Все рубрики
В Омске четверг, 22 Февраля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 92,4387    € 99,8968

Максим ЧЕКУСОВ, директор ФГБНУ «Омский Аграрный научный центр»: «Важно, что Омская ТПП помогает бизнесу в целом, а не только тем 400 предприятиям, которые входят в нее и платят членские взносы»

23 октября 2022 14:10
0
2494

30 лет — Омской торгово-промышленной палаты. 

В конце сентября прошла деловая встреча с членами Совета Торгово-промышленной палаты Омской области о перспективных направлениях развития объединения. В этом году ОмТПП исполнилось 30 лет. Сегодня членами палаты являются более 400 предприятий Омской области. Приведем наиболее интересные моменты беседы.

Марат ИСАНГАЗИН, главный редактор еженедельника «Коммерческие Вести»: – Как взаимодействие с ТПП на региональном и федеральном уровнях может помочь предприятиям машиностроительной отрасли в решении профессиональных задач?

Дмитрий ШИШКИН, генеральный директор АО «Высокие Технологии», депутат Законодательного собрания Омской области, член Совета ТПП Омской области: – Когда появилась Омская ТПП, она сразу задала тон в предпринимательском сообществе. В отличие от немалого количества других общественных объединений предпринимателей, палата делает действительно нужные вещи. И нашему предприятию неоднократно помогала. Приведу конкретный пример. Несколько лет назад, когда техперевооружался завод, я неожиданно столкнулся с огромнейшей проблемой. Мы получали установки размером с контейнер, вскрывали их и обнаруживали повреждения. Оборудование было японское, эта страна предвзято относилась к логистике по территории РФ, и, вы не поверите, оборудование из Японии паромом сначала шло до Антверпена (Бельгия), а затем фурами через Прибалтику в Омск. В результате груз срывался с опор, смещался. А устранение повреждений зачастую стоило десятки тысяч долларов. Японцы сказали, что решать вопрос нужно только с их представителем. А он находился в Москве. И тогда Омская ТПП для нас данный вопрос решила: ее признали международным посредником, экспертом в этом вопросе. При ней мы производили вскрытие контейнеров, фотофиксацию битых панелей и прочих повреждений, которые, кстати, были в каждом ящике.

Елена БОГДАНОВА, председатель Омского отделения Ассоциации юристов России, председатель Центра альтернативного урегулирования споров и медиации при ТПП Омской области, генеральный директор ООО «Юридическая компания «Ф-ГРУПП»: – Получается, у вас были проблемы практического характера, а не правового.

Дмитрий ШИШКИН: – Конечно. И эти проблемы актуальны и сейчас. Мы ввиду специфики производства пользуемся высокоточным оборудованием, которое делают страны, выдвинувшие сейчас против нас санкции. Его в других местах не производят, даже в Китае. ТПП – это единственное предпринимательское объединение, которое имеет для нас практическую ценность. У Палаты даже есть исключительное право  подтверждать форс-мажор. И такие ситуации были.

Марат ИСАНГАЗИН: – Ольга Павловна, вам приходилось в последние два-три года делать это?

Ольга ФЕДУЛОВА, президент Союза «Торгово-промышленная палата Омской области»: – Конечно. Обстоятельства форс-мажора по международным сделкам свидетельствуются ТПП России, когда одна из сторон по какой-то причине, допустим, из-за пандемии, не смогла выполнить свои обязательства перед другой. Территориальные палаты в регионах уполномочены давать заключения об обстоятельствах непреодолимой силы. Речь идет о внутренних контрактах между резидентами России. Здесь могут быть различные обстоятельства, например принятие ограничений и запретов органами государственной власти, из-за которых предприятие не смогло выполнить заказ. Наша задача – подтвердить наличие такой ситуации. В результате предприятие имеет возможность перенести срок исполнения контракта, за нарушение обязательств ему не начисляются пени, штрафы. Буквально недавно к нам обратилась одна из омских компаний, которая по госконтракту должна была поставить программное обеспечение для оборудования. Но из-за введенных санкций иностранный правообладатель ПО ограничил доступ к техподдержке. В связи с этим член палаты  не смог исполнить обязательства перед госзаказчиком. Мы подтвердили обстоятельства непреодолимой силы, что помогло предприятию расторгнуть контракт.

Марат ИСАНГАЗИН: – Много таких случаев?

Ольга ФЕДУЛОВА: – В период пандемии ежемесячно поступало порядка 50 обращений, но мы не всем смогли дать заключения. Всего за время санкций мы выдали порядка 20 заключений о наличии форс-мажорных обстоятельств.

Марат ИСАНГАЗИН: – Максим Сергеевич, а как вы взаимодействуете с Торгово-промышленной палатой Омской области? Какие инициативы планируете реализовать, используя ее потенциал?

Максим ЧЕКУСОВ, директор ФГБНУ «Омский Аграрный научный центр», член Совета ТПП Омской области: – Насколько помню, всегда сотрудничал с ТПП – и занимаясь научной деятельностью, и раньше, когда работал в бизнесе. Если помните, был завод «Омскагромаш», который производил сельхозтехнику. Мы насытили рынок региона, а когда пошло перепроизводство, то через Омскую ТПП начали выходить на соседние регионы. Начинали с Казахстана, Монголии, потом были страны восточной Европы. Я и сегодня с ТПП совместно решаю различные вопросы. В частности, наш центр участвует в выездных мероприятиях, которые организует Палата.  Вот в мае ездили в Казахстан, нужно было после пандемии восстановить кое-какие кооперационные связи. В ходе поездки увидели, что ресурс работает четко: есть связь с ТПП Казахстана, экспортным центром, с нами встречаются первые лица страны, вникают в проблематику. Мы неоднократно обращались в ТПП Омской области по поиску партнеров в других регионах и странах и, думаю, будем и впредь сотрудничать в этом направлении, потому что хотим развиваться и нуждаемся в поддержке. На мой взгляд, очень важно, что Омская ТПП помогает бизнесу в целом, а не только тем 400 предприятиям, которые входят в нее и платят членские взносы. Роль данной организации сложно переоценить. Если оглянемся на прошедшие 30 лет, то увидим, что омский бизнес стал более цивилизованным. В перестройку мы заходили жестко, а сейчас уже оттачиваем какие-то нюансы, доводим до совершенства детали, расширяем бизнес. На последнем заседании общественного совета УФНС я посмотрел цифры: налоги растут, никто ничего не прячет, патенты оформляются.

Марат ИСАНГАЗИН: – Елена Анатольевна, а как вы сотрудничаете с Омской ТПП в направлении защиты прав предпринимателей и повышения юридической грамотности бизнеса?

Елена БОГДАНОВА: – Год назад при ТПП был создан центр медиации, и я удостоилась предложения его возглавить. Деятельность центра направлена на пропаганду, популяризацию института медиации в Омской области. На периферии данное направление пока мало используется. Среди причин – отсутствие информации и российский менталитет. Мы настроены просвещать бизнес, граждан о возможности урегулирования споров альтернативными методами, в частности медиацией.

Дмитрий ШИШКИН: – А результаты у вас есть?

Елена БОГДАНОВА: – Есть. Русский человек нацелен добиваться собственной правды. И ему кажется, что ее можно найти только в суде. На самом деле возможно и мирное урегулирование споров. Судебные тяжбы могут длиться очень долго. И в любом случае одна из сторон будет недовольна и пойдет обжаловать решение. А медиатор определенными механизмами добивается урегулирования конфликта. При этом медиация – это не компромисс, а оптимальное решение для обеих сторон. Компромисс – это когда ты уступил в чем-то и себя ущемил, а медиация настроена на достижение того, что тебя устраивает. В Москве, Санкт-Петербурге одна судебная инстанция может по три года рассматривать вопрос. У меня дело только передавалось из одной инстанции в другую четыре месяца – шел просто технический момент передачи. Поэтому в столичных агломерациях люди ценят время и часто обращаются к процедуре медиации, видя в ней перспективы.

Марат ИСАНГАЗИН: – Как это выглядит на практике?

Елена БОГДАНОВА: – Не так давно обратилась клиентка – арендодатель с вопросом о взыскании задолженности с арендатора. Мы подготовили для нее иск, а тут позвонил другой клиент с проблемой, что на него подали иск. Оказалось, это вторая сторона. Мы их собрали, поговорили. Сначала, конечно, был конфликт, они слышать друг друга не хотели. Но потом получился диалог. Арендатор уже успел съехать из помещения, а по договору обязан был за месяц предупредить, т. е. по факту он оказался должен неустойку за месяц. В итоге набежала сумма более 500 тыс. рублей. Поскольку арендатором была риелторская фирма, мы предложили ей максимально быстро найти на помещение новых арендаторов, за что владелец офиса снизит им неустойку. Идея устроила обе стороны. В суде мы представили соглашение как мировое, хотя по факту можно было и как медиативное.

Дмитрий ШИШКИН: – Все-таки пошли в суд?

Елена БОГДАНОВА: – Да, но по факту  мы проводили медиацию.

Марат ИСАНГАЗИН: – Почему ТПП заинтересована в развитии медиации?

Ольга ФЕДУЛОВА: – Институт медиации продвигает Российская ТПП. Во многих регионах при Палатах созданы центры медиации, в том числе и в нашем. Это одно из перспективных направлений.

Дмитрий ШИШКИН: – Омская ТПП очень активно работает. В частности, берет на себя обкатку общественного предпринимательского мнения по законопроектам, которые разработаны в Госдуме, и проектам иных субъектов законодательной инициативы. Это радует. А вот то, что в разработке законов Омской области наша ТПП не принимает участие или делает это опосредованно, я считаю, нужно исправлять. Мы с Ольгой Павловной посоветовались, она инициативу подхватила, и я, как председатель комитета по экономической политике и инвестициям Законодательного собрания Омской области, уже дал поручение нашему правовому управлению подготовить проект закона о ТПП, где будет официально закреплено участие организации в законотворческой деятельности. Это очень важно. Например, я наемный работник, не предприниматель, поэтому не знаю каких-то цифр, а значит, при разработке соответствующего закона мне с кем-то нужно консультироваться. А ТПП предоставит взвешенное консолидированное мнение группы предпринимателей, на основании которого законопроект будет подготовлен более профессионально.

Алексей ЕЛЕНЕВ, директор ООО «НТК «Сигма», председатель комитета по энергосбережению при ТПП Омской области: – Я, как эксперт, уже много лет участвую в разработке законов в Казахстане. Там под каждый закон создается рабочая группа – человек 50. В нее входят в том числе представители общественных организаций.

Максим ЧЕКУСОВ: – Чиновники порой стараются выступать в роли экспертов, Но на самом деле при публичном обсуждении, в котором примут участие профессионалы, качество законопроектов будет значительно выше.

Ольга ФЕДУЛОВА: – Мы ждем регионального закона о ТПП. Сейчас законопроект или нормативно-правовой акт нам направляют на два-три дня, буквально перед его выходом. А хотелось бы участвовать в разработке, чтобы документы включали и мнение членов палаты, которых эти законы непосредственно коснутся.

Марат ИСАНГАЗИН: – Алексей Васильевич, как получилось, что вы начали работать с Казахстаном?

Алексей ЕЛЕНЕВ: – Наша компания с Казахстаном работает с 2008 года. Начинали с разработки закона об энергосбережении, потом нас приглашали как экспертов по разработке нормативных актов по доступным наилучшим технологиям и для обследования крупных предприятий. Сейчас работаем над законом о теплоэнергетике Казахстана в составе группы международных экспертов. Как специалисты в энергосбережении мы обследовали предприятия всех отраслей,  начиная от фармацевтических, пищевых и заканчивая ТЭЦ, металлургией, добычей, переработкой. Поэтому у нас накопился некоторый опыт. Но есть и вопросы. Когда меня приглашают здесь, в Омской области, на круглый стол и говорят: надо заниматься энергосбережением, что нам делать, встает вопрос: почему при наличии всех нормативных документов система не работает. Мало у каких предприятий есть жесткий план снижения энергопотребления, но если и есть, он финансовой ответственности не предполагает. У бюджетных организаций все проще – им просто снижают деньги на потребление.

Максим ЧЕКУСОВ: – Нам, например, увеличивают. Но мы реально работаем над энергосбережением.

Алексей ЕЛЕНЕВ: – Это должна быть системная работа. И я свою задачу в комитете ТПП вижу в том, чтобы объяснить людям: ощущение, что ничего нельзя сделать, обманчиво. Все зависит от квалификации, уровня специалистов.

Уже года три мы занимаемся экологией. К этому сподвигла как раз работа в Казахстане, где мы делали энергоэкологические аудиты на предприятиях. Получается, чем мы больше экономим энергии, тем меньше выбросов. Это самый примитивный способ. Есть и другие. Вот в котельной каждый котел имеет свою характеристику. В зависимости от того, как ты его нагрузил, он может делать выбросов больше или меньше. Мы рассчитываем управление котлами таким образом, чтобы суммарные выбросы были наименьшими при прочих равных условиях.

Марат ИСАНГАЗИН: – Создание комитета по энергосбережению при ТПП – это ваша инициатива?

Алексей ЕЛЕНЕВ: – Нет, меня уговаривали возглавить комитет около года. Я сопротивлялся, потому что очень большая загруженность на работе.

Ольга ФЕДУЛОВА: – Задачи энергосбережения, энергоэффективности, экологии стоят перед всеми предприятиями, и для их решения нужен профессионал в этой сфере. Происходит, как сказал Максим Сергеевич, цивилизация бизнеса – предприниматели сами приходят к решению сделать предприятие энергоэффективным. Я считаю, что инициативы по созданию комитетов по определенным направлениям или барьерам должны исходить от бизнеса, от членов Палаты. Кроме того, нам нужны инициативные люди, которые готовы нести  просвещение в деловое сообщество. Запрос от него есть. Мы готовы сотрудничать с профессионалами и экспертами в различных сферах, чтобы вместе представлять и защищать интересы омского предпринимательства. Совместное  решение стоящих перед бизнесом задач и будет основным вектором работы Палаты на перспективный период.

Ранее репортаж был полностью доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 28 сентября 2022 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.