Все рубрики
В Омске вторник, 9 Августа
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 60,3164    € 61,1615

Кирилл ХАРИБИ: «Частичная продажа магазинов «Россювелирторга» показалась нам разумным выходом, поскольку мы хотим иначе распределить свои финансы и трудозатраты, но при этом не желаем терять бренд».

10 декабря 2020 10:06
0
1702

Недавно появилось объявление о продаже нескольких магазинов омской сети ювелирных украшений «Россювелирторг» семейного подряда Марины и Кирилла ХАРИБИ.

Цена каждой сделки будет рассчитываться индивидуально. Кирилл ХАРИБИ намерен распределить свое внимание между развитием франшизы «Россювелирторга», сетью ломбардов «Росломбард» и сопутствующих им комиссионок. Помимо прочего, он в этом году возглавил закрытый клуб предпринимателей Momentum. Обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ПАВЛОВА пригласила бизнесмена на оперативный тет-а-тет о насущных делах.

– Кирилл, сколько сейчас в сети «Россювелирторг» магазинов и сколько из них вы планируете продать?

– Всего магазинов 22, моих – девять (буквально на прошлой неделе было десять, но один я закрыл по причине сноса павильона, рядом открылся наш франчайзи). Продать хочу четыре-пять, о цене станем договариваться по каждому салону в отдельности. Я долгое время работал по найму у Марины Николаевны, а затем, девять лет назад, решил уйти в свободное плавание. С одной стороны, мне хотелось проверить себя как специалиста, ведь у меня не было иного опыта труда, кроме как в магазинах матери. С другой, сделать это было непросто – мешала фамилия... Занимался маркетинговым консалтингом, точечными кейсами, в том числе довелось поработать в Москве, Екатеринбурге, Новосибирске. Семь лет назад вернулся в «Россювелирторг», но уже на правах полноправного партнера, стал директором по развитию франшизы, исполнительным директором. Мы с мамой разделили между собой магазины, поскольку имели разные взгляды на наем персонала, выбор помещения и прочие нюансы управления – часть я забрал у Марины Николаевны, часть новых просто изначально оформил на себя как на индивидуального предпринимателя. Вернее, не забрал, а все, как положено, выкупил – занимал деньги у друзей и родственников, с прибыли потихоньку рассчитывался с долгами. За два-три года пришлось вложить около 35– 40 млн рублей. Для меня это был важный психологический перелом – полноценно отвечать за свой бизнес, быть в нем главным. Все-таки на тот момент мне было уже 34 года, хотелось профессионального становления. Определенные вещи, (допустим, система лояльности для продавцов), которые первыми внедрялись в моих магазинах и оказывались успешными, в дальнейшем перенимались Мариной Николаевной. Между нами с мамой сложилась здоровая конкуренция как руководителей, что в том числе поспособствовало укреплению бренда.

– То есть случались конфликты?

– Конструктивные? Да ежедневно! К счастью, сейчас это происходит намного реже – не чаще чем раз в две недели. И в клубе Momentum часто дискутируем, но участники только выигрывают от обмена мнениями. Мне просто не нравится слово «спор»... Но спорить приходится – мы с мамой люди очень эмоциональные. И я, как ее деловой партнер, ее сын, конеч...

Полную версию материала можно прочитать в бумажной версии газеты "Коммерческие вести". Покупайте в киосках Роспечати, в сети «Дилижанс» и у частных распространителей. Или подписывайтесь на полную электронную версию по телефону 95 – 61 – 46.

Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.