Все рубрики
В Омске суббота, 25 Мая
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 89,7026    € 97,0954

Олег ПОДКОРЫТОВ, Россельхознадзор: «У нас 431 хозяйство зарегистрировано как экспортер. Только в 2023 году Омская область экспортировала продукцию растениеводства в объеме 1,18 млн тонн»

7 апреля 2024 11:30
0
3873

Вокруг птицефабрик 100% птицы в личных хозяйствах привито. 

С 1 марта 2024 года началось поэтапное внедрение системы «Хорриот» – системы идентификации и учета животных, фиксации сведений о проведенных с ними профилактических, лечебных и других ветеринарных мероприятий. Аккурат в этот день руководитель Управления Россельхознадзора по Омской области Олег ПОДКОРЫТОВ на "кухонных посиделках" в газете «Коммерческие Вести» рассказал о работе в регионе надзорного органа, который он возглавляет, о «Меркурии», «Сатурне» и… навозе. Записала обозреватель издания Анастасия ПАВЛОВА.

Роковые яйца и фантомы

– Олег Николаевич, давайте напомним читателям, какие структуры подведомственны вашему управлению.

– Начну с того, что Россельхознадзор контролирует ключевые, жизненно важные для всех вопросы качества и безопасности сельскохозяйственной продукции, осуществляет семенной, земельный, ветеринарный надзор, надзор в сфере карантина растений, также контролируем перемещение грузов животного и растительного происхождения через государственную границу – а ее протяженность у нас большая, более тысячи километров, четыре контрольно-пропускных пункта в Черлакском, Русско-Полянском, Одесском, Исилькульском районах. Это очень большая ответственность, хоть мы и граничим с дружественным государством – Казахстаном. Наша задача – не допустить на нашу территорию особо опасные заболевания животных и растений. Что касается структуры управления, то в прошлом году подведомственные нам Центр оценки качества зерна и референтный центр объединились в Сибирский филиал ФГБУ «Центр оценки качества зерна». Лабораторию оснастили дополнительным оборудованием, вложив туда более 100 миллионов рублей. Учреждению добавили дополнительные функции – работу с пестицидами и агрохимикатами, мы можем выявить более 500 их видов. В прошлом году осень была влажная: многим хозяйствующим субъектам приходилось проводить десикацию – обрабатывать гербицидами культуры для ускорения созревания. Действует информационная система «Сатурн», в которой как раз регистрируются предприятия, использующие пестициды и агрохимикаты. Потому что перед нами государство ставит серьезную задачу – не допустить на прилавки хлебобулочные изделия и другие виды продукции с остаточными явлениями пестицидов и агрохимикатов. К сожалению, не все сельхозпроизводители, крестьянско-фермерские хозяйства, индивидуальные предприниматели осознают важность этого.

– Больше у вас нет подведомственных организаций?

– Нет, но мы очень тесно работаем с Главным управлением ветеринарии Омской области, у которого тоже есть лаборатории – нас всех беспокоит эпизоотическая ситуация в регионе. Мы понимаем, что во всем мире она сложная. С руководителем главного управления ветеринарии практически каждые сутки на связи, созваниваемся, если что-то случается, даже в ночное время, советуемся, принимаем совместные решения.

– Чем закончился яичный скандал? В феврале в Чкаловском поселке была обнаружена несанкционированная свалка очень крупной партии куриных яиц, которые пытались сжечь.

– Мы, кстати, очень оперативно выехали на это место, как только поступила информация, обследовали его. Яиц действительно было очень много – более трех тонн. В информационной системе «Меркурий» отследили движение этой партии и определили, что одна торговая сеть – пока не имею права ее назвать, поскольку проводятся следственные действия Управлением Министерства внутренних дел – списала именно такое количество яиц. Данные мы сразу же передали в УМВД, в прокуратуру. Я уверен, что эту несанкционированную свалку организовала именно та организация, на которую мы указали, поскольку таким объемом товара могла оперировать только она.

– А как должна была поступить торговая сеть? Каков порядок действий?

– Утилизировать. Порядка 30 тонн яиц поступило из другого региона 12 декабря, большая часть была реализована, а три с небольшим тонны остались. 12 января заканчивался срок годности, и яйца списали, но не утилизировали, хотя у них есть договор со специализированной организацией. Когда мы вместе с правоохранительными органами пришли на предприятие и начали задавать вопросы, никаких внятных ответов не услышали.

– Что ждет торговую сеть, когда будет доказана ее вина?

– Крупный штраф – до полумиллиона рублей. Хотелось бы, чтобы наказание состоялось – нельзя так делать. Это же не просто казус, а нарушение ветеринарного законодательства. А вдруг яйца были зараженными? Тем более их можно было – до истечения срока годности, естественно – отдать в качестве благотворительного жеста в больницы, в детдома, в приюты, снизить цену за неделю, за две, в конце концов, и реализовать в преддверии Нового года.

– То есть «Меркурий» помог отследить все это задним числом. А превентивные меры нельзя, благодаря ей, предпринимать?

– Так сейчас действует 336-е постановление, которое не разрешает нам выходить на плановые проверки. Если нет угрозы жизни и здоровью людей, то мы не имеем права это делать, а если угроза есть, то необходимо это доказать.

– А сейчас все предприятия, производители охвачены этой системой? Помнится, некоторые компании активно сопротивлялись вхождению в нее.

– Да, внедрение «Меркурия» было сложным. Очень много было разногласий, особенно с мелкими предпринимателями, которые живут в районах, в которых не везде есть интернет. Но сейчас все утряслось, все работает стабильно. Эта информационная сеть очень важна для нас, она ощутимо помогает в работе. Только за прошлый год мы выявили, благодаря «Меркурию», 1334 нарушения. У нас работает мониторинговая группа, постоянно отслеживающая работу предприятий, что называется, от поля до прилавка. Также мы выявили 28 фантомных компаний, то есть выпускающие продукцию только на бумаге.

– Производители молока?

– Молока, мяса и не только. За прошлый год было возбуждено девять уголовных дел. Работа проводится очень эффективная. Раньше мы выходили только на плановые проверки, и предприятие подготавливалось к нашему визиту – подчищало документы, решало все вопросы. Сейчас мониторинговая группа смотрит движение товара, например, на завод поступило 10 тонн молока, а выработал он 30 тонн продукции. Конечно же, это все берется на контроль, перепроверяется, принимаются меры – информация передается в полицию, в налоговую. Через прессу активно ведем информирование населения, и предприятия, конечно же, не хотят попасть в список нарушителей, потому что им потом сложно сбывать свою продукцию – люди сразу адекватно реагируют, спрос на товары конкретных производителей падает. Часто бывает, что называем нарушителей, а потом руководители предприятий нам звонят и упрекают, зачем мы, мол, это высвечиваем. Так работайте качественно и проблем не будет!

– Что происходит после того, как вы выявили фантомную организацию?

– Прорабатываем совместно с властями районов, выясняем, кто на самом деле выпустил продукцию, заставляем их регистрироваться и работать уже легально.

Проба зерна

– Чуть ли не каждую неделю то вы, то Роспотребнадзор пишете о «ВНИМИ-Сибирь». Что там происходит?

– Мы выявили, что они поставляли фальсифицированную молочную продукцию в социальные учреждения, отзывали декларацию о соответствии. В 2023 году мы, к слову, отозвали 64 декларации в области ветеринарии. Почти все предприятия исправили нарушения. Хочу отметить, что мы наладили взаимодействие и с социальными учреждениями, и с контрактной службой, работающей в области закупок в социальные учреждения. Договорились с руководителями регулярно проводить совещания с представителями образовательных учреждений, учреждений здравоохранения, чтобы нам сообщали, когда они видят несоответственную цену продукции. К примеру, сливочное масло никак не может стоить 50 рублей, значит, с ним что-то нечисто. От руководителей социальных учреждений постоянно приходят письма с просьбой проверить молочную, мясную продукцию, мы выходим на объекты, отбираем пробы, проверяем. Если обнаруживаем фальсификат, информируем прокуратуру, полицию. За прошлый год только для выявления фальсификации отобрали 250 проб, 17 из них подтвердили опасения. Часто продукты содержат пальмовое масло, растительные жиры, которые не указаны в составе.

– Содержание антибиотиков – это ведь не фальсификат?

– Нет, но мы подобное тоже, разумеется, отслеживаем, постоянно проводим исследования. В прошлом году отобрали 1442 пробы, в 8,6% как раз выявлено содержание антибиотиков. Результаты проб автоматически заносятся в информационную систему, предприятие-нарушитель ставится на контроль и должно ежемесячно предоставлять 10 проб. То есть ему дается возможность исправить ситуацию и не допускать ее впредь.

– А пробы вы берете рандомно?

– Стараемся у всех предприятий отбирать. Это не считается проверкой. Мы просто работаем с нашими предпринимателями, перерабатывающими предприятиями, предлагаем им проверить их продукцию. Они должны быть заинтересованы в этом в первую очередь, особенно экспортеры. Сейчас у нас 431 хозяйство зарегистрировано в качестве экспортера. Мы экспортный регион, экспортируем растениеводческой продукции значительно больше, чем потребляем. Только в прошлом году Омская область экспортировала продукцию растениеводства в объеме 1 млн 181 тыс. тонн. Значительно, на 31%, увеличился экспорт в Китай: в 2023 году впервые реализовали 67 тыс. тонн гороха, 2,83 тыс. тонн кедрового ореха. В 2015 году, когда мы собирали СМИ на круглый стол, говорили, что в разы увеличим экспорт – тогда Омская область экспортировала 300 с небольшим тысяч тонн – и многие в этом сомневались. Однако это произошло, и с каждым годом объемы экспорта продолжают расти.

– Введены ограничения на ввоз зерна в Казахстана. Можете рассказать про это?

– В настоящее время перевозки ведутся. Казахстанская сторона закрыла перевозки именно автомобильным транспортом, но перевозки железнодорожным, водным транспортом продолжают действовать, наши предприниматели этим пользуются.

– А много перевозили зерна автомобилями?

– Да, очень. За 2022 год почти 500 тыс. тонн перевезли.

– И все удалось перевести на ж/д?

– Нет, не все. Но у нас увеличилось количество перевозимого зерна в другие страны, в том числе в Китай. В прошлом году в Казахстан отправили около 300 с небольшим тыс. тонн железнодорожным и водным транспортом.

– Мы понимаем, какие нарекания возникают по молочке. А по зерну какие?

– Мы соблюдаем все требования стран-импортеров, не получили ни одной нотификации. Очень четко отслеживаем карантинные объекты: в 2023 году было 62 случая недопущения ввоза зараженной плодоовощной продукции в Омскую область. Там были и горчак ползучий, и повилика, и другие объекты. Отслеживаем карантинные зоны, проводим мероприятия по их локализации. В 2023 году на три зоны горчака ползучего – 1 730 гектаров – стало меньше. Еще осталось порядка 430 тыс. гектаров, это не больше 1% от общей площади пашен.

– Часто приходится сталкиваться с ненадлежащим использованием земель сельхозназначения?

– Постоянно сталкиваемся. Только в прошлом году было выдано 1329 предостережений.

– Какого рода нарушения?

– Это и зарастание, и захламление участков, и ненадлежащее использование, приводящее к ухудшению свойств почвы.

– Снятие дерна?

– Конечно. Такие нарушения есть. У нас ведь и дороги строят, и берут грунт для других нужд. Это накладывает на предприятия серьезные штрафы. К счастью, есть активные люди, которые оперативно передают нам информацию. Мы заставляем рекультивировать участки, вводить земли в оборот.

– А пашен вообще хватает в регионе?

– Конечно, хватает, даже есть резервы. Региональное Министерство сельского хозяйства плотно работает с сельхозтоваропроизводителями, которые вовлекают в оборот земли на севере Омской области и в других районах. Муниципальные власти стараются оформлять в собственность брошенные, неразмежеванные земли, изымать земли сельхозназначения у тех, которым она не нужна.

– Сколько сейчас скотомогильников на территории региона?

– Изначально насчитывалось более 800 скотомогильников, каждый год их количество уменьшается. В прошлом году ликвидировано 11, а всего удалось избавиться от 56 таких мест.

Живплощадь

– С 1 сентября 2024 года будет ужесточена сертификация меда и прочих продуктов пчеловодства. Вы будете это контролировать?

– Скорее это вопрос Роспотребнадзора.

– А жалобы пчеловодов на гибель пчел при использовании пестицидов на соседних полях – это ваша сфера?

– Наша сфера в том плане, что пчеловоды работают в основном на землях сельхозназначения и пчелы должны быть зарегистрированы в хозяйственной книге, должны иметь ветеринарно-сопроводительные документы, должен быть оформлен договор об аренде участка. В последнее время тесно работаем с председателем общества пчеловодов, хотим совместными усилиями справиться с проблемами отрасли. Это получается там, где есть взаимодействие с хозяйствующими субъектами, есть возможность обмениваться информацией, потому что это сложные процессы. Смотрите, сроки обработки той же растительной продукции ограничены: две-три недели. Сельхозтоваропроизводитель заинтересован затратить средства на пестициды, агрохимикаты эффективно. Бывает так, что он подал заявление о том, что завтра будет обрабатывать землю, и пчеловод должен убрать своих пчел. А ветер поднялся, дождь прошел, и все сорвалось, ему снова за пять дней нужно уведомлять. Мы настраиваем их на полное взаимодействие, оперативный обмен информацией, поэтому количество нарушений уменьшается.

– Россельхознадзор составил список необходимых действий, которые должны привести к минимизации заболеваний в животноводстве. Как фермеры справляются с этими требованиями?

– Требования серьезные, да, потому что нельзя допустить на территорию региона ни африканскую чуму свиней, ни птичий грипп и так далее, потому что это скажется на экономике. Только за прошлый год отобрано 5200 проб биоматериала, работает эпизоотическая комиссия под председательством министра сельского хозяйства, проводим выездные обследования. Уже в этом году объехали все птицефабрики. Наши специалисты заходят на весь день на предприятия, фиксируют нарушения: машина, допустим, заехала, человек не переодел спецовку. Это не проверки, а профилактика: мы все проговариваем с Министерством сельского хозяйства, приглашаем руководителя птицефабрики, доводим информацию. Человеческий фактор ведь никто не отменял, у предпринимателя может замылиться глаз. В 2023 году мы выдали 875 предостережений. Это охват практически всех предприятий за исключением личных подсобных хозяйств, с которыми мы тоже, впрочем, работаем. Мониторинговые группы с главами выезжают совместно в населенные пункты: если видим гусей на каком-то пруду, глава поселения пытается выяснить, чье это поголовье, а мы уже выдаем предостережение. Это очень важно, потому что на пруду способна летать и дикая водоплавающая птица, может произойти заражение.

– Гусям теперь нельзя на пруд?

– Я сам из деревни, мы выращивали гусей…

– И на пруд не пускали?!

– Ситуация изменилась. Мы же знаем, что происходит в мире, не хотелось бы, чтобы у нас в Российской Федерации тоже были такие проблемы, стараемся сдерживать. Видим – по той же Иртышской птицефабрике, которой пришлось полностью избавиться от поголовья – в какие колоссальные затраты это выливается. А это в конечном итоге приводит к удорожанию тех же яиц для потребителя. Поэтому наша задача – требовать от личных подсобных хозяйств, крестьянско-фермерских хозяйств, сельхозорганизаций соблюдения ветеринарного законодательства. Птица должна содержаться в закрытых условиях! У себя во дворе держите кого хотите. Есть много жалоб от людей, например, с дачных участков, что по соседству разводят кур, а к ним перебегают через щелки грызуны.

– Как вы относитесь к прививкам от птичьего гриппа?

– В области налажена вакцинация птиц, это, безусловно, дополнительная безопасность.

– Но ведь на крупных предприятиях это запрещено?

– Да, потому что большая часть продукции идет на экспорт в другие страны, и птица должна быть чистой. Вокруг птицефабрик 100% птицы в личных хозяйствах привито.

– Вспышек африканской чумы свиней больше не было после 2017 года?

– Нет, мы качественно провели все мероприятия, стараемся и дальше их проводить, регулярно выезжаем на обследования – все животноводческие комплексы стоят на серьезном контроле. Каждый из них формирует дорожную карту и устраняет выявленные нами нарушения. Все крупные предприятия («Омский бекон», «Титан-Агро», «Руском», КФХ «Люфт») имеют четвертый – высший – компартмент.

– Министр сельского хозяйства как-то рассказывал, что обнаружились личные подсобные хозяйства, где около тысячи свиней.

– Да, это проблема для нас. Личные подсобные хозяйства, которые держат большое поголовье, зачастую не соблюдают требования ветеринарного законодательства. Мы постоянно направляем им предостережения, но закона, ограничивающего количество животных, которых можно содержать в хозяйстве, не существует.

– В этом году вступил в силу закон о побочных продуктах животноводства. По этому поводу было много дискуссий, фермеры писали коллективные письма о том, что потребуются несоразмерные доходам затраты на организацию площадок под навоз.

– Хозяйствующие субъекты должны прислать нам уведомление о том, что они производят побочные продукты животноводства, указать их количество. Мы не просто довели информацию до районов области, а договорились с начальниками управлений, с главами районов, с Министерством сельского хозяйства о проведении совещаний, на которых разъясняем новые требования. Работать приходится не меньше, чем по «Меркурию». В прошлом году нам поступило 546 уведомлений, в этом – 506. Конечно, есть мелкие хозяйствующие субъекты, которые держат одну, две, три головы – сейчас ведутся переговоры с Минсельхозом РФ об исключении данных хозяйств из подпадающих под требования закона. А сельхозорганизации обязаны организовать площадку.

– С бетоном?

– Не обязательно должен быть фундамент. Основа может быть глиняной, достаточно оградить пространство. Пока только выдаем предостережения, нет жестких требований, чтобы выявили нарушение и из-за него фермерское хозяйство закрылось. Думаю, постепенно процесс нормализуется. Все равно это ненормально, когда заезжаешь в хозяйство, а там лежат огромные кучи навоза и люди этим дышат. В 1990-е я, работая руководителем хозяйства, использовал навозоразбрасыватель. И сейчас люди привыкнут вносить навоз в землю, повышать урожайность, получать дополнительную прибыль. Этим занимаются и БЕЗЗУБЦЕВ, и ПУШКАРЕВ, и БЕЛЕВКИН. Я знаю много фермерских хозяйств, которые стали использовать навоз в качестве удобрения, а не просто заваливать им канавы. Понятно, второе проще, ведь с навозом нужно работать, нейтрализовывать кирпич, стекло и прочее.

– Насколько наш регион обеспечен кормами для животных? У нас он производится?

– Производится, у нас ведь есть жмых, все-таки занимаемся переработкой масел. Есть комбикормовые заводы и в Москаленском районе, и в Марьяновском,и в Исилькульском, и во многих других. Птицефабрики, свиноводческие хозяйства с большим поголовьем тоже имеют свою кормовую базу. Фуражных кормов нам ориентировочно нужно около миллиона тонн – это количество у нас есть. Грубые корма, сено и другие культуры тоже. Горьковский район готов отдать корм – у них остались большие запасы. БЕЛЕВКИН Виктор Яковлевич произвел значительно больше кормов, чем потребляет, он в настоящее время реализует их в Нововаршавский район – там же сильная засуха прошла. Больших проблем с кормами нет, другое дело, что их нужно перевезти, но министерство сельского хозяйства прорабатывает вопрос субсидирования этих процессов. Заработали заводы по производству кормов для домашних животных. Мы постоянно следим за тем, что поступает в Российскую Федерацию, не хотелось бы, чтобы европейские страны нам сбрасывали опасную продукцию. На территорию Омской области в прошлом году не допустили 179 тонн животноводческой продукции из сопредельного государства, даже уничтожили 27 тонн. Продукции растениеводства не допустили порядка 750 тонн в прошлом году.

– Какие-то еще перемены, касающиеся сельхозтоваропроизводителей, ожидаются? Наподобие введения «Меркурия» или закона о побочках животноводства.

– Вообще хочу сказать, что Россельхознадзор – один из лидеров в плане цифровизации. Ведомством разработан и реализован целый комплекс электронных информационных систем, они охватывают все сферы нашей деятельности. К юбилею нашей службы – а Россельхознадзору в 2024 году 20 лет – мы подошли с внушительным багажом реализованных инициатив и зримых результатов. И продолжаем двигаться вперед.

В ближайшее время в полную силу заработает система «Хорриот», в которой будут зарегистрированы все забиркованные, чипированные сельскохозяйственные животные. Крупные сельскохозяйственные организации уже имеют маркировку своего скота, крестьянско-фермерские хозяйства, индивидуальные предприниматели тоже плотно занимаются этим вопросом, мы держим его на контроле вместе с Минсельхозом. Закон обязателен для всех и начинает действовать с 1 марта 2024 года. Пока личные хозяйства он не затрагивает – есть переходный период. Теперь будет организован контроль теневого перемещения скота.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 6 марта 2024 года.

Фото Максима КАРМАЕВА



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий

В чём заключается сложность покупки квартир на вторичном рынке?

Провести правовую экспертизу документов может нотариус, который несет ответственность за законность сделки

22 мая 17:37
0
883

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.