Все рубрики
В Омске четверг, 23 Сентября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 72,8806    € 85,4889

Дембельский альбом

24 февраля 2016 11:47
0
3564

Владимир ЯРКОВОЙ  преследовал натовские подлодки

Председатель Омского областного суда Владимир ЯРКОВОЙ был призван в ряды Советской Армии в ноябре 1969 года. Первые шесть месяцев прослужил в учебном отряде в составе Краснознаменного Балтийского флота. После был отправлен на Северный флот – в морскую авиацию:

– В мои обязанности входило обслуживание электрооборудования и электронной автоматики вертолета Ка-25. Он предназначен для поиска подводных лодок, базировался на вертолетоносцах «Москва», «Ленинград» и на больших противолодочных кораблях (БПК) нового типа. На Северном флоте это были БПК «Дрозд» и «Зозуля» – корабли первого класса водоизмещением 7100 тонн. В зависимости от того, какой корабль заступал на дежурство по флоту, на тот мы и перебазировались.

Зона ответственности – в основном Скандинавия, Северное побережье СССР до Белого моря. Были походы и к европейской части, а также на Кубу, но там мне не довелось побывать. В походах мы отрабатывали боевые задачи, в том числе обнаружение подводных натовских лодок. Иногда длительное время поддерживали контакт с подлодкой противника. Они пытались уйти от преследования, выпустив несколько имитационных шумовых торпед, мы же пытались не упустить подлодку. Эти «учения» проходили с переменным успехом.

В памяти осталось множество интересных моментов. Расскажу лишь один случай. Однажды при подготовке вертолета к полету при проверке противопожарной системы сработала система тушения двигателей. Турбины после таких действий меняются. Но это не главное. Главное, что это чрезвычайное положение. До установки причин срабатывания системы пожаротушения на всем флоте СССР о полетах на Ка-25 не могло быть и речи. Естественно, все мое руководство, а больше всего особисты, стали добиваться от меня признания, что это я допустил. Но я все делал как обычно, на том и настаивал.

В конце концов прибыла комиссия, в состав которой входили работники омского завода им. П.И. Баранова, так как двигатели для Ка-25 производили в Омске. Они работали у нас неделю и выяснили, что при очень быстром переключении тумблеров, при западании контактов возможно самопроизвольное срабатывание системы пожаротушения. В результате я был реабилитирован, а в систему внесены соответствующие изменения. Могу утверждать, что в то время мне никогда не приходилось сталкиваться с проявлением дедовщины в недопустимых формах…

Кстати, после демобилизации я устроился в 26 цех завода им.  Куйбышева испытателем топливных аппаратур, в том числе для двигателей Ка-25, но это уже совсем другая история.

Рядовой ПОПОВ обогнал капитана ПОПОВА и уехал в Германию

Вице-президент ОАО "Высокие технологии", доктор юридических наук, профессор Омской юридической академии Игорь ПОПОВ служил в Советской Армии в 1987-1989 годах. В июне 1987 года он был призван в учебное подразделение в городе Муроме – в военную часть, где проходили подготовку будущие связисты. В декабре того же года попал в Группу советских войск в Германии и до июня 1989 года проходил службу в части под Франкфуртом-на-Одере. Об одной из причин своего попадания в состав ограниченного контингента за рубежом Игорь Владимирович рассказал "КВ":

– После пяти месяцев службы в учебном подразделении в городе Муроме мы должны были сдавать экзамены для получения аттестата связиста и направления в действующие военные части. Одним из тестов на физическую подготовку был трехкилометровый кросс. На прием экзаменов приехала московская комиссия из Генерального штаба.

Командиром нашего взвода был мой однофамилец капитан ПОПОВ – довольно молодой, но несколько заносчивый товарищ. Перед кроссом он заявил, что хочет в нем участвовать и обязательно победит. Он даже поспорил со своими друзьями-офицерами, о чем нам было известно.

Солдаты побежали кросс в кирзовых сапогах, а капитан ПОПОВ – в спортивной форме. Во время бега мне удалось пристроиться к нему поближе. Все три километра мы бежали с ним бок о бок, но на финише я ускорился и обогнал его. Получилось, что в кроссе победил не капитан ПОПОВ, а рядовой ПОПОВ. Вся московская комиссия над ним долго еще потешалась. Я же тем самым выделился из общей массы, мне поставили "отлично" и как одного из отличившихся отправили в группу советских войск в Германии. А это считалось почетным.

Владимир ВИТРУК воспитал 228 танкистов

Исполняющий обязанности руководителя Управления ФССП России по Омской области в 1986 году с отличием окончил Омское высшее танковое инженерное училище им. Маршала Советского Союза П.К. Кошевого и распределился в свое же училище курсовым офицером. В 1990 году был назначен начальником курса.

– Мои бывшие курсанты есть по всей стране. Сегодня некоторые уже на пенсии. Некоторых уже нет с нами. Один стал генералом. Другой – начальником факультета в академии. Еще один – начальником факультета в Московской академии МВД, – рассказывает Владимир ВИТРУК. – У меня сын закончил кадетский корпус, в этом году заканчивает пятый курс Омского автобронетанкового инженерного института. И я удивляюсь, глядя на современных курсантов. Они говорят: дайте нам носки, горячую воду, дайте нам то и это. Мы учились – сами портянки стирали. И даже не знали, что такое горячая вода. На первом курсе, помню, вечером постираешь, под простыню положишь, к утру они сухие.

На пятом курсе я постоянно оставался за старшину, когда старшина и остальные заместители командиров взводов уходили в увольнение. Они все женаты уже были к тому времени, а я холостой, поэтому в увольнение ходил редко. А вечером после футбола самое лучшее развлечение – картошки пожарить. Ротный приходит – запах картошки чувствует, но улик найти не может. И уже когда я выпускался, ротный не выдержал, подошел ко мне и спросил напрямую: картошку жарили? Я говорю: жарили, конечно. Он удивляется: а где прятали, мол, оборудование? Тогда я его в канцелярию завожу, поднимаю подставку под барабан, а там и плитка, и сковородка. И он бы точно никогда не догадался туда заглянуть.

Еще одна история, из более поздних времен. Это когда я уже начальником курса был и звание капитана мне присвоили. В конце четвертого курса у нас в училище традиционно проводятся батальонные учения со стрельбой. Мы с начальником кафедры должны были поехать на рекогносцировку – проверить местность, где будут проходить учения. К парку прибыли, как положено, рано утром. Дали нам, помнится, три единицы техники – БТР-80, танк Т-72 и БМП. Выехали, естественно, не в 8 утра, как собирались, а только в 11 часов. А к вечеру заблудились где-то под Кормиловкой. Там и заночевали в местной школе. К следующему вечеру благополучно вернулись в училище, все вроде бы нормально, с местом для проведения учений определились. Вот только когда учения начались, мы поехали, что интересно, совсем в другую сторону. Так что этот анекдот, когда военные приехали, карту достали, значит, сейчас дорогу будут спрашивать, – он и поныне актуален.

Сергею КАНУННИКОВУ довелось посмотреть идеологически чуждый фильм

Министр образования Омской области Сергей Николаевич КАНУННИКОВ с 1975-го по 1977 годы проходил военную службу в инженерных войсках на территории Московского военного округа.

– Я служил в армии в период холодной войны, железного занавеса. Тогда в СССР даже секса не было, как вы знаете. Идеология была совсем другая. Нам же во время службы выпал шанс заглянуть в "замочную скважину" закрытого для нас западного мира.

Дело в том, что вся территория СССР была облеплена такими "бункерами" – подземными объектами на случай войны, которые вступали в действие, когда все провода выходили из строя. В одной из таких штук мы и находились. Случайно или нет, но мы попали однажды в то место, где офицеры смотрели кино. Западный фильм. Тогда мы впервые в жизни увидели рекламу. Правда, ничего не поняли – только через многие годы. Но это так интересно было! Мы увидели и нечто совершенно другое, новое и тогда недопустимое. Но моральный дух наш это кино не подкосило!

Может быть, история эта не очень смешная, но на самом деле и сама армия – штука невеселая. Военная служба – это команды и их выполнение. У нас и дедовщина была, но я, честно говоря, армии сильно благодарен за то, что она за два года из меня мужика сделала. Забрала мальчиком, а вернула обществу мужчиной. Научила совершать поступки и отвечать за них.

Олег ПОДКОРЫТОВ служил в комендантской роте КГБ

Руководитель территориального управления Россельхознадзора в Омской области Олег ПОДКОРЫТОВ был призван в ряды Вооруженных сил СССР сразу по окончании Омского авиационного техникума в 1983 году. Уверяет, что в армию пошел с желанием, хотел служить в ВДВ, но военное начальство направило новобранца в часть специальной службы войск КГБ СССР. Впрочем Олег ПОДКОРЫТОВ ни о чем не жалеет, вспоминая сегодня с теплом и командиров своей комендантской роты, и свою службу, которая проходила в Москве, и своих товарищей.

– Служить мне нравилось, по большому счету. И поощрений у меня много. Вообще я считаю, что армия пошла мне на пользу, – рассказал Олег ПОДКОРЫТОВ. – Я и товарищей своих армейских вспоминаю, и наших офицеров. Спортивная подготовка у нас была хорошая, на учения мы выезжали постоянно, на стрельбы. Не без трудностей, конечно, служили. Были и длительные лыжные кроссы, и марш-броски на большие расстояния. Молодым у нас даже курить запрещалось. Кто попадался с сигаретой, копал яму метровую, куда должен был закопать окурок, а остальные молодые ходили вокруг, переживали за провинившегося, чтобы потом коллективно на него влиять. А вообще служба проходила в красивых местах. Наша часть стояла в лесопарковой зоне между Орехово-Борисово и Бирюлево. Удивительно, что вокруг была Москва, а по территории парка зайцы непуганые бегали. Один заяц даже к нам на плац прибегал во время утреннего построения. Мы стоим, а он у елочки сидит. Помню, мы его поймать пытались. Окружили елочку и стали сжимать кольцо. А он по кругу пробежался, скорость набрал и по нашим плечам выскочил из окружения.

Юрий ШАПОВАЛОВ умудрялся варить мясо в электрочайнике

Главный врач БУЗОО «КМСЧ № 9», депутат Законодательного собрания Омской области Юрий ШАПОВАЛОВ служил на Дальнем Востоке в 1975-1977 годах в погранвойсках.

Когда забрали на службу, думал, что мир вокруг меня остановился. Я в тот момент писал кандидатскую, планировал гражданскую жизнь, рисовал радужные перспективы, а тут все вмиг поменялось: Дальний Восток, погранвойска, – рассказывает Юрий Викторович. – Но по прошествии времени понял: как хорошо, что я сюда попал! Узнал цену мужской дружбы, испытал гордость за погранвойска, понял, что такое любовь к родине, приобрел много друзей. Мне предлагали остаться, служить начальником госпиталя на Камчатке, но решил, что все же я гражданский человек, вернулся в Омск и все в итоге наверстал: и кандидатскую защитил, и с работой все получилось.

Бытовые армейские неурядицы Юрий ШАПОВАЛОВ вспоминает с улыбкой: «Помню, собрались как-то на полковом медицинском пункте. Принесли нам кусок мяса с костью, а у нас ни топора, ничего нет. Так мы засунули один конец кости в электрочайник, сварили, потом перевернули, сварили другую сторону. Ели мясо, а шурпой из чайника запивали. Вот такая проза жизни… Конечно, сейчас смешно вспоминать. Но в целом служили серьезно: и огневая, и тактическая подготовка были в полном объеме».

Демобилизовался Юрий Викторович в должности старшего лейтенанта, получил медаль «Отличник погранвойск». «Глубоко убежден, что служба в армии – это очень важно, это долг каждого мужчины. И я рад тому, что сейчас, как мне кажется, мировоззрение поменялось – и у пацанов, и у матерей, от армии уже не бегают так, как еще несколько лет назад, наоборот, сами приходят в военкомат», – поделился своими наблюдениями Юрий ШАПОВАЛОВ в разговоре с «КВ».

Валерий КОКОРИН в армии освоил еще и профессию печника

Депутат Омского городского совета, генеральный директор компании «АСК» Валерий КОКОРИН был призван в Советскую Армию в августе 1968 года. «В июне этого же года был направлен служить мой друг, с которым мы вместе учились в ГПТУ. К моменту моего призыва мы уже получили от него первые письма, узнали, что он направлен в школу авиационных специалистов. Когда я прибыл по месту несения службы, у меня появились соображения – а не туда ли я попал, где служит мой друг. Быстро выяснилось, что да, он в той же воинской части, в соседнем корпусе. И мы отучились в школе младших авиационных специалистов, научились вести техническое обслуживание самолетов», – рассказывает Валерий Михайлович.

После окончания курса нескольких человек из школы отобрали и отправили на очередную учебу – в Латвию, под Ригу, где располагался центр обучения специалистов на туполевские беспилотные разведчики.

– Я там отучился и оказался на службе на западной границе СССР, во Владимирской области. Прибыл туда ночью, один из туполевского центра. Когда я утром проснулся на подъем, у меня волосы примерзли к подушке, такие были условия в старых казармах. Пришлось мне освоить профессию печника и сначала в нашей казарме, а потом в остальных переложить угольно-дровяные печи. Стало тепло! А служба была службой, как во всех частях – она не мед. Но я вспоминаю и службу, и учебу, которую прошел в войсках, с удовольствием и признательностью, – говорит Валерий КОКОРИН.

Игорь КРИЦКИЙ из-за армии разлюбил праздники

Директор группы компаний «Автодорфлот» Игорь КРИЦКИЙ проходил службу в армии в Семипалатинске в 1986-88 годах. Его призвали после первого курса СибАДИ и распределили в парашютно-десантную поисково-спасательную службу авиации ПВО. Сегодня он вспоминает:

– Тогда еще не существовало спасательных частей МЧС. У нас была наземная поисково-спасательная команда, которая обеспечивала сразу несколько направлений: собственную воинскую часть, наших соседей – ВВС, семипалатинский аэродром, а также космонавтов и спускаемые аппараты. Мы оснащались достаточно серьезным оборудованием для того времени: использовали такие системы парашютов, которые в боевых условиях при попадании в них осколков, патронов или других боеприпасов обеспечивали безопасное приземление, даже если один из четырех сегментов парашюта был отстрелен. Конечно, при такой ситуации были шансы отбить ноги, но зато человек оставался живым. Наша задача состояла в том, что мы фиксировали сигнал, ехали по нему, поднимали людей. А между этими выездами были постоянные тренировки – прыжки с парашютом на воду, на лес. У меня их немного – всего 104. У моего командира было 5,5 тысячи прыжков. Прыгал я только в армии. После демобилизации меня приглашали ребята из сборной вооруженных сил, которая тренировались вместе с нами в Семипалатинске, но как-то не получилось.

Есть «купола», на которые люди приземляются безопасно, это не сложнее, чем выйти из трамвая. Но бывает у человека желание пробовать что-то новое, другие «купола». К сожалению, это не всегда заканчивается удачно. Слава богу, за тот период времени, что я прыгал, у нас никто не разбился. Травмы, вывихи, растяжения мышц были, ноги люди отбивали, но все оставались живы. Армия – это определенная школа. Конечно, когда меня после первого курса забрали, это был не самый лучший момент жизни, но после нее, после восстановления в институте (а нас, ни много ни мало, вернулось 57 человек) появилось другое восприятие жизни. Я демобилизовался солдатом. Два раза «терял» военный билет, чтобы оставаться рядовым. В принципе у нас солдат не должно было быть, только ефрейторы, сержанты, но их ставят старшими по нарядам. В нашей же поисково-спасательной команде ходить в наряды в те дни, когда происходят полеты, было нельзя. Поэтому меня ставили в наряды только по выходным и в праздники. С тех пор я праздники не люблю.

Станислава ИВАНЧЕНКО учили ловить шпионов и диверсантов

Генеральный директор и учредитель маркетингово-консалтинговой компании «МКС» был призван в армию в мае 1989 года, а демобилизовался в мае 1991 года в звании сержанта. Ровно два года он прослужил в самой элитной армейской части СССР, в Первой отдельной бригаде охраны Центрального аппарата Министерства обороны и Генерального штаба Вооруженных сил СССР. В мирное время бригада несла караульную службу по охране важнейших объектов Минобороны в Москве и Московской области, а в военное время должна была охранять пункты управления войсками и уничтожать диверсионные группы противника.

– Смешная история случилась в первые же дни призыва, когда мы весело доехали до Москвы и нас, перегрузив на электричку, повезли дальше, – рассказал Станислав ИВАНЧЕНКО.– У многих закралось сомнение, ведь нам говорили, что мы будем служить в центре столицы, ходить с пистолетами Макарова, чуть ли не в гражданских костюмах, а тут на тебе – в лес везут. Сопровождающие нас сержанты и офицеры успокоили, мол, сначала карантин и надо пройти курс молодого бойца, а едем мы в замечательное «курортное» место с шикарной природой, рядом с населенным пунктом Зюзино. Позже мы узнали, что это учебка, которую солдаты прозвали Зюзинвальд. Чтобы было понятно, я при росте 182 см весил до призыва 78 кг, через месяц «курорта» – 68 кг.

Дальше автобусами, заезжаем в обустроенную часть, стоящую на краю леса, и кричим тем, кто нам открывал ворота: «Привет, солдапеты», – а они нам: «Вешайтесь, духи». Так мы познакомились с нашими «дедами», их было две роты, уже подготовленных и возмужавших парней, рядом с ними мы смотрелись детьми. Но наше удивление было впереди, когда мы увидели людей в морской форме, их было не меньше роты, и они строем шагали в столовую. «Полундра, – закричал кто- то, – нас обманули, нас на три года на флот отправят». И тут все разом: кто в окно, кто в дверь, хотели дать деру в спасительный лес. Но тут мы поняли, что находимся уже на территории воинской части, солдаты которой научены ловить и обезвреживать диверсантов.

В общем, нам объяснили, что это были ребята из отдельного батальона, который охраняет штаб ВМФ. Все успокоились, и началась другая жизнь, в которой были и пробежки в 6 км по утрам, дневные марш-броски по 12-14 км, но уже с амуницией и оружием, восьмичасовая строевая подготовка, бессонные ночи караульной службы, задержание шпиона, пытавшегося проникнуть в Институт космической разведки, за что нас поощрили увольнением вместо отпуска, чистка картошки впятером на 1500 человек на завтрак, обед и ужин. Были командно-штабные учения, где отрабатывалась переброска командования из Москвы в загородный пункт управления войсками, и там мы демонстрировали, как будем защищать этот стратегический объект от диверсионных групп противника, если придется. Главное, я считаю, в армии сформировались те качества, с которыми в гражданской жизни уже нет непреодолимых препятствий.

Константина ЛУКАШЕВИЧА армия научила действовать четко по уставу

Директор муниципального предприятия города Омска «Парк культуры и отдыха имени 30-летия ВЛКСМ» Константин ЛУКАШЕВИЧ служил в Советской Армии в 1982–1984 годах. Его призывали в Белоруссии и определили сначала в войска связи в Новосибирске, затем в учебную часть в Актюбинске, а последние полтора года он был прикомандирован в Омске. Призывался солдатом,  потом стал сержантом, а увольнялся уже старшим сержантом. О времени службы в армии Константин Александрович вспоминает с улыбкой:

– Когда проходили курс молодого бойца, нужно было выучить устав. Отцы-командиры сказали, что устав – это та основная инструкция, по которой солдат живет. Но я не знал, что учить надо весь месяц, и справился за неделю. И меня сразу отправили в учебную часть. Вообще в армии надо действовать четко по инструкции. Был случай: я стоял в наряде, охранял склад, а прапорщик, который имел к нему какое-то отношение, решил пройти. В армии все строго: после 17.00 проход запрещен для всех. Я его увидел и стал действовать по инструкции: приказал остановиться, а когда это не подействовало, дослал патрон в патронник. По алгоритму если и тогда человек не слушается, то производят выстрел в воздух, но мне этого делать не пришлось, прапорщик понял, что я не шучу. Но поскольку патрон в патроннике, то, как и положено по уставу, я вызвал начальника караула. Они прибежали, перепуганные случившимся. После этого меня в отпуск отправили за правильные действия по уставу, а прапорщика куда-то убрали. Хотя я знаю, что бойцам специально устраивали такие проверки: идет командир, а солдат в наряде должен его останавливать, поскольку подчиняется только начальнику караула.

Самое главное, что случилось со мной во время службы в армии, – я как уехал тогда в Сибирь, так здесь и остался. Первый раз в жизни я именно в Омске увидел человека без определенного места жительства. Это был 1982 год. В Белоруссии их не было, только страшные истории про бичей рассказывали. И вот в столовой на Лобкова (солдаты там обедали) благополучно отдыхал человек, который устал. Это было первое впечатление о городе, и оно запомнилось мне на всю жизнь.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Омичи за день взяли внушительное количество медалей на чемпионате СФО по плаванию на короткой воде

Соревнования федеральных округов проходят с 21 по 24 сентября в семи городах России

23 сентября 16:40
0
54

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.