Все рубрики
В Омске вторник, 28 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 88,6852    € 96,3034

Даниил ВЯТКИН, предприниматель: «Для меня лук не оружие, а инструмент развития личности»

13 ноября 2022 09:01
0
5737

Обучение стрельбе из лука длится два года – за две тренировки в неделю можно научить обслуживать и ремонтировать инвентарь, поставить технику. 

В рубрике «Поколение NEXT» мы рассказываем о детях известных омичей. Сын  руководителя Омского филиала ФГУ «Территориальный фонд геологической информации по Сибирскому федеральному округу», заместителя председателя Омского регионального отделения Русского географического общества Игоря ВЯТКИНА Даниил ВЯТКИН не уступает своему отцу ни в харизме, ни в страсти к истории. Стрелец по гороскопу, ВЯТКИН-младший просвещает детей о различных народных культурах через обучение стрельбе из лука. О своем проекте «Сибирские стрелы», мастерской по производству луков и стрелковой экипировки Dan Bows омский умелец рассказал обозревателю «Коммерческих Вестей» Анастасии ПАВЛОВОЙ.

– Даниил, из ваших рассказов в прессе я знаю, что ваше увлечение стрельбой из лука выросло из интереса к историческим фильмам и книгам. С таким отцом, впрочем, неудивительно. Игорь Алексеевич вам прямо прививал такое хобби?

– Честно говоря, так глубоко не анализировал. Безусловно, мы с родителями и братьями – я средний сын Игоря Алексеевича – ходили в походы, где приходилось вырезать и ножички, и топоры, прочие средневековые орудия, из лука тоже постреливали, но это были единичные случаи. То есть не могу сказать, что все это происходило на постоянной основе. Прямое доказательство – мои братья совершенно не увлечены стрельбой из лука: старший занимался этим только в рамках военно-исторического клуба, младшему же это совершенно не интересно. Кстати, отец отлично стреляет, несмотря на трудности со зрением.

– С одной стороны, я не удивлена таланту Игоря Алексеевича, с другой, не могу разобраться: получается, человеческое тело может стрелять «само», без участия органов зрения?

– Если смотреть с методической точки зрения, то да. Управление своим телом – неотъемлемая часть обучения стрельбе из лука. Безусловно, если зрение совсем уж плохое, необходим координатор. Но при знании азов, владении техникой, попадать в цель можно, условно говоря, «не глядя».

– Если вам так нравится тема, почему не пошли по спортивной стезе?

– К сожалению, в Омске негде было учиться профессиональной стрельбе из лука, когда я начинал. Не было ни секций, ни клубов, несмотря на наличие школы олимпийского резерва, не было дипломированных тренеров. Спустя девять лет после начала моего увлечения у меня появилось образование преподавателя по стрелковым видам спорта – помимо педагогического и технического. К тому же для занятий необходимы большие площадки: минимум 18 метров, а летние дистанции это 30-50-70-90 метров. По факту такая в Омске есть только в «Сибирских стрелах». На мой взгляд, этот вид спорта обязательно нужно развивать в нашем городе. Тем более что в Омске довольно много больших спортивных объектов – и открытых площадок, и закрытых стадионов, весь вопрос как всегда в кадрах и правильном взаимодействии с административным ресурсом.

– Почему вы для производства и обучения выбрали именно традиционные луки, когда существуют мощные и навороченные спортивные?

– Пожалуй, здесь несколько факторов. Возможно, ключевую роль сыграло то, что я начал заниматься стрельбой в 2014 году, наткнувшись в Сети на человека, увлеченного именно историческими луками, – мастера из села Абатское под Тюменью Ивана АГАПОВА. К слову, интерес у меня вспыхнул стихийно – составлял, как и многие, наверное, под Новый год планы на следующий, и в списке у меня было желание попробовать пострелять из лука. АГАПОВ тогда делал современные длинные луки – аналоги исторических, но с осовремененной конструкцией, например обратным изгибом, позволяющим запасать больше энергии, полочкой для стрелы, эргономической пистолетной рукоятью. Они используются и в зальных соревнованиях, и в имитации охоты – 3D-стрельбе, и вообще широко представлены на мировой арене, сейчас они стоят 18-20 тысяч рублей. Я отказался купить у мастера лук, решив предварительно разобраться в его устройстве. Тогда АГАПОВ помог мне ознакомиться с технологией, проектированием, изготовлением, и лук я создал сам – из клена, обильно произрастающего в Омске. Первый экземпляр до сих пор хранится у меня дома и дорог мне как память. Изготовлением простых луков я занимался около года – это было чистое творчество, никакого лекала, все изделия отличались друг от друга. Инструменты использовал обыкновенные, которые есть у каждого, – нож, рубанок, рашпиль. На самом деле традиционный лук – необычная конструкция: простая с виду, но сложная в изготовлении. Классический еще сложнее именно с технической точки зрения – там больше элементов: виброгасители, стабилизаторы, прицел. У него тяжелая конструкция, но при натяжении тетивы устанавливается баланс, поскольку нагрузка переходит на тело стрелка. Собственно, чтобы так происходило, необходимо знать матчасть. Хороший олимпийский лук со всеми необходимыми элементами стоит от 100 тысяч рублей и выше, не считая стрел, обвесов, стоимости самих занятий.

– Потом перешли к производству более сложных луков?

– Да, затем я, познакомившись с президентом военно-исторического клуба «Кованая рать – Служилые люди Сибири» Василием МИНИНЫМ, увлекся азиатскими луками (корейскими, китайскими, турецкими, иранскими) и стал делать их для участников клуба. Позже на постоянной основе занялся сложносоставными композитными луками для военно-исторических фестивалей. У таких луков деревянная основа (рукоять, плечи), есть армирующие элементы на животе и спине: в исторических моделях они выполнялись из сухожилий, костей и рогов буйволов, горных козлов, крупнорогатого скота, в современных – из специального синтетического стекла. Все части очень точно подогнаны друг к другу, что делает весь механизм гибким и надежным. Корейский лук, например, выглядит в форме кольца, выгибающегося в противоположную сторону. С точки зрения технологий я бы сравнил средневековое производство луков с современным ракетостроением. Лук был решающим аргументом в гонке вооружений – государство, обладавшее лучшими навыками стрельбы и луками, оказывалась впереди. Это не только военный символ, но и культурный: с помощью лука и мастерства владения им можно прикоснуться к истории разных народов. В моей педагогической практике уделяю этому особое внимание, чтобы дети могли более масштабно изучить разные традиции, понять для чего они были созданы и как влияли на ход развития народа.

– Параллельно производству вы обучались стрельбе самостоятельно.

– Получилось, что я начал ездить со своими луками по различным фестивалям и соревнованиям, совершенствуясь там в мастерстве, общаясь с другими стрелками и наставниками. Соревнования по стрельбе из традиционного лука сконцентрированы именно на самой стрельбе и межкультурном общении. Несмотря на то, что они проходят в национальных костюмах, к любым огрехам внешнего вида относятся довольно снисходительно. На военно-исторических же фестивалях оплошности не допускаются – твой образ должен быть безупречен: ткань, швы и прочие детали проверяются на соответствие эпохе. Для меня участие и в тех, и в других мероприятиях служило дополнительной рекламой моих луков. В 2016-м я впервые попробовал себя на межрегиональном фестивале в Башкирии «Мэргэн уксы» и неожиданно занял первое место. Стал посещать его и другие соревнования – ежегодно и все глубже погружался в эту культуру, знакомился с людьми, обменивался идеями. Так у меня стали появляться первые сторонние заказы на луки – помимо омского военно-исторического клуба. Сейчас поставляю инвентарь в спортивные школы в Якутии, Бурятии, Башкортостане, Калмыкии, есть индивидуальные заказы.

– При этом учились и сами, стали педагогом.

– Если честно, я вообще не намеревался им становиться. Но все же переквалифицировался в Институте развития образования Омской области, позже там же получив дополнительную квалификацию коррекционного педагога для работы с детьми. Примерно в 2016-м я познакомился с Михаилом ЛЕОНОВЫМ, неоднократным победителем неофициальных соревнований по стрельбе из лука и производителем луков, который указал мне на мои ошибки в технике и различные изъяны. Сейчас я так совершенствуюсь, обучая детей и взрослых – со стороны мне стали понятны собственные недостатки. Освоил стрельбу примерно за семь лет: четыре года нарабатывал опыт, а последующие три исправлял ошибки. Поэтому просто помогаю другим людям сократить этот срок своими наставлениями: никакие обучающие ролики, никакие съемки себя самого со стороны не дадут столь мощного толчка для развития по сравнению с советами опытного мастера.

– Так и занимались бы производством луков, ездили на соревнования, зачем обязательно преподавать?

– Я и сам не знаю ответа на этот вопрос. Наверное, откликнулся на зов души вопреки доводам разума. Безусловно, теперь я изнутри вижу массу проблем в образовательной системе, полноценно работать из-за бумажной бюрократии очень сложно – требования высочайшие. Начинал я преподавать стрельбу из лука в сентябре 2015 года в Омской областной станции юных техников в рамках военно-исторического клуба мальчикам и девочкам от 13 до 17 лет, готовящимся к участию в фестивалях исторической реконструкции. За пять лет через меня прошло более 400 человек. Многие до сих пор увлекаются темой стрельбы.

– То есть этим ребятишкам вы как раз и делали луки, как я поняла. Сколько они стоили?

– Поначалу примерно 4000-5000 рублей – это предельно простые луки.

– А сейчас у вас проект «Сибирские стрелы». Расскажите про него.

– Он родился в начале пандемии, совпав по времени с моим уходом из военно-исторического клуба, в котором я создал полноценную базу учебы стрельбе из лука. Им этого было достаточно, а мне хотелось развиваться дальше. В феврале 2020-го я отучился в Центре инноваций социальной сферы, так как планировал заняться социальным предпринимательством. Обычно люди пугаются, когда о таком слышат…

– Мы про него активно пишем в том числе. Единственное, знаю, что это очень уж низкомаржинальный бизнес.

– Смотря как подойти. Да, маржа действительно небольшая, но ведь смысл такого бизнеса как раз в помощи, принесении пользу обществу, решении каких-то его проблем. Думаю, со временем отношение к социальному предпринимательству будет меняться, потому что на самом деле им заняты довольно много людей. Я давно хотел закрепиться в области. Совместно с центром обучения «Содействие» мы запустили курсы по столярному и кожевенному делу и нашли новое здание с большой открытой площадкой по соседству со школой прямо в центре деревни Гауф в Азовском районе. Получили с «Содействием» грант на 1 млн рублей от Министерства экономики Омской области, сделали ремонт помещений, закупили оборудование. Так родился проект «Сибирские стрелы», руководителем которого я являюсь. Два раза в неделю преподаю там стрельбу из лука, обучаю работе с деревом и кожей. Там занимаются дети от 8 до 18 лет. Обучение стрельбе из лука длится два года – за две тренировки в неделю ребенка можно научить обслуживать и ремонтировать инвентарь, поставить технику. Благодаря этой базе есть вариант заняться стрелковым спортом уже на профессиональном уровне или продолжить совершенствоваться самостоятельно, либо под моим руководством.

– Прочла в паблике «Сибирских стрел», что вы также работаете с трудными подростками.

– Да, все-таки речь идет о деревне, в которой, мягко говоря, немного занятий. У меня было даже двое ребят с ограниченными возможностями здоровья – слабослышащий и с задержками ментального развития. Мы стремимся всех вовлекать в спорт, давать навыки, которые в дальнейшем способны вырасти в профессию. За полтора года я обучил кожевенному делу 15 человек – 11 из них уже оформились самозанятыми и зарабатывают деньги. Остальные помогают развивать проект, обучать детей помладше. В общем, «Сибирские стрелы», как нынче принято говорить, центр притяжения в деревне, где разные мальчики и девочки могут собраться, пообщаться, вместе поучиться чему-то новому.

– Не планируете открыть вторую площадку в рамках проекта?

– У нас есть совместный проект школы боевых искусств с Оксаной СУХАНОВОЙ, владелицей клуба активного отдыха «Анкор». В Амуре, на улице Челюскинцев, скоро откроется площадка, на которой я также буду обучать стрельбе из лука детей и взрослых. Впоследствии вижу «Сибирские стрелы» как центр, объединяющий все мои начинания за эти годы, то есть это будет и пространство для учебы стрельбе из лука, кожевенному, столярному, плотницкому, токарному делу, производство спортивного инвентаря и мебели из цельного массива дерева – да, я хочу свою небольшую фабрику.

– А какие модели лука производит ваши Dan Bows?

– У нас половину работы я точно выполняю сам, половину мои сотрудники, часть работы берут самозанятые – в линейке четыре модели: венгерский лук, корейский, бухарский (воссозданный мной на основе изобразительных и описательных источников по Центральной Азии) и «ковыль». Последний – результат моего сотрудничества с малочисленным телеутским народом Кузбасса. Два с половиной года назад его представители обратились ко мне и мы вместе, изучая музейные экспонаты и книги, создали «потомка» их исторического лука. Помимо этого производим стрелы для национальных видов спорта. В их числе, допустим, стрелы с тупыми наконечниками, которыми сбивают фигурки животных или другие мишени в спортивных состязаниях, выросших из охоты. Такие популярны в Монголии, Бурятии, Якутии, Калмыкии. Также шьем экипировку из натуральной кожи – колчаны, пояса, обвесы, сумки для полного облачения стрелка из лука, защитную экипировку – краги и перчатки, чтобы тетива не резала пальцы. К слову, редко кто заказывает предметы по отдельности, обычно покупают весь комплект целиком. Эти направления закономерно выросли из проекта «Сибирские стрелы», когда я начал обучать ребят кожевенному делу.

– И сколько стоит «упаковать» человека к турниру, к примеру?

– Комплект из лука, стрел, обвеса, пояса, колчана, защиты стоит от 35 тысяч рублей. В премиум-комплектации только лук может стоить от 50 тысяч рублей. За рубежом хороший лук стоит 5000-7000 долларов.

– У вас есть любимая модель лука?

– Венгерский. Это классическая модель, с которой я начинал производство и побеждал на соревнованиях. Сколько бы я ни апробировал луков, модернизируя их и обкатывая на фестивалях, неизменно возвращался именно к венгерскому – он очень плавный, стабильный, комфортный в работе, постоянно приносящий мне победы.

– А вот мебелью вы меня удивили.

– Я всегда очень любил работать с деревом, и наши мощности позволяют перейти к столярному делу не только в области спортинвентаря. Мне хочется делать мебель по классическим канонам с классическими же соединениями – когда пазы, шипы входят друг в друга, то есть без крепежных элементов. Это, конечно, более трудоемко и требует солидных вложений, но душа лежит именно к такому. Также намерен производить кухонные доски, посуду и прочие предметы, которые получаются из цельного массива ценных пород дерева – ясеня, дуба.

– Где берете сырье?

– Кожу заказываю у двух российских заводов, во Франции и в Италии. Перебоев с поставками иностранного товара нет, но постепенно переходим на отечественного производителя. С деревом ценных пород гораздо сложнее – цены очень выросли. Это сырье я всегда выбираю сам – езжу в другие города, пакую и отправляю в Омск. И если в мебели мы еще можем использовать региональные деревья – кедр, лиственницу, сосну, то в производстве луков без ценных пород обойтись не могу. Кстати, работал я и с экзотическими африканскими породами – венге, мербау, зирикот. Ездил с этими луками на соревнования, а потом у меня их выкупили.

– Но это же чисто декор, на технику это не влияет?

– Да, это исключительно для внешнего вида.

– Предлагаю резюмировать. Чем вы объясняете увлечение стрельбой из лука в наш век ядерного оружия?

– Несмотря на развитие цивилизации и повальную глобализацию, человек не изменился. По последним мировым событиям особенно видно, что продвижение без знания своих корней, своих традиций невозможно. Как я уже говорил, лук – это символ, который несет в себе традиции многих веков, поэтому всегда будет востребован.

– Кстати, а почему не занимаетесь охотничьими луками?

– Мне не близка охота. Для меня лук не оружие, а инструмент развития личности, управления своим телом, обретения психологической устойчивости. Только со стороны может казаться, что это скучно и спокойно: человек просто стоит на рубеже и целится в мишень. На самом деле в этот момент в душе бурлят невероятные эмоции! Особенно если ты на соревнованиях, когда сотни глаз участников следят за каждым твоим движением. Поэтому стрельба из лука – отличная тренировка самообладания, в первую очередь для подростков. В наш век клипового мышления, обилия бесполезной информации это чрезвычайно ценно. И что мне особенно нравится в стрельбе из лука – ей можно обучить каждого вне зависимости от возраста и физической подготовки. Нужно только подобрать подходящий лук: простой или сложный, длинный или покороче, легкий или потяжелее. А уж с этим я точно подскажу.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 26 октября 2022 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Тренерский штаб омского «Авангарда» обнародовал план подготовки хоккеистов к сезону

Бывший форвард «ястребов» Роман ЧЕРВЕНКА вошёл в символическую сборную Чемпионата мира-2024

28 мая 19:00
0
111

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.