Все рубрики
В Омске воскресенье, 5 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,3847    € 76,7344

Рок, острог, Пикассо и полба

11 марта 2021 10:47
0
1734

Журналистка-путешественница – о туристической привлекательности Омска. 

Татьяна КРАВЕЦ

Легко писать о вояжах по далеким городам и весям – всегда море эмоций. А то, что рядом… Об этом как-то не задумываешься. Но вдруг сообщение от друзей – «хотим приехать в гости, посмотреть твой город» – стремительным образом развернуло мои мысли на прекрасное близкое.

Прекрасное потому, что мне в Омске жить нравится. Однако как передать всю привлекательность для туристов? Показалось, что историческому ракурсу (Ермак, Бухгольц, Колчак, Карбышев и другие) добавят объема и широты лирические заметки о городских событиях и ситуациях – удивительных, обыденных, непредвиденных.

Если гости увлекутся моей лирикой и захотят лично что-то увидеть, услышать – значит, омское путешествие удалось!

Симфония «в джинсах»

... – Куда пошла?

– На симфонический концерт?

– Что, в старушку превращаешься?..

Я аж замерла, услышав такие слова от знакомой. Сначала хотела съязвить, а потом махнула рукой: да пусть зовет старушкой, но я-то знаю, что туда-обратно – исключительно молодушкой! Потому как шла на Омский симфонический оркестр слушать… рок!

Группа «Кино», открывшая программу, завела c первых звуков: «В нашем смехе и в наших слезах, и в пульсации вен. Перемен! Мы ждем перемен!». Скрипка, виолончель, контрабас, барабаны – утонченность и драйв, и взрывная энергия! Хотелось подпевать, скандировать! А следом композиции Queen, Pink Floyd, Europe, Scorpions! Без объявления – все узнавалось мгновенно. Не успев отдышаться, новый взрыв эмоций от присоединения сопрано к  известнейшему синглу Bon Jovi It's My Life: сказать, что было неповторимо – ничего не сказать!

И конечно, костюмы! Музыканты появились не в официальных концертных нарядах, а в футболках и джинсах. Раскованность движений – раскованность атмосферы! Но разбалованные зрители все-таки нашли к чему придраться:

– Дирижер в джинсах – это хорошо. Но джинсы без дырок – это плохо…

Ох, новый опыт – в центре внимания до мельчайших деталей! И отрадно, что роковое направление варьировалось: то «Классика и рок», то «Рок-хиты».

И отрадно, что сегодня продолжаются другие симфоэксперименты – с музыкой голливудских блокбастеров («Саундтрек»), участием балалайки («Астортанго»), в слиянии с джазом, использованием мультимедийных технологий.

К слову, и от исполнения вечной классики – тот же сумасшедший восторг! Сколько бы ни слушала, кажется, что каждый раз музыканты играют все виртуознее.

Достоевский и «Амадей»

О пребывании в Омске Федора Достоевского много написано. Но однажды визит на выставку «Герои Достоевского на сценах омских театров» открыл мне самого писателя в неожиданном театральном статусе.

Сначала взгляд зацепился за название спектакля: «Dostoïevski. Paroles d'Omsk» («Достоевский. Голос из Омска»):

– Надо же, Омск на французской афише!

Выяснилось, что этот спектакль ставился режиссером Франции Аленом Сеско-Резье тридцать лет назад на сцене Авиньона, чуть позже – омского ТЮЗа. В основу пьесы легло письмо Достоевского брату Михаилу, написанное сразу после отбытия четырехлетней омской каторги.

А после иностранной афиши повлекло тут же вернуться к началу выставки – ее почему-то прошла мельком. Теперь обратила пристальный взгляд на фотографию спектакля в омском остроге. Но как? У Достоевского же в письме написано: «…Спали мы на голых нарах, позволялась одна подушка. Укрывались коротенькими полушубками, и ноги всегда всю ночь голые... Работа доставалась тяжелая, конечно, и я, случалось, выбивался из сил, в ненастье, в мокроту, в слякоть или зимою в нестерпимую стужу. Раз я провел часа четыре на экстренной работе, когда ртуть замерзла и было, может быть, градусов 40 морозу. Я ознобил себе ногу…» 

Как при такой жизни еще могли быть какие-то спектакли? Однако факт – подпись под фото гласила, что в 1851 году в Омском остроге прошло театральное представление, устроенное каторжниками, а режиссером спектакля выступил ссыльно-каторжный второго разряда Федор Достоевский. Вот история!

От жизни великого писателя – к настоящему омскому театру.

Здесь тоже случилось для меня (и, надеюсь, для других) знаковое имя – Вольфганг Амадей Моцарт. Знаковое, благодаря спектаклю театра драмы «Амадей»! Порой для описания впечатлений достаточно всего два слова. Это тот случай. Сильная постановка! (Кто не видел – поспешите, есть в репертуаре!). Такой разный на сцене предстал Амадей: вульгарный и легкомысленный, но добрый и мечтательный, и поцелованный Богом. А более впечатлил Михаил Окунев, показавший в роли Сальери всю глубину трагедии хорошего композитора перед гениальным.

Какая изысканная и философская концовка от омского Сальери:

– Посредственности всех времен, я отпускаю вам грехи! Аминь!

Браво! Занавес! 

Балы, цветы, инструкции

– По этим ступеням моя бабушка ходила – на балы, – заметила подруга, когда мы поднимались в зал музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля в здании генерал-губернаторского дворца на выставку натюрмортов.

Оброненная фраза невольно обратила внимание на лестницу, по которой раньше ступала, не глядя. Чугунная, с резными перилами и… стертыми ступенями. Оказалась лестницей Каслинского завода – сохранилась со времен строительства – ей больше 150 лет! По этим ступеням поднимались будущий император Николай II, путешественник Пржевальский, зоолог Брем, исследователь Арктики Норденшельд. Вот так прелюдия к погружению в «цветочный мир» 19 века! 

Вошли в зал и замерли – натюрморты художников Голландии, Италии, Германии, Франции, поступившие в музей из собраний Эрмитажа и коллекций князей Юсуповых. Глаза разбежались! Ах, пионы – так хочется вдохнуть аромат!  Зажмурилась и тут же в памяти пионы настоящие – разные, красивые у Омской областной библиотеки. Может, они тоже когда-то для кого-то станут источником вдохновения?

А рядом букет, словно рисунок ребенка – яркий, простой, наивный: руки-линии, стебли-штрихи, лепестки-овалы. Я, кажется, видела его в детстве? Да, точно – «Букет» Пабло Пикассо, ставший в свое время плакатом-призывом к единению в борьбе за мир…

Но налюбоваться «Букетом» не получилось. Отвлек голос смотрительницы:

– Нельзя снимать фотоаппаратом со вспышкой!

– Извините, но я не знаю, как вспышку отключить, – попыталась снизить накал гнева: – Не подскажите?

– Я работник музея, это не мои обязанности. Я вам сказала, что категорически запрещено снимать со вспышкой. Я сейчас вызову охранника!

– Вызовите, пожалуйста. Может, он поможет отключить вспышку! – предприняла вторую попытку перейти в русло бытового недоразумения.

– Я работник музея и не имею права обманывать охрану. Женщина (громко, на все залы разом), вы в культурном месте!!! И ведите себя культурно!

Я нажала на фотоаппарате какую-то кнопку и наконец справилась со вспышкой. И удивилась сама себе – настроение не испортилось (раньше бы непременно). Через секунду поняла: здесь же лестница и «бабушка ходила на балы»!

А визит на другую выставку вкупе с эмоциями от полотен Левитана, Кончаловского, Айвазовского, Кандинского отметился таки-и-м инструктажем…

– Смотреть можно не ближе одного метра, – услышала шепот на входе в зал. – А то, если каждый приблизится и подышит, что от картин останется?..

Нет, все-таки замечательные у нас смотрительницы! Соблюдая вечные инструкции и установленные правила, они – строгие, консервативные, милые, порой, нелепые – создают ту неповторимую музейную атмосферу, в которую хочется возвращаться.

Тем более что  в омском изобразительном музее всегда есть чем восхититься!

Русский дух, святой источник

Сначала экскурс в агрономию. По́лба – это особый вид пшеницы с пленчатым зерном и с ломкими колосьями. К полбе относятся как дикие виды – пшеница двузернянковидная (ой-ей, как выговорить), одноостая и двуостая однозернянка, пшеница Урарту, так и культурные – двузернянка, однозернянка, спельта, пшеница маха.

К чему это вдруг?  К тому, что каша из полбы – самое русское блюдо, о котором в давние времена Пушкин (наше все!) писал – помните, в сказке «О попе и его работнике Балде»? Угощалась я этой кашей в «Живом музее сибирского бытования» в селе Покровка Омского района.

Поездка туда – сарафаны-кафтаны, каравай и народные песни. И знакомство с предметами старого быта – чугунки, сундуки, прялки, сеялки, общение с «травницей», уроки изготовления сибирских кукол. Увлекательно-познавательно!

А следом на язык просятся слова «оздоровительно-восстановительно». Потому как такой интересный момент тоже находится вблизи Омска – в Ачаире. На территории монастыря со 100-летней историей есть святой источник. Вода в искусственно образовавшееся озеро поступает беспрерывно из скважины, уходящей вглубь земли на 1000 метров. Главное чудо – температура 36,6 градусов, которая не понижается даже в самые сильные сибирские морозы.

Совершаешь омовение и одновременно лечишься! Кладезь полезных элементов – углекислота, сера, хлор, кальций, натрий, магний, калий. Помогают от болезней желудка, печени, эндокринной системы и остеохондроза.

Местечки – праздники души и тела!

P.S. О чувстве юмора 

Поехала как-то в омское Бюро судебно-медицинской экспертизы. Направили после ДТП на освидетельствование (все в порядке, но пройти требовалось). Осмотр оказался визуальным, а я ждала рентгена травмированной ноги.

В печали вышла, постояла и решила, что без рентгена мне не жить – надо же научно удостовериться, что все обошлось. С необычайной живостью поспешила в свою поликлинику к терапевту, чтобы взять направление на рентген.

– Вам к хирургу надо! – отказалась терапевт. – Я могу, если кашляете, вас послушать.

– Не пойду к хирургу, там очередь. Дайте направление! Для колена же вы давали, выпишите и на рентген!

– Колено может быть связано с артрозом. А у вас травма была, вам к хирургу.

– Ну что, мне теперь платно делать? Дайте направление!

– А что обо мне рентгенолог скажет? Я как могу диагноз ставить и направлять? У меня здесь что – фельдшерско-акушерский пункт? И направления на все исследования подряд?

– Ну какая разница, кто направит.

– Нет, лучше застрелиться, чем доказывать! Дайте (уже к медсестре) ей направление на рентген голени!

– Правой!

– На рентген двух голеней!!!

Я вышла со... слезами. От хохота!

Ну, согласитесь, если у омских специалистов такое чувство юмора, разве может быть город непривлекательным?! Для гостей же юморная нотка при различном общении (конечно, лучше без медицинского контекста) – тоже плюс!

А другой вопрос – ирония скептиков. Понятно, найдутся те, кто ухмыльнется, припомнив несбывшееся омское метро или новый аэропорт. Но ведь город, как человека, если любишь, то со всеми достоинствами и проблемами. И наличие последних (где живется без проблем?), уверена, отнюдь не испортит настроение!

 

 

Подписи к материалу:

В музее имени М.А. Врубеля пионы живописные (хотелось вдохнуть аромат!) напомнили пионы настоящие – у омской библиотеки. Может, и они когда-то для кого-то станут источником вдохновения?

 

Омский симфонический оркестр играет… рок! Скрипка, виолончель, контрабас, барабаны – утонченность и драйв, и взрывная энергия! Впереди новые симфоэксперименты!

 

Лестница из каслинского литья в бывшем генерал-губернаторском дворце – ныне музее изобразительных искусств: за 150 лет ее истории поднимались царские особы, знаменитые путешественники, военачальники и ученые.

 

Натюрморт «Букет» Пикассо словно рисунок ребенка –  руки-линии, стебли-штрихи, лепестки-овалы. Простой и понятный плакат-призыв к единению в борьбе за мир!

 

На выставке в музее изобразительных искусств любуюсь полотнами Левитана, Кончаловского, Айвазовского, Кандинского согласно инструкции (читай «Балы, цветы, инструкции»)!

 

В Ачаирском святом источнике совершаешь омовение и одновременно лечишься! В воде есть углекислота, кальций, натрий, магний, калий… Кладезь элементов!

Фото то автора
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.