Все рубрики
В Омске среда, 8 Декабря
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 74,1399    € 83,7114

Дмитрий БУЦИК: «Для омских джиперов Князевка – это мекка, потому что туда очень сложно добраться. Последний житель покинул деревню в 2001 году».

1 декабря 2018 08:58
0
2984

В канун Всемирного дня туризма обозреватель «КВ» Анастасия ИЛЬЧЕНКО встретилась с бизнесменом и организатором проекта «Своя дорога» Дмитрием БУЦИКОМ. Еще летом он анонсировал, что поездки по бездорожью в рамках АНО скоро перерастут в настоящий туристический бизнес-проект.

– Дмитрий, у вас несколько бизнесов – в том числе автомойка и сервисные ИТ-услуги, которые отнимают много времени. Так почему именно сейчас вы начали активно продвигать проект «Своя дорога», существующий уже несколько лет?

– В следующем году состоится наш юбилейный – десятый – выезд в рамках «Своей дороги». Если все начиналось с простого хобби, то сейчас больше перерастает в бизнес. Мы собираемся развивать въездной туризм, ведем переговоры с туроператорами, формируем пакет документов. В качестве стран, откуда приедут гости, рассматриваем Чехию, Испанию, смотрим на Германию, а также на Москву и Санкт-Петербург. Думаю, в 2019 году плотно войдем в бизнес. У нас для этого есть годами наработанный материал. Наши экспедиции никогда не были бизнесом, речь не шла о том, чтобы заработать, потому что затраты гораздо выше, чем мы можем себе позволить собрать с омичей.

– Почему первыми вы рассматриваете именно эти страны?

– Я являюсь руководителем комитета по внутреннему туризму Омского отделения «Опоры России», у этой общественной организации в Чехии и в Испании есть представительства. Из Испании к нам уже приезжали, на уровне администрации обсуждали обмен туристами.

– Вы в качестве клиентов рассматриваете бизнесменов?

– Привозить западные деньги сюда гораздо интереснее, чем зарабатывать на местном рынке. Это первое. Второе: из-за рубежа поедут те, кто уже пресытился обычными вояжами, много раз бывал в Санкт-Петербурге, Москве, хочет увидеть что-то новое. Они поедут смотреть Сибирь, истинную глубинку. Для них даже не обязательно делать идеальный сервис, а можно показать естественную среду. Кроме того, едут люди, интересующиеся историей, культурой, в том числе немецкой, эстонской, татарской.

– И с деньгами!

– Конечно. Но мы не хотим на данном этапе заявлять заоблачные цены. Для нас главное – создать поток. А потом уже будем модернизировать туры, выбирать того туриста, который нам нужен.

– В Европе основная масса путешественников – это пенсионеры. Для них ваши туры будут доступны или вы все-таки ждете молодых и выносливых?

– Те элементы экстрим-туризма с уровнем выживания, которые вы видели в наших отчетах, иностранцам мы предлагать не собираемся. Им планируем создать условия, которые только будут казаться экстремальными (мы очень постараемся), но на самом деле это спокойное, четко спланированное времяпрепровождение. Скажем, одна ночевка в утепленной палатке и в спальниках, рассчитанных на – 250, а остальное время – в теплой гостинице с комфортными туалетами.

– Вы на ком-то уже опробовали подобный тур?

– С нами ездили иностранцы. Из известных – Себастьян ФРЕТЕ, бывший руководитель «Меги». Ему все понравилось. У меня сохранились фотографии, где он на пароме тянет канат. Будут формироваться смешанные группы. Пригласим волонтеров, которым интересен язык, предпринимателей. У них будет четыре дня плотного общения на природе.

– Вы рассказывали, что в Томске предлагают охоту на медведя за миллион рублей. У вас подобный экстрим для иностранцев запланирован?

– Нет, охоты у нас не будет. Томские ребята долго к этому шли. Инициатор идеи живет охотой. Когда его на форумах спрашивают, почему так дорого, он дает полный расклад: подготовка автомобиля, места, работа егеря: за медведем нужно следить целый год, понимать, где у него логово, где он в данный момент находится и т. д. Плюс Платки, снаряжение, выезд повара на место. Что, кстати, и мы практикуем.

– С вами ездит профессиональный повар?

– Мы долго формировали команду «Своей дороги», у нас каждый знает, что должен делать. Всего – за кадром и в кадре – работают человек 12. У каждого свой бизнес или работа. Наш повар Дмитрий СЕРЕБРЯКОВ работал в ресторане «Сенкевич». Сейчас преподает. Он подстроился под нашу специфику – питание рассчитывается в граммах на человека.

– И что он готовит? Пудинги из морошки, уху?

– Разное. В один из последних выездов, на пресс-туре, с нами была Светлана, которая ест все, кроме мяса, и нам пришлось подстраиваться под нее. Например, он приготовил ей отдельно из грибов и овощей что-то вроде ризотто. Мы в 90 процентах случаев готовим на костре. Естественно, гречку с тушенкой, которую все любят, обязательно борщ – на поджарках, на сале, в некоторых случаях плов.

– А уху?

– Если успеваем наловить рыбу. Честно говоря, на рыбалку времени почти никогда нет. У нас очень плотный график экскурсий. Но у иностранцев все будет иначе, размереннее. В комментариях народ возмущается, что с наших мы готовы брать по 10 тысяч рублей, а с иностранцев – 2 тысячи евро. Во-первых, в эту стоимость входит перелет до Омска. Во-вторых, количество дней пребывания у них гораздо больше, поскольку требуется адаптация. Нужно разместить их в гостинице, обеспечить трехразовым питанием, дать возможность отдышаться после двойного перелета с пересадкой в Москве. И на обратном пути нужно дать время прийти в себя после поездки. В-третьих, у них более дорогие трансферы. В-четвертых, нужно будет организовать экскурсию по Омску, нельзя же привезти их в регион и не показать город! А наших – выдернули из жизни, посадили в машину и повезли.

– И как проходят экспедиции?

– Первый день у нас высоконагруженный. Через 1 – 1,5 часа делаем остановку, едим, подключаем какое-то действие, например, заезжаем в Увальную Битию к Наталии ТАЛИСМАН на нутриевую ферму. На пресс-туре у нас там была замечательная экскурсия по деревенскому школьному музею. Нам рассказали об истории села. Я всегда захожу в районы через музеи. Это началось с поездок с Игорем СКАНДАКОВЫМ, директором Омского музея просвещения. Он был участником многих экспедиций и наполнял их историей, рассказывал о раскопках.

Следующий бросок – до Большеречья. Либо комбинируем, как сделали на пресс-туре. Понимали, что в 8 часов утра попадаем в пробки, поэтому посадили ребят в Омске на яхту «Сибирь», и они вышли из города по реке. Потом пересадили их в автомобиль, покормили бутербродами и поехали дальше. Два часа на яхте дали массу впечатлений, тем более с нами был яхтсмен Олег КАРПЕЕВ.

– Сколько журналистов участвовало в пресс-туре?

– 12 человек. Это был наш первый пресс-тур, мы получили на него субсидию. Сейчас новое руководство более лояльно. Я так понимаю, на туризм в этом году впервые выделили деньги, и мы как раз попали в струю.

– Какие цели вы ставили перед пресс-туром?

– Мне нужно показать иностранцам, как проходят наши экспедиции. После в прессе сразу появились публикации, я их отослал в Чехию и Испанию. В пресс-туре участвовала Татьяна ИГУМНОВА – редактор электронного журнала «Ротари России», который распространяется по всей стране. Ротари – это общественная организация, насчитывающая более 1,2 миллиона членов в 200 странах мира. Мы сейчас готовим перевод статей о наших поездках, чтобы в том числе через Ротари на весь мир рассказать, какие в Омске есть возможности. Мы можем показать не только краеведение, но и экстремальный, деловой, сельскохозяйственный туризм, рыбалку.

Так вот в высоконагруженный первый день мы, как правило, проводим круглый стол в районе, встречаемся с администрацией и говорим: давайте поговорим о вашем туризме, что вы можете нам предложить, расскажите, как он у вас развивается, что вы планируете, может быть, мы можем вам помочь.

– В этом году вы, кроме пресс-тура, побывали еще в двух экспедициях – в Колосовку и в Князевку Тарского района. Там тоже проводили круглые столы?

– Классическая экспедиция «Своя дорога» была в Колосовку. Там круглый стол шел 1,5 часа. Сначала к нам отнеслись настороженно.

– Но администрация пришла?

– Пришли замы. Главы не было. Нам сказали, что он уехал в другой район. Главы редко приходят, они нас боятся. Исключение – Большеречье. В Колосовке присутствовал глава Колосовского сельского поселения. Мы рассказали о себе, и под конец мероприятия хозяева оживились, стали с удовольствием рассказывать про район. И мы тоже начали понимать ситуацию, например, что заказали столовую только в одном месте (через музей), а, оказывается, есть и другие бизнесмены, у которых могли бы пообедать. Обменялись контактами, нам рассказали о планах развития района. Кстати, у них процветает охота.

– На кого?

– На кабанов, косуль и, естественно, на утку и гуся. Есть подготовленные охотбазы. Некоторые охотники вкладываются в них, и местные в том числе. Есть даже тематически оформленное кафе. Охотники могут смело ехать в Колосовку, всех встретят, разместят, покажут охоту.

– Что еще интересное вы увидели в Колосовском районе?

– Мы на охоту упора не делаем, мне жалко зверей (смеется). Нам всегда интересно краеведение. Вот в деревне Новологиново в школьном музее очень красиво рассказали, как развивалась деревня. Были в урочище Юйское, где на возвышенности у слияния двух рек находился форпост. В селе Бражникове Колосовского района жил поэт Аркадий Кутилов. Там в его музее мы встретились с местными старожилами, которые читали нам стихи. Для нас, вырвавшихся из мира бизнеса, из будней Омска, все это очень интересно. В Колосовке есть плотина на реке Оша – местный Ниагарский водопад. В этом году мы в нашу программу добавили изюминку – позвали с собой в Колосовку наших партнеров – группу «Стерео». Вспомнили, как выезжали студенты агитбригад в деревни, и пошли по их стезе, решили расположить к себе местных.

– Устроили дискотеку?

– А вот и нет (смеется)! Ребята привезли концертную программу на час. Бесплатно. Зрителям очень понравилось. Я сам с удовольствием слушал. Зал был почти полный – человек 250. Мы за неделю анонсировали мероприятие. Еще такой нюанс: они пытались на свой День города привезти группу «Стерео», но им не хватило денег. Поэтому под конец выступления глава Колосовского поселения вышел на сцену и от души поблагодарил нас и группу «Стерео».

– И это все в первый день?

– Да, я же говорю, он высоконагруженный. Мы еще успели заехать в центр Омской области, сфотографироваться со знаком. После обеда нам сделали экскурсию по Колосовке, показали деревянные здания, которые принадлежали купцам. В другой из дней экспедиции побывали в Колосовской церкви. Встретились с батюшкой.

– Церковь новая?

– Она расположена в здании бывшего Колосовского аэропорта. С нами были ребята, которые помнят, как они из него улетали в Омск. Здание перестроили, вокруг все красиво оформили. Место интересное. Ради таких моментов и нюансов мы и ездим. Где-то глубже история, где-то интересные рассказы. Показывают, может быть, неказистое деревце, холмик, но к нему такая история прилагается, что ты задумываешься. «Здесь были белогвардейские окопы», «А вот здесь расстреляли наших сельчан»…

– Где вам об этом рассказывали?

– Например, в селе Серебряном. Там на высоком берегу Иртыша находились белогвардейские окопы. А сейчас установлен крест. Практически в каждом селе Колосовского района есть информация о том, где были расстреляны белогвардейцами сельчане.

– Вы выезжаете девять лет и осваиваете по одному району. В каких уже побывали?

– В Тарском, Седельниковском, Муромцевском, Знаменском, Тевризском, Большеуковском, Большереченском, Саргатском и Колосовском.

– Несложно заметить, что все они северные…

– Мы набираемся опыта на северных районах, которые нам ближе и понятнее. А тем временем ведем диалог с южными. Там нужна другая подготовка, поскольку преобладает степь. Если на севере мы экстрим добавляем – проехать участок бездорожья и прочее, то на юге будет больше туристической программы.

– Думаете, на юге нет бездорожья?

– Оно там другое. Расстояния больше. Омичи не избалованы перепадами высот, поэтому, когда на севере их видим, глаз радуется. В южных районах нужно искать красивые места, требуется больше подготовки. Например, на озере Эбейты открытое пространство, ветра сдувают палатки. А рядом на Амринской балке сейчас вода высокая, а значит, тоже расположиться негде. И такие нюансы по каждому району. В Колосовском мы ставили лагерь между двумя деревнями, чтобы поездки в них были короче. А могли бы забуриться в лес, на таежные озера. Так, у нас было на максимальном по количеству людей выезде в Тевриз – 28 человек. Лагерь находился в 50 километрах от Тевриза на таежном озере, вокруг которого реликтовый лес, где кедрач в обхват. Удивительное место, лес прямо в озеро заходит. Сразу надули лодку и вечерами ловили щуку.

– Лес, озеро… А как быть с комарами, мошкой и клещами?

– Да, у нас из-за злых москитов есть сезонность. Первый сезон летний – май до начала мошки, второй – осенний – в августе, сентябре. Чтобы убрать комаров, лагерь нужно подготовить – обкидать спиральками, обработать палатки, пользоваться спреями. Так москиты не успевают допечь. Хотя в этом году в Князевке в начале августа мы их поймали, было большое количество. Конечно, нужны прививки от клещевого энцефалита, иностранцев будем предупреждать заранее. Вечером у костра москитов гораздо меньше. Не думаю, что они будут проблемой. Хотя был случай, человек приехал из Германии в Большеречье, и вечером у него случилась истерика: потребовал вернуть его в Омск, потому что категорически не мог переносить москитов. Такое может случиться, если не подготовиться.

– Дмитрий, из районов, где вы побывали, есть любимый?

– Я всегда по-разному отвечаю на этот вопрос (смеется). Мне понравился Тевриз. Нас тепло встретили, стоянка была в красивом месте. Но были и минусы – четыре дня шел дождь. Вода в озере, на берегу которого мы стояли, поднялась. Некоторые туристы просыпались в воде. Ротарианцы после этой поездки наладили дорожку в Тевриз, теперь ездят на рыбалку только туда и взяли шефство над местным домом престарелых, даже купили для него уаз-буханку. Мы в Тевризе подняли большую шумиху по поводу бывшего аэродрома, асфальт которого разбирался местными на засыпку улиц. С нами был Сергей Федорович КРУГЛОВ – бывший директор омского аэропорта (прилетал на своем самолете), так он возмутился: «Вы что, не понимаете, что отрезаете себе от города дорогу!» Там на полосе была мощная подушка, хороший асфальтовый слой для тяжелых самолетов, а они разбирали ее. Думаю, сейчас уже добили… Это было в 2011 году. Мы запустили депутатский запрос – Олег Иванович ДЕНИСЕНКО подключился.

– Что там сейчас – не знаете?

– Нет, и мне даже страшно спрашивать.

– Участники экспедиций часто прилетают на самолетах?

– Да, одни ребята прилетают, другие приплывают на яхтах. В путешествии в Большеречье в прошлом году мы соединили и самолеты, и яхты. Делали ознакомительные полеты над Большеречьем. А до этого в Саргатке. Попытались там найти общий язык с администрацией и увидели некую двоякость. Хотели, чтобы прилет самолета стал небольшим шоу для местных, но для администрации это нагрузка, ведь нужно привлекать полицию, скорую помощь. Они вроде как и не отказали, но и не помогли. Был даже такой момент: самолет уже садится, а ко мне на поле подбегает местный фермер и кричит: «Это мое поле, сюда нельзя садиться!» Я ему говорю: «Как мы тебе поле повредим, ты ж по нему уже тракторами прошел, а у самолета шасси – как колеса у велосипеда!?»

– Самолет садился прямо на убранное поле?

– Да, конечно, мы сначала проехали на машине, посмотрели, не сильно ли качает, нет ли ям. Для сверхлегких летательных аппаратов аэродром не обязателен, можно и на ровное поле. У нас максимальное количество бортов – три – прилетало в северные районы.

– В чем состояла специфика экспедиции в Князевку?

– Для омских джиперов Князевка – это мекка, потому что туда очень сложно добраться. Спецучасток дороги составляет порядка 40 километров, из них около 20 – по десятибалльной шкале где-то седьмого уровня: глубокие колеи, грязь и верховые болота. Последний житель покинул деревню в 2001 году. Но в брошенных домах до сих пор живут отшельники, которые занимаются коневодством. Князевка со всех сторон окружена реками, получается треугольник, на котором местные содержат лошадей. Перед поездкой мы заехали в Тарский музей, где нам рассказали историю деревни, встретились с бывшим главой Тарского района, который написал книгу о зырянах, основавших деревню. У нас в команде оказались ребята, чьи родственники родом из Князевки, а один из отшельников, как выяснилось, приходится дальним родственником нашего предпринимателя. Вот такое переплетение судеб.

Когда шли на Князевку, приходилось каждые пять метров разматывать лебедку: только вылезли из колеи и снова попали. На дороге нас обогнал автомобиль – мы назвали его бронтозавр, потому что это вездеход на больших арочных колесах с базой от ГАЗ-66, кабиной от ЗИЛа, двигателем от трактора и с кузовом. Он здесь чувствовал себя хорошо. Встречи в тайге – это всегда событие. «А вы кто такие? Что здесь делаете? А, краеведение! Давайте мы вас до Князевки добросим!» Нас взяли на прицеп, и последний участок – километров 11 – мы шли на тросе. А до этого 15 километров осиливали часов шесть. Никто не отлынивал: строили гати, таскали тросы.

– Это, я так понимаю, штатная ситуация, где у каждого своя работа. А внештатные в ваших поездках бывают?

– Конечно! В фильме «Люди в черном» есть такая фраза: «Всегда есть угроза нашей планете, всегда есть космические корабли на орбите. Но обыватель об этом ничего не должен знать» (смеется). Бывают внештатные ситуации, но для участников – это часть антуража. Например, когда мы выбирались из Князевки, то попросили ребят, которые приехали на ГАЗ-66, что когда поедут обратно, они нас прикроют. Там два дня дождь шел, дорогу размыло, хотели подстраховаться. Выехали на следующий день, прошли 8-10 километров, и водитель мне говорит: «Что-то я не рассчитал, мне бензина не хватит. С тобой вообще не дотянем» (он нас тащит). Я сливаю ему с нашей полноприводной газели весь бензин, пересаживаю туристов и одного организатора. На выезде из спецучастка в ближайшей деревне их уже ждет внедорожник, на котором смогут двигаться дальше, а в Таре находится один из организаторов, который, если что, прикроет. Они поехали, а мы остались на спецучастке в тайге. Я сразу уснул. А вот для них история не закончилась (смеется): бензина, который мы слили, им не хватило. И они под вечер шли пешком со всем скарбом 12 километров до ближайшей деревни. В итоге этот маршбросок всем понравился, дети были в восторге – пешком по тайге, где вокруг следы волков!

– Вы неоднократно упоминали в интервью, что не всех берете в путешествия. Каким образом происходит отбор и с чем связан?

– Он условный, на адекватность – чтобы ребята были не шебутные. Город маленький, мы все друг друга знаем, понимаем, что не будет: «Ой, что вы мне даете, я не буду это есть!»

– Были ли ситуации, когда люди ломались, ведь у вас идет проверка дикой природой?

– Был всего один случай. Но он больше связан с жаркой погодой и алкоголем. Все подробности останутся между участниками экспедиции.

– Какие у вас планы на следующий год?

– Хотим сделать что-то масштабное, потому что это десятый, юбилейный год. Не хочу открывать все карты, но думаю, это будет не просто выезд, а скорее фестиваль. Район пока не выбран, мы ждем предложений.

– Можете назвать районы, из которых вы выбираете?

– Крутинский, Тюкалинский, Исилькульский, Омский, Калачинский. Последний – родина моих бабушки и дедушки по отцовской линии. Они жили в деревне Стародубке, я там провел детство. В каждом районе есть что посмотреть. В Крутинском – сосновые леса (правда, посаженные), озера. В Исилькульском – озеро Эбейты, Амринская балка, форпост. Ежедневно будут экскурсии, интересные встречи с «зажигалочками». В прошлом году заехали в Карташово за минеральной водой. Пока бегали по деревне, искали ключи от магазина (он еще был закрыт), разговорились с местной бабушкой. Слово за слово – и она стала петь нам матерные частушки. Так мило, душевно. Мы ей что-то подарили, поблагодарили и счастливые поехали дальше.

У нас на севере еще Усть-Ишим не закрыт. Расстояния слишком большие. Думаю, что для путешествия туда возьмем самолеты, регату и по земле будут передвигаться только организаторы. Но это планы на 2020 год.

– Дмитрий, у вас сейчас АНО, планируете открыть ООО?

– Да, бренд «Своя дорога» мы оставим, а юридическую форму откроем новую. Я не рассматриваю внутренний туризм как источник прибыли, только въездной. Нужно открыть Омск для западных туристов – это основная задача. 20-22 ноября планирую поехать в Сочи на форум по внутреннему и въездному туризму, представлять нас и Омскую область. Сейчас, учитывая, что Ростуризм передали Министерству экономического развития, я четко понимаю, что туризм будет развиваться как бизнес.

– Будете ли вы участвовать в развитии инфраструктуры для продвижения въездного туризма, ведь многие жалуются не только на дороги, но и на отсутствие в регионе нормальных гостиниц?

– Это будет не прямое участие. Мы начнем формировать поток, и бизнес подстроится. Сам я не хочу заниматься инфраструктурой. У нас есть отели, которые иностранцы спокойно переносят, тот же «Ибис Сибирь». Есть гостиницы, где нужно просто вышколить персонал. На тех же охотбазах все есть – и туалеты, и бани.

– Вас не смущает дорогой перелет до Омска?

– Конечно, ведь он съедает часть нашей прибыли. И происходит удорожание. В регионе много проблем, которые мешают развитию туризма. Проблему дорог мы будем поднимать на флаг при каждом удобном случае, потому что для нас это болезненно. Перевозчики тоже от этого воют. До Колосовки 225 километров, из них 90 сделаны – федеральная трасса, остальная дорога в таком состоянии, что колеса отваливаются.

– Можете назвать активных участников проекта «Своя дорога»?

– Постоянно участвовали в наших экспедициях Павел КРУЧИНСКИЙ, Евгения КЛЕМАНОВА, Виктор ШКУРЕНКО, Сергей КРУГЛОВ, Алексей ПЛАТОНОВ (с сыном ездит), Ирина ХАРЛАМОВА (она подала идею проекта), Дмитрий СТЕПАНИН, Олег ДАУТОВ, Константин ЛЕБЕДЕВ, Алексей АКУЛОВ, Татьяна ИГУМНОВА, Ирина МИХАЙЛЕВА и т. д.

– Вы в одном из интервью говорили, что за рубежом вам не понравилось…

– Меня туда не тянет. Больше интересна Омская область. Нужен смысл, чтобы поездка была с пользой для района. В Таиланде было жарко. Море посмотрел, на третий день появилось беспокойство, ведь я ходил без дела.

– Как насчет перенимания опыта, например, в Карелии, на Байкале?

– В нашей команде есть ребята, которые любят подобные экспедиции и часто практикуют их. У одного из членов команды Бахыта САДВОКАСОВА – поездки по 10 – 15 тысяч километров за отпуск – на юг Сибири, Байкал, в Крым. Меня на такие большие дистанции бизнес не отпускает. А в области я спокойно могу себе позволить 4 – 5 дней отпуска.

– А когда пойдет поток иностранцев?

– Тогда и посмотрим. Это будет немного другое отношение к делу. Я перестроюсь. Буду встречать группы, разговаривать с людьми из разных стран, показывать им мою родину. Хотел бы иметь такой бизнес на старости.

Ранее интервью полностью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 3 октября 2018 года



Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Омские дзюдоисты завоевали «золото» и два «серебра» Всероссийских соревнований

В Барнауле завершился турнир по дзюдо «Памяти борцов Алтайского края», где приняли участие 120 спортсменов из 24 регионов России

6 декабря 18:17
0
580

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.