Все рубрики
В Омске среда, 28 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,0425    € 99,9214

Виктор ШКУРЕНКО: «Убытки были миллионов двадцать, но я к этому привык. Раньше больше переживал из-за миллиона рублей»

25 января 2020 21:55
0
6425

Для вас бизнес не просто должен быть важнее, чем семья: вы должны доказать это. 

В декабре на первом Омском «НеФоруме» своим опытом с начинающими предпринимателями поделился совладелец магазинов «Победа» и «Низкоцен», директор ТД «Шкуренко», соучредитель «Skuratov» Виктор ШКУРЕНКО. Обозреватель «Коммерческих вестей» Анастасия ПАВЛОВА записала некоторые моменты из его выступления.

Кофе пьем мало!

Помню себя 20 лет назад: тема поиска денег для бизнеса предполагала совсем иные вызовы. Для нас была важна общая безопасность, качество контрагентов – мы не доверяли друг другу. Не буду скрывать, да, я инвестирую много денег: в собственный бизнес и покупаю компании, работающие в той же отрасли (оптовая, розничная торговля). Последние мы интегрируем в наш холдинг: покупаем само юридическое лицо, персонал с его компетенциями, рынки сбыта, которые обслуживала эта компания, и поставщиков, с которыми она работала. Все это создает синергетический эффект, мгновенный эффект масштаба: у меня, допустим, была выручка в миллиард рублей, я купил компанию в двести миллионов рублей выручки, а издержки-то не поменялись! Кстати, собственник уходит, а топ-менеджмент мы сохраняем. Эта стратегия, которой я придерживаюсь с 2010 года, себя оправдывает. Во втором случае, при приобретении компании, мы сохраняем всех собственников – просто меняется соотношение долей. И она работает самостоятельно – вне нашего холдинга. Пример – «Scuratov»: я купил часть акций и вложился в развитие сети. Было 6 кофеен, а стало 22, в этом  декабре будет открыто еще 4.

По каким критериям я определяю, что стоит инвестировать в определенную компанию? Во-первых, конечно, отрасль, к которой она принадлежит. Она должна быть растущей. Если вы заглянете в Интернет, то поймете, что рынок кофеен растет, а рынок кофе навынос – еще быстрей. Темпы роста – 20-30%. К слову, мой основной бизнес – розничная торговля – растет на 1-2%. Буквально как российская экономика... Во-вторых, рынок должен быть перспективным. Население у нас потребляет достаточно молока, особенно если сравнить с Индией или Казахстаном. А если взять уже кофе, то в Финляндии его потребляют в восемь раз больше, чем в России. Выясняется, что мы мало пьем кофе!

Государству – нет!

Для  меня важно, чтобы отрасль была не связана с государством. Если ты работаешь с государством, слишком высок риск быть заподозренным в коррупции и оказаться в тюрьме... Я не намерен с ним сотрудничать принципиально, пока правила игры не поменяются. Да с государством и невыгодно работать! По глупости сложилось так, что я кредитнул одного предпринимателя, строившего МФЦ для государства. Не достроил. В итоге я сейчас владею тремя МФЦ в Шербакульском, Седельниковском и Москаленском районах. Сдача в аренду этих объектов меньше 12% годовых, около 10% вроде бы. То есть окупаемость – десять лет. Не шибко шикарно. А с государством не поспоришь, нельзя провести переговоры, чтобы поменять ставку аренды.

Важна, безусловно, и экономика проекта, в который я инвестирую. Он обязательно должен быть прибыльным, требующим деньги только на развитие. Причем не только на бумажке, но и с учетом уплаты всех налогов. Например, у вас два ресторана, три кофейни или какое-то производство, молока, допустим, и вы хотите открыться в другом городе, расшириться. Только так. А все истории о том, что «мне не хватает денег, через два-три года проект станет прибыльным, это нелепость! Во всяком случае для меня лично.

Семья – на втором месте

У проекта должна быть оригинальная бизнес-модель, индивидуальные компетенции и лидер с собственным видением картинки будущего. Он обязательно должен обладать пассионарностью. Что такое пассионарность? Для вас бизнес не просто должен быть важнее, чем семья: вы должны доказать это.

Проблема провала проекта «Крестьянского двора»  лежала не в плоскости финансирования или управления, а исключительно в неготовности рынка на него отреагировать. Сегодня это основной риск в бизнесе – не понять потребности рынка. В чем смысл производства? Чем больше вы производите, тем меньше цена. Когда вы производите не массовый продукт, то цена может быть на него выше – от 30 до 200%. Готов ли потребитель купить индивидуальный товар? У меня сейчас есть проект – производство колбасных, мясных изделий, реализуемых в розницу. Натуральная ветчина за 450 рублей с полок «Низкоцена» не продается – дорого! Покупатель такому не верит. А если открыть отдельный магазин с экологичным мясом, потребитель воспринимает то же самое более благодарно. Не все форматы торговли в современной России готовы заниматься продуктами эксклюзивных производителей.

50 лет – не для онлайн!

Онлайн-магазины – это история будущего, история нервов, история инвесторов. Если вы откроете обычный магазин, вы примерно понимаете все равно, когда он окупится. В случае с онлайн-торговлей придется ждать, когда количество перейдет в качество. Только в прошлом году Яндекс-такси вышло в плюс. Несколько миллиардов рублей убытков они показывали в предыдущие годы. Вы же помните, что сначала они доплачивали водителям за работу? Так и здесь. Если вы не доверяете мне, то на недавнем бизнес-форуме глава DNS АЛЕКСЕЕВ заявил, что вся интернет-история – целиком и полностью для инвесторов. То есть пока не окупается. Это не история о зарабатывании денег. Я как-то пришел в Евросеть за новым айфоном. За меня консультант на экране оформил онлайн-заказ и принес смартфон со склада... Вот такой интернет-магазин. Я не говорю, что это неблагодарные инвестиции – онлайн-торговля, но лично для меня это лотерея. У меня нет столько ресурсов, сколько у «Пятерочки» или «Магнита», чтобы развивать подобное направление. Мне же 50 лет... Будь я помоложе, наверное, был бы больше подобным увлечен.

Я контролирую все финансы «Skuratov»

В западных странах этап пройден и юридическая инфрастуктура для оформления стартапа создана. Попробуйте сейчас у нас пойти в российский суд и объяснить взаимоотношения инвестора и миноритария. Это невозможно! В Москве сейчас уголовные дела предприниматели друг на друга заводят, как только у них возникают корпоративные конфликты. Поэтому я изначально ставлю вопрос именно так, что я контролирую все финансовые потоки – в «Skuratov» в том числе. На Западе проще: акции делятся на категории A,B,С, не все голосующие. Предположим, условный Стив Джобс владеет 3% акций Apple, но зато именно он принимает ключевые для компании решения, а не большинство владельцев долей. В российском же законодательстве, если у вас доля всего в 3%, у вас можно принудительно выкупить ее. Так что вопрос инвестиций в чужие проекты – это всегда вопрос доверия. Проблема дольщиков государство волнует, а трудности миноритариев-стартаперов – нет.

Я не священник, а предприниматель, и не вижу ничего предосудительного в пивнушках в жилых домах. Моя мораль отлична.

В последнее время я стараюсь больше заниматься спортом, недаром у меня три фитнес-клуба... Люблю бегать. Очень много читаю, улучаю для этого каждую минутку. Но самое главное удовольствием, мечтать об успехах своего бизнеса!

Пожар в магазине

Любой мыслящий человек в каждую секунду чем-то озадачен. Решите одну проблему – появится другая. Тогда какой смысл себя останавливать? Это бесконечный процесс. На прошлой неделе у меня сгорел магазин. Первое, что меня интересовало, чтобы там не было людей. Никакие материальные ценности не стоят человеческой жизни. Убытки были миллионов 20. Но я к этому привык. Потерял, да, но занялся другим делом. Раньше, вспоминаю, я больше переживал из-за миллиона рублей.

Главный принцип ведения моего бизнеса – развитие. Развиваться нужно аккуратно, чтобы не обанкротиться. Важно очень осторожно работать с кредитами. Посмотрите, сколько гигантов на этом погорело – «Холидей», «Геомарт», «Пятерочка», «Мостовик». Насчет «Мостовика» никто не виноват – ни ПУТИН, ни государство. Исключительно кредитная нагрузка. Человек решил рисануться перед президентом, построить олимпийские объекты не на свои деньги, а на заемные. Государство с ним не рассчиталось, и вот результат. Возможно, ШИШОВ бы даже остался на свободе. Не нужно басни сочинять о том, что он перебежал РОТЕНБЕРГАМ дорогу. Я хоть и средний бизнесмен, но знаю, как работает эта система и когда она дает сбой. Для меня все очевидно. И «Магнит» ГАЛИЦКИЙ продал не под давлением. Он честно продал свой бизнес за честные деньги – сейчас бизнес, который купило у него государство, стоит дешевле! ВТБ несет убытки – на 30% упали акции «Магнита».

Ранее репортаж был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 18 декабря 2019 года. 



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.