Все рубрики
В Омске воскресенье, 24 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 70,8623    € 82,4979

Омские правозащитники призвали суды быть более открытыми

24 мая 2018 09:48
0
1405

В преддверии судебной реформы общественники поговорили о наболевшем с представителями власти. 

14 мая в библиотеке им. А. С. Пушкина состоялся круглый стол «Актуальные вопросы реформы судебной системы. Усиление роли правоохранительных органов в защите конституционных прав и свобод граждан». Его организаторы – омские правозащитники Елена НИКИФОРОВА, Дмитрий ПОТОПАЛЬСКИЙ и другие, отталкиваясь от темы предстоящей судебной реформы, обсудили сопутствующие, давно наболевшие вопросы.

Дорогостоящая реформа

Что касается реформы, то речь идет о законопроекте, рассматриваемом Госдумой РФ, о создании в России кассационных и апелляционных окружных судов. По аналогии с системой арбитражных судов в системе общей юрисдикции планируется создать девять кассационных и пять апелляционных судов. Появление новых органов уже называют важнейшей вехой масштабной судебной реформы. Первоначально планировалось, что кассационные суды в Москве, Калуге, Санкт-Петербурге, Пятигорске, Краснодаре, Казани, Перми, Кемерове и Владивостоке станут кассационной инстанцией для районных и мировых судов, а апелляционные суды в Воронеже (или Иванове), Санкт-Петербурге, Краснодаре (или Сочи), Нижнем Новгороде и Томске будут второй инстанцией для дел, рассмотренных судами субъектов РФ. Однако обсуждение выбора городов продолжается до сих пор.

Инициатива принадлежит Верховному суду РФ и призвана гарантировать независимость и беспристрастность судей при рассмотрении дел: ведь жалобы не будут рассматриваться в том же регионе и тем более в том же суде. Некоторых депутатов, впрочем, откровенно смутило то, что судьи снова будут назначены сверху, а значит, это вряд ли ослабит коррупционные схемы. Омичей же, как и других жителей регионов, волнует главное – переезды в другие города ради слушаний крайне накладны. Да, собственно, и реализация реформы потребует, по предварительным подсчетам, минимум 4,4 млрд. рублей.

«Качество правосудия влияет на отношения в обществе между гражданами и властью», – заметила правозащитница и модератор круглого стола Елена НИКИФОРОВА, заведя разговор еще об одном спорном пункте судебной реформы: в целях процессуальной экономии Верховный суд предлагает отказаться от мотивировки решений. Необходимость писать мотивировочную часть ко всем судебным решениям создает лишнюю нагрузку на суды, пояснял в конце февраля этого года секретарь пленума Верховного суда Виктор МОМОТОВ. По его словам, ежегодно суды рассматривают более 17 млн. гражданских и административных дел, из которых 3,3 млн. связаны с взысканием налогов, еще 3 млн. касаются задолженностей по коммунальным платежам, а 0,5 млн. – это споры о взыскании средств во внебюджетные фонды.«В 99% случаев при рассмотрении подобных дел ответчики не приходят в суд, не возражают против заявленных требований и не проявляют хоть какой-нибудь процессуальной активности. В итоге 98% исков удовлетворяется. Судьи составляют мотивированные судебные решения, которые никого не интересуют, и, кроме их авторов, их никто не прочтет. Освобождая судей от бессмысленной работы, мы позволяем им заняться действительно сложными делами, где есть правовой спор и требуется аналитическая работа. Так мы улучшим качество судопроизводства», – прокомментировал идею МОМОТОВ.

Помимо этого гражданам, возможно, придется узнавать о заседаниях со своим участием самостоятельно – в связи с отменой повесток. НИКИФОРОВА, как и многие другие юристы, подняла вопрос о том, как же теперь, учитывая все эти новшества, обжаловать решения. Желая прояснить все эти тонкости и заодно озвучить причину собрания, НИКИФОРОВА привела пример: 26 февраля 2018 года Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека провел специальное заседание по теме «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства». «К сожалению, в нашей области с подобными обсуждениями тихо. Мы обозначаем этот запрос на разъяснение того, как это все будет работать, – представителям судов, исполнительной власти», – заявила юрист.

… и правовое невежество

Именно судебная реформа, отношение к ней, ее реализация и ее последствия должны были стать лейтмотивом обсуждения, однако разговор быстро перетек в общее недовольство качеством отправления правосудия. Затронуты были и другие сопутствующие проблемы: например, пугающе низкая правовая культура населения.

Своим опытом общения с гражданами поделился член региональной рабочей группы ОНФ «Социальная справедливость», генеральный директор ООО «Центр экспертизы в области здравоохранения» Дмитрий ПОТОПАЛЬСКИЙ:

– Люди во многих случаях не находят поддержку в судебной системе. Правоохранительные органы – это во многом закрытые консорциумы. Гражданам не хватает терпения доводить дело до конца. Система перестала быть мотивированной на применение закона. Тенденция публичного обращения за помощью к президенту набирает силу. Недавний пример – вырубки леса в Таре. Нас не хочет воспринимать правоохранительная система. Занимаясь часто системой здравоохранения, сталкиваюсь с немотивированными решениями судов, контролирующих органов. Виден формализированный подход, никто системные ошибки исправлять не собирается. К примеру, сложноспециализированный пациент лежит на койке в тяжелом состоянии, а в решении суда указано, что он не подал заявление на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, поэтому он должен сам оплатить медицинское изделие с высокой стоимостью. Такие абсурдные решения дают посыл гражданину, что система не работает ему во благо. Мы не пытаемся обвинять правоохранительные и другие органы, но стремимся наладить диалог, найти точки соприкосновения. Сейчас я вижу первую попытку собрать за одним столом представителей органов власти, правоохранительных, надзорных органов, общественности. Важно, чтобы народ имел возможность адекватно доносить свои проблемы до власти, чтобы производилась системная работа. При всех органах должны быть общественные советы, способные давать свою оценку резонансным делам, событиям.

Присутствовавшая на мероприятии в качестве представителя областной власти заместитель председателя правительства Татьяна ВИЖЕВИТОВА резонно заметила, что исполнительная власть не вправе вмешиваться в отправление судебной, но всегда открыта для обращения граждан. «В свое время, работая в администрации города Омска, я курировала программу повышения правовой культуры. Количество обращений увеличилось – программа работала», – вспомнила ВИЖЕВИТОВА, попутно посетовав на отсутствие финансирования, мешающее повторить прошлые успехи. В остальном, если это не касается работы судов, на которую членам правительства законодательно запрещено влиять, повторила чиновница, любой вопрос можно и нужно проработать всем вместе: «Проблем много, признаю. Может, вы выработаете идею какого-то органа, который упорядоченно будет заниматься всеми этими вопросами, я готова выслушать предложения, разъяснить, оказать содействие».

Парируя обвинения судов в закрытости, заместитель председателя Омского областного суда, председатель коллегии по уголовным делам Мария ХРАМЕНОК напомнила, что с 1 января 2019 года аудиозапись судебных заседаний всех инстанций станет обязательной, а видеоконференцсвязь с недавних пор позволяет людям из других регионов и находящимся под стражей присутствовать на заседаниях.

Конечно, признала ХРАМЕНОК, в московских судах существуют более широкие возможности для контроля за ходом гражданских и уголовных процессов: председатель суда может в любой момент в режиме онлайн при помощи опять же камеры видеонаблюдения включиться в любое заседание. У омичей же, к сожалению, на внедрение подобной системы банально не хватает средств.

Отметила ХРАМЕНОК и добротную наполненность сайтов районных судов и Омского областного суда. Другие участники круглого стола, правда, отреагировали на это мгновенно, обратив внимание на то, что сайты судебных участков мировых судей этим похвастать не могут. Проблема оказалась той же – недостаток финансирования. Однако было решено обозначить эту проблему на федеральном уровне.

Спорные экспертизы

Когда все участники мероприятия сошлись во мнении, что в следующий раз стоит сформулировать повестку поконкретней, слово взяла правозащитница Наталья ВОРОНОВИЧ, которая раскритиковала первую встречу Владимира ЯРКОВОГО с Александром БУРКОВЫМ:

– Глава облсуда просто приходит к главе региона и рассказывает, что у него все замечательно. А дела рассматриваются с грубыми нарушениями. Раньше у нас признание было царицей доказательств, а теперь царица – экспертное заключение, и это еще страшнее! У суда есть одно заключение, участники процесса приносят другое, с противоположными результатами. Согласитесь, что в этом случае нужно, как минимум, дополнительно рассмотреть вопрос, чтобы разобраться, но судья говорит, что вот этому мнению доверяет, а этому нет, и выносит решение.

Вообще-то юрист апеллировала к делу с собственным участием, но дополнительный пример не заставил себя долго ждать. В ряду зрителей с места поднялась Наталья ГОРЮНОВА, которая вопреки запрету обсуждать конкретные случаи некорректного, на субъективный взгляд, правосудия, поспешила рассказать свою историю.

С ее слов, сосед по дому подал в суд иск о сносе ее пристройки, которая якобы угрожает его жизни и здоровью. Эксперт подтвердил наличие угрозы, и суд удовлетворил исковые требования. Впоследствии ГОРЮНОВА выяснила, что экспертизу провел человек, не имевший права заниматься такой деятельностью. Женщина заказала повторную экспертизу, и та показала, что никакой опасности ее второй этаж для соседа не представляет. Не возражали якобы против этой пристройки и специалисты департамента архитектуры и градостроительства Омска. ГОРЮНОВА обратилась в полицию, требуя возбуждения уголовного дела в отношении «непрофессионального» эксперта, однако в этом ей было отказано.

Судя по реакции зала, обжигалась на судебных экспертизах не только ГОРЮНОВА. С профессиональной точки зрения дело решил рассудить Владимир ШЕФЛЕР, начальник ГУ «Омская лаборатория судебной экспертизы»:

– Вы знаете, сколько в Омске бюро частных экспертиз? 211. Это тоже правовая грамотность. Нужно знать, к кому обращаться. Есть организации, где проводят исследования, но не экспертизы. Экспертизу назначает суд. Граждане просят, где ее назначить. Суд, как правило, идет навстречу гражданину. Но большинство граждан даже не знает, что есть государственное учреждение «Омская лаборатория судебной экспертизы». У нас на сайте расписано, какие экспертизы мы делаем, какие у нас есть специалисты и где они аттестованы.

Несмотря на бурный отклик аудитории, которой явно хотелось продолжить дискуссию, мероприятие решено было завершить.

Комментарии через Фейсбук
Комментариев нет.

Ваш комментарий

Можно ли оформить доверенность или согласие на ребенка у нотариуса?

Потребность в такого рода документах, как правило, возникает, когда родители в силу объективных причин не могут сопровождать своего несовершеннолетнего ребенка

20 октября 16:03
0
774

Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.