова мировая практика.

– Какие услуги будет оказывать поликлиника?

– Во-первых, там будут вести прием врачи – терапевт, гинеколог, оториноларинголог, невролог, кардиолог и другие. Во-вторых, осуществляться забор анализов. В-третьих, будут проводиться УЗИ-исследования. Не планируем ставить в поликлиники «тяжелое» оборудование – если нужно посмотреть что-то серьезное, есть флагманские корпуса. Кстати, большую поликлинику планируется сделать в городке Нефтяников. Там будет много узких специалистов, функциональная и ультразвуковая диагностика, процедурные кабинеты, дневной стационар – т. е. то, что часто требуется. Хотим, чтобы нашим пациентам не приходилось далеко ездить за медицинскими услугами. Хотя в «Евромед» приезжают и из других регионов, но, разумеется, не просто на профилактику, а на серьезные обследования или операции. Даже некоторая английская профессура посещает «Евромед», чтобы обследоваться и подлечиться. Плюс Казахстан рядом. Там тоже живут наши пациенты.

– На иногородних распространяются квоты, выданные «Евромеду»?

– Конечно, все россияне имеют право на квоты при наличии полиса, направления врача. Наибольшим спросом у пациентов из других регионов в «Евромеде» пользуется хирургия и томографы, о которых я рассказал. А также ЭКО, на него выделяют определенное количество квот. Очевидно, что «Евромед» востребован омичами и мы будем и дальше развивать его потенциал.

Лицензия – ФС-55-01-001469-20 от 12 августа 2020 г.

 

Комментарии
Наталия 17 мая 2022 в 01:18:
Ну скорей бы запустились в Омске клиники Медси! Вот там на деле высокий уровень!А эти... Ехали бы уже к себе и своих лечили
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.