Все рубрики
В Омске понедельник, 17 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,0658    € 95,1514

Роман ЗАЛЕСОВ, совладелец мастерской «ЗАЛЕСОВ и СКОК»: «Мы сейчас живем в реальности, когда ты играешь в шахматы, а потом оказывается, что это был подкидной дурак»

12 апреля 2023 08:49
0
4132

«Коммерческие вести» продолжают рубрику «Личный счет», в которой известные омичи и жители других городов рассказывают финансовому блогеру Данилу МАКАРЕНКО о своих личных финансах. 

Очередным гостем рубрики стал совладелец мастерской мужского костюма «ЗАЛЕСОВ и СКОК» Роман ЗАЛЕСОВ. Полную версию интервью в расшифровке можно прочитать в сегодняшнем номере газеты "Коммерческие вести", а в видеоформате — на ютуб-канале Данила МАКАРЕНКО «Шоу ми ё мани». 

— Роман, привет. Расскажи немного о себе для тех читателей, кто с тобой еще не знаком. В какой сфере ты зарабатываешь на жизнь?

— Я совладелец мастерской мужского костюма «ЗАЛЕСОВ и СКОК», в ноябре мы отметили уже второй юбилей, нашей компании исполнилось 10 лет. И к настоящему моменту мы являемся одним из самых крупных игроков на рынке индивидуального пошива. Шьем рубашки, пальто, галстуки, костюмы. У нас в мастерской работает 20 человек – 17 человек в Омске и 3 человека, включая Юлю – в Москве, где мы недавно открыли свой филиал. И если очень усреднять, в месяц мы шьем порядка 30-40 рубашек и около 10 костюмов. Понятно, что есть сезонка – например, в марте, как только сходит снег, все сразу бегут за пальто. А к осени, например, начинают заказывать фланелевые рубашки. Но если усреднять – то объемы примерно такие. Рубашки у нас стоят от 15 тысяч рублей, костюмы – от 90 тысяч.

— Как вообще появилась идея заняться пошивом одежды? Насколько я помню, вы начинали с галстуков-бабочек?

— Я за свою жизнь перепробовал несколько десятков профессий – от промоутера, которые раздают листовки на улицах, до ведения прямого эфира на радио и телевидении. Два года учился в Праге, в Высшей школе экономики. У нас там был курс делового этикета. И он мне приоткрыл глаза на то, как вообще надо выглядеть, как говорить со своими гостями, если ты работаешь в деловой сфере. В 2012 году я вернулся в Омск, не в последнюю очередь из-за знакомства с Юлей – мы тогда начали встречаться. И встал вопрос, чем заняться в Омске. Тогда, в 2012 году были очень популярны галстуки-бабочки. Я много у кого видел их в Москве. А в Омске их практически никто не делал. И мы решили: почему бы и не попробовать? Сшили несколько бабочек в буквальном смысле из бабушкиного сундука, из советского винтажного хлопка. Продали одну бабочку – купили материалов на две. Продали две – купили на четыре. Ну и так далее. Потом мы стали расти в геометрической прогрессии. В 2013 году мы шили эти бабочки поздними вечерами, практически по ночам. А днем ездили с Юлей как курьеры и развозили их по заказчикам. Потом логичным продолжением стало расширение ассортимента. Я прямо помню этот момент, когда в группе Вконтакте кто-то спросил, когда мы к нашим крутым бабочкам будем шить крутые рубашки. Мы с Юлей прочитали, переглянулись и поняли, что да, время пришло.

— Каким был для твоей компании 2022 год? С одной стороны, ушло много брендов, в том числе топовых, которые работали в вашей нише. С другой стороны, как я понимаю, стало сложнее покупать зарубежные ткани, фурнитуру и так далее.

– Да, мы работаем только с импортными тканями – Чехия, Швейцария, Великобритания. И оплачивать их стало намного сложнее. Некоторые поставщики принципиально отказались с нами работать, и пришлось искать посредников. Скажем, ткани из Англии мы не возим сейчас напрямую. Но есть ребята в Лондоне, которые за минимальную комиссию принимают у себя посылки, переупаковывают и отправляют нам обычной почтой. Это дольше и дороже – приходится платить внутренний английский НДС, который составляет 22%, если не ошибаюсь. Но тем не менее эта схема работает.

Или взять, например, нитки. Мы все петли, в которые застегиваются пуговицы, обметываем только вручную. Эти нитки мы возим из Германии и Австрии. Сейчас официального поставщика, понятное дело, нет. Официального дистрибьютора нет, официального коридора нет. Приходится искать их по России. Вчера я устраивал созвон с компанией, которая поставляет материалы для кожевенников, обувщиков и так далее. У них несколько катушек этих ниток осталось. Вот так и приходится нагребать, в каких-то чуланах потайных, и это очень сильно напрягает. Потому что в январе прошлого года все это было просто по щелчку пальцев.

Но есть и плюсы. Как ты правильно сказал, многие игроки на нашем рынке ушли. Кто-то диверсифицировался, кто-то уехал из страны. Самая частая фраза, которую мы слышим от наших клиентов: одеваться стало негде. Поэтому мы, естественно, используем эту ситуацию как рычаг в свою пользу. По сравнению с весной 2022 года у нас заказов стало примерно на 40% больше.

– Ты помнишь, как заработал свои первые деньги и на что их потратил?

– Это было в первом классе, мне мама из командировки привезла календарики с машинками. И я их начал продавать среди одноклассников. Причем экономического эффекта во всем этом предприятии не было никакого. Я понятия не имел, за сколько их купила мама. И продавал просто для того, чтобы делать бизнес. Порядок сумм я не помню, но вся эта лавочка довольно быстро закрылась. Потому что учительница увидела, как я это делаю, вызвала в школу родителей и отчитала их. Я так до сих пор и не понял, за что. А первые осознанные деньги, первая работа – это ведение радиоэфиров.

– Из чего складывается твой личный доход и сколько он составляет?

– Он очень непостоянный. 17 сентября 2022 года мы открыли московский филиал нашей мастерской, и с того момента я какой-то фикс не получаю вообще. Если мы раньше с Юлей могли заработать несколько сотен тысяч рублей, из которых еще нужно оплатить аренду, зарплату мастеров, материалы, развитие, и что-то оставалось нам, то сейчас львиная доля этих доходов уходит на покрытие постоянных издержек в Москве. Себе я беру на какие-то минимальные расходы связь, бензин, транспорт, продукты.

– Получается, выход в Москву был ошибкой?

– Возможно, мы еще переосмыслим то, что мы сделали, подписав договор в Москве, но, во-первых, обидно за время, которое мы потратили. У нас стадия принятия еще не наступила. Во-вторых, мы все-таки еще верим, что Москва раскрутится и заказов будет не меньше, чем в Омске. Пока что соотношение оборота 2 к 1 в пользу Омска. Если я в Омске спокойно делаю миллион-два в месяц, то в Москве в два раза меньше. При этом доходность у Москвы чуть выше нуля. Сильно подкосил тот факт, что мы открылись 17 сентября, а 21-го объявили мобилизацию. К нам пришли люди на открытие, большая часть из них сразу дала нам заказы. Мы с Юлей радуемся, пьем просекко и подсчитываем прибыль. А 21-го приходят те же люди, говорят: ребята, вы знаете, ситуация изменилась, верните предоплату. Пришлось адаптироваться к этой новой реальности, в которой мы теперь существуем.

– Какие советы ты как предприниматель можешь дать тем, кто хочет сейчас, в 2023 году открыть свое дело? С высоты прожитых тобой десяти лет в бизнесе.

– Я не уверен, что я буду советовать начинать свой бизнес сейчас. Слишком много неопределенности, слишком много переменных и слишком часто меняются правила игры. Мы сейчас существуем в реальности, когда ты просыпаешься за шахматной доской, и ты ходишь белыми. Просыпаешься на следующий день – оказывается, это уже техасский холдем, с картами вслепую. А потом оказывается, что это подкидной дурак. А потом это шашки с поддавками. А потом – Монополия. Опять же, в которую ты играешь вслепую. Мы с Юлей тоже об этом думали: если диверсифицироваться, то куда? Не придумали. Шить военную форму? Нам это не близко, не интересно и мы в этом ничего не понимаем. Все-таки мы не фабричное производство. В общем, пока ответа не нашлось. Поэтому тут я, к сожалению, плохой советчик.

– Давай поговорим о расходах. Ты планируешь свой бюджет?

– Мне, для того чтобы жить в Омске, надо очень мало денег. Я снимаю квартиру, одну квартиру сдаю, другую снимаю за сопоставимые деньги. На продукты трачу очень мало. Основные статьи моих расходов – это бензин, связь и материалы для работы. А если говорить о расходах чисто на себя – мне, для того чтобы более-менее комфортно жить, достаточно 30 тысяч рублей в месяц.

– Какая твоя самая дорогая покупка за 2022 год?

– В 2022 году дорогих покупок у меня не было. Последняя крупная трата у меня была в 2018 году – я тогда купил себе новую BMW, и до сих пор на ней катаюсь. Все-таки считается, что мужчина раз в жизни должен выехать на новой машине из салона. Я этот гештальт закрыл.

– У тебя есть подушка безопасности?

– Небольшая, но есть. Мы в прошлом году рубли перевели в валюту, как в старые добрые 90-е.

– На сколько времени ее хватит?

– Надолго. Если вдруг так станется, что с бизнесом какие-то проблемы начнутся и мы не сможем обеспечивать себя, мастеров и наших клиентов новыми заказами, то я просто окуклюсь, как гусеница. И в таком режиме смогу жить очень долго, уйти во внутреннюю Монголию.

– Как ты относишься к идее финансовой независимости? Когда можно не участвовать самому в создании продукта, в работе бизнеса и жить на пассивный доход?

– Никак. Никогда не было такого опыта. Сколько мы с Юлей ни пробовали взять человека в качестве администратора, партнера или просто помощника – пока мы его не нашли. Нет настолько больных в хорошем смысле слова людей, которые смогут нас подменять. Даже за какой-то приличный процент от оборота. Поэтому было бы здорово жить на пассивный доход, но я себе это слабо представляю. Тем более в 2022 году многие рабочие инструменты стали нерабочими. Скажем, у меня брокер попал под санкции. И все, привет. Акции заблокированы, лежат мертвым грузом.

– А какие-то другие активы у тебя есть, кроме наличных долларов и заблокированных акций?

– Есть немного налички, есть очень скромный депозит в российском банке. И основной актив – это наше оборудование, наши материалы и собственно мастера. Ничего другого, кроме квартиры в Омске, у меня нет.

– Опыт от работы на фондовом рынке, если я правильно понял, у тебя крайне негативный?

– В 2022 году я продал все российские акции. И пока что при текущей повестке в российский фондовый рынок, то есть в российские акции, я точно не буду вкладываться. По зарубежному фондовому рынку тоже нет гарантии, что акции, которые ты сейчас купишь, не будут заблокированы завтра. У меня там было несколько тысяч евро, из них заблокированы две или три тысячи. Если бы я мог эту ситуацию спрогнозировать, я бы их очень быстро продал и тех же тканей накупил. Они выросли в цене гораздо быстрее. Ткани, которые мы покупали по 20-30 евро за метр год назад, сейчас стоят 50-70, а то и 100 евро. Еще мы очень умно поступили, что накупили в январе-феврале оборудования. Оно тоже очень сильно подорожало.

– Сколько времени ты уделяешь работе, сколько семье и хобби?

– Семьи у меня пока нет, только родители, сестра и племянник. На работе я всегда. Мы с Юлей постоянно на связи – отвечаем клиентам, когда можно прийти на замеры, когда можно прийти на примерку когда будут готовые изделия. Много времени уходит на поиск новых поставщиков, новых мастеров, на контент для продвижения. Как отвлекаюсь? Спорт. Вчера на волейбол сходил, поиграл два часа – кайф. Очень люблю путешествовать. Опять же, это стало сложнее. Но у нас есть внутренний туризм. И как оказалось, в ближайшем зарубежье есть много чего интересного посмотреть. Я уже практически все страны СНГ объехал. Это тоже очень крутая перезагрузка.

– Где понравилось больше всего?

– Узбекистан. Это нереально крутая страна. И мне посчастливилось встретить классного гида, девушку Дашу. Мы с ней познакомились в Ташкенте. Я ей предложил поехать на Аральское море. Это как если бы у нас прилететь в Москву и предложить девушке смотаться на Камчатку. Даша оторва, она сразу согласилась. И мы на следующий день сели в ее машину и поехали на Аральское море. По пути посмотрели всю страну: Самарканд, Бухару, Хиву, Нукус. Все классно: климат, люди, места потрясающие, история, культура.

– Какие свои привычки ты считаешь самыми полезными?

– Доводить дело до конца и погружаться в смысл. У нас вообще многие вещи, которые происходят в России, можно назвать карго-культом. Мы что-то делаем, но не понимаем, зачем. Мы делаем машины, но не очень понимаем, почему делаем их плохо. Нам не хватает знаний, какой-то генетической памяти, чтобы понять, как сделать так, чтобы у машины был капот с зазором миллиметр, а не сантиметр. То же самое и с костюмами. Мы разучились их делать. Приходится очень много информации перелопатить и пропустить через себя, чтобы сделать классный продукт. И это как раз то, что отличает нас с Юлей, мы очень любим копаться в таких вещах.

Печатную версию предыдущих интервью с совладельцем компании «Россювелирторг», основателем сети ломбардов «Росломбард» Кириллом ХАРИБИ можно прочитать здесь, с владельцем компании FUMIKO, основателем делового клуба «Эталон» Александром КОВАЛЕВСКИМ - здесь, с Николаем ЗЛОБИНЫМ, известным фотографом, совладельцем бренда фотосвета Blaze и видеопроизводства Feelin.pro, — здесь, а с владельцем сети салонов связи IZЮМ, писателем и бизнес-наставником Алексеем ПЛАТОНОВЫМ — здесь.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.