Все рубрики
В Омске среда, 17 Апреля
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 94,0742    € 99,9341

Евгений КОЗЛОВ, министр: «В прошлом году от работы с имуществом в целом получили 276,3 млн рублей. На этот год нам поставлена задача – 500 млн рублей»

25 февраля 2024 11:00
2
2515

Из советов директоров нужно исключать руководителей акционерных обществ. Не должен исполнительный директор оценивать собственную работу. 

1 февраля на кухонные посиделки в «Коммерческие Вести» пришел министр имущественных отношений Омской области Евгений КОЗЛОВ. За чашкой чая он рассказал, какие изменения ждут закон о собственности, чем занимается рабочая группа экспертов-оценщиков, сколько квартир выделяется детям-сиротам и о многом другом. Основные моменты двухчасовой беседы записала обозреватель еженедельника Анастасия ИЛЬЧЕНКО.

О новом законе о собственности

– Евгений Юрьевич, 30 января в Заксобрании Омской области комитет по собственности провел семинар-конференцию, где обсудили новый закон об управлении и распоряжении государственной собственностью. Насколько понимаю, данный законопроект – это плод компромиссов?

– Пока там нет компромиссов. Разработчик проекта Александр БУТАКОВ назвал его заготовкой. Это детище, которое еще только рождается. Но принципиально мы с главой комитета по собственности Игорем Михайловичем ЗУГОЙ и первым заместителем председателя правительства Омской области Рустамом Рамилевичем МИНГАЗОВЫМ, курирующим нас, принципиально договорились, что плотно поучаствуем в совместной работе над законопроектом. В планах Заксобрания проект закона стоит в I-II кварталах текущего года. На совещании в рамках стратегической сессии у губернатора Виталия Павловича ХОЦЕНКО, где ставили задачи на 2024 год, в том числе по реформированию имущественной системы, пришли к выводу, что надо провести просто небольшую донастройку, т. е. какие-то глобальные изменения в органах власти для управления государственным имуществом не требуются. Проект закона комитета все-таки затрагивает изменение государственных структур.

– Глобальные изменения – это создание в регионе нового министерства – Минэкономразвития?

– Либо преобразование, либо создание новых министерств. В проекте, который предлагается разработчиками от комитета по собственности, они не названы, но мы видим, что речь идет о разных органах власти. Некоторые полномочия предлагается забрать обратно на уровень Законодательного собрания. Мы с комитетом по собственности договорились совместно подготавливать изменения в действующее законодательство. Например, предлагаем объединить ряд законов, касающихся имущественной сферы, в один. Это для удобства правоприменения и чтобы посмотреть, как соотносятся те или иные направления деятельности. Может быть, где-то можно упростить взаимоотношения. Изначально закон назывался «Об управлении собственностью», а сейчас в него добавится и «распоряжение собственностью». Кстати, ранее в законе были полномочия и Заксобрания по принятию некоторых распорядительных актов в отношении имущества, но затем в целях более оперативного принятия решений это спустили ниже и в итоге передали Минимуществу. Закон абсолютно рабочий, он соответствует федеральному. Но если что-то нужно улучшить, мы, конечно, это сделаем.

На одном из заседаний комитетов свое мнение высказала прокуратура – ее представитель напомнил, что в соответствии с основным уставом Омской области структуру органов госвласти определяет губернатор. В этом вопросе много юридических моментов, которые нужно выверять. Абсолютно разделяю мысль, озвученную на семинаре министром экономики Омской области Анной Валерьевной НЕГОДУЙКО: в закон о собственности города Москвы, принятый давно, изменения вносились всего 4 раза, и при этом он отлично работает.

– Можете привести примеры изменений, которые точно нужно внести в данный закон в Омской области?

– Мы постараемся наделить дополнительными полномочиями Минимущество. Речь идет о мониторинге работы с муниципальной и государственной собственностью органов местного самоуправления. Хотим централизовать информацию. Уже запланировали приобретение программного продукта по учету имущества, в том числе бесхозяйного. Нужно понимать, как муниципальные образования работают со своим имуществом и земельными участками, какие идут поступления, насколько это эффективно, как пересматривается размер арендных платежей, сколько земельных участков вовлечено в определенный период, как идет работа по бесхозяйному имуществу, сколько поставлено на учет, сколько подано в суд заявлений и т. д.

Кроме того, мы будем мониторить работу бюджетных учреждений и государственных предприятий Омской области тоже по эффективности распоряжения областной собственностью. Необходимо обладать всей полнотой информации. Есть еще такой нюанс: арендные платежи бюджетных учреждений, госпредприятий по федеральному закону не являются доходом областного бюджета, не отображаются при его принятии. Да, это собственность Омской области. Минфин учитывает эти доходы: раз учреждение само зарабатывает, значит, ему требуется меньше финансирования для выполнения госзадания или на содержание имущества. И мы будем мониторить, насколько эффективно распоряжаются этой собственностью учреждения, которых у нас 466. Хотим, чтобы они как можно больше зарабатывали.

– А где отражаются эти доходы? Только на счетах учреждений? О каких арендных платежах речь?

– Да, это федеральное законодательство по бухгалтерскому учету. Заходим в больницу и видим киоск по продаже лекарств или вендинговые аппараты с кофе, бахилами. Арендная плата от них поступает в учреждение.

О собственности Омской области и акционерных обществах

– Как выглядит сегодня собственность Омской области в целом?

– Объектов областной собственности у нас 24,4 тыс. Это капитальных строений. Около 16 тыс. объектов закреплены за учреждениями и предприятиями на праве оперативного управления. 90% объектов имеют социальную направленность. 5,5 тыс. объектов находятся в казне. Еще есть более 3 тысяч земельных участков. Что касается акций, то у нас 18 акционерных обществ со 100% пакетом и 7, где меньше. Во всех Минимущества выступает акционером от имени Омской области.

– А управляют другие.

– Действительно, у нас отраслевой принцип. Но мы вправе влиять как акционер, принимать решения. Как результат, получаем дивиденды, например, по итогам 2022 года они составили 140 млн рублей. «Омский аэропорт» выплатил более 30 млн рублей, «Высокие технологии» – более 68 млн рублей.

– Несмотря на то, что там у вас не контрольный пакет!

– Да, в АО «Высокие технологии» мы владеем 30% акций. АО «Аптечная сеть «Омское лекарство» принесло 12,7 млн рублей дивидендов, «ДРСУ-6» и «Омскавтодор» – 5,6 и 4,6 млн рублей. Мы на этот год поставили амбициозную задачу получить более 160 млн рублей. Посмотрим, как получится ее выполнить. В прошлом году от работы с имуществом в целом получили 276,3 млн рублей – это и казенное имущество, и дивиденды, и все, что поступает в Минимущество. На этот год нам поставлена задача – 500 млн рублей, но это вместе с работой бюджетных учреждений.

– А раньше они не включались?

– Да, в планах их не было. Мы еще дополнительно будем нагружать себя работой по централизации мониторинга всех госучреждений, предприятий, в том числе будем следить за муниципальной собственностью. Сейчас готовим изменения, в том числе в областной закон, который будем обсуждать на рабочей группе при комитете по собственности. Будем оценивать, как муниципалитеты работают с имуществом, и давать соответствующие предложения, рекомендации.

– В чем будет заключаться мониторинг? Не потребует ли он большого увеличения штата?

– Безусловно, ресурс потребуется, но пока мы планируем справиться минимальным количеством. Думаю, человек 10 будет достаточно. Постараемся осуществить мониторинг своими силами. Будем смотреть с практической точки зрения. Зачастую у органов местного самоуправления управление землей – далеко не первый вопрос, на территории муниципального района обычно этим занимается условно полспециалиста, потому что он может курировать и экономику, и имущество одновременно. Мы стараемся консультировать органы местного самоуправления, обязательно продолжим практику методологических семинаров с районами. Будем отвечать на их вопросы. Но при этом мы должны делать срез и смотреть: сколько договоров аренды заключено на имущество, меняется ли арендная плата. Сначала будем собирать информацию, потом систематизируем по блокам, параллельно выработаем рекомендации для органов местного самоуправления. И затем может, действительно, придем к каким-то внутриотраслевым показателям. Конечно, сказать, что такой-то объект должен приносить 10% доходности от стоимости, сложно. Да, у нас миллиардное имущество, но 80% этих объектов имеют социальную направленность. Не будем же мы сдавать в аренду больницы!

– Вернемся к акционерным обществам. Среди кандидатов в члены советов директоров есть депутаты?

– Да, поступили запросы. Четыре депутата войдут в советы директоров акционерных обществ: БЕРЕНДЕЕВ – в «Санаторий-профилакторий «Коммунальник», ИВЧЕНКО – в «Агентство развития и инвестиций Омской области», ГОЛОВАНОВ – в ОЭЗ «Авангард», КОРЕННОЙ – в «Омские медиа». Это пока кандидаты: в середине года пройдут годовые отчетно-выборные собрания, где будут утверждать новые советы директоров. Кстати, депутат Заксобрания Владимир ГУСЕЛЕТОВ на семинаре-конференции озвучил хорошую идею – в советы директоров акционерных обществ должны войти депутаты-специалисты в соответствующих отраслях. У меня есть официальное поручение от МИНГАЗОВА – рассмотреть вопрос по включению в каждый совет директоров наших АО депутатов. Я считаю, что из советов директоров нужно исключать руководителей акционерных обществ. Не должен исполнительный директор оценивать собственную работу. Буду настаивать, чтобы советы директоров были максимально независимыми.

– У Омской области 100%-й пакет акций ОАО «Тевризнефтегаз», их уже который год пытаются продать на аукционе, но они никому не интересны по понятным причинам. Что станет с акциями, с имущественным комплексом предприятия, если в 2025 году все-таки построят газопровод из Большеречья в Тару? Стоимость резко упадет?

– Вопрос правильный. Судьба юрлица, когда у него не будет прибыли, всем ясна. Действительно, когда придет большой газ до Тары (а в планах поставлять его и в Знаменское, и в Тевриз), очевидно, что нужно будет рассматривать либо ликвидацию, либо передачу активов общества газоснабжающей организации, которая будет ими заниматься.

О национальной системе пространственных данных

– Омская область вошла в список пилотных регионов по внедрению единой цифровой платформы «Национальная система пространственных данных». Что это такое и как продвигается работа?

– Создана рабочая группа, которую возглавил министр цифрового развития и связи Денис Геннадьевич ЦУКАНОВ. И это не случайно, потому что в первую очередь проект предполагает объединение нескольких информационных систем. Данная история идет по линии федерального Росреестра. Федерация возлагает на систему пространственных данных большие надежды, потому что она предполагает и учет всего имущества, и подключение всех систем – и Минстроя, и Минэнергетики. В ноябре Росреестр проводил расширенный семинар, где были озвучены задачи, в частности, по постановке на учет границ муниципальных образований (районов). Всего в Омской области подлежат постановке на учет 422 границы. Президент РФ утвердил задачу до 2027 года завершить эту работу, но мы планируем закончить ее в 2025-м. На 1 января 2024 года уже поставили на учет 242 границы (две поставили муниципалы). В этом году в плане – 172 границы. Таким образом, на 2025 год останется 10 границ муниципальных образований. Это более сложные работы. Мы и в прошлом году отрабатывали максимально сложные ситуации по описанию границ муниципальных районов, требующие в том числе изменения областного законодательства.

– Например?

– Была старая история по границе между Омским и Любинским районами. Работы по госзаданию выполняет наше учреждение «Центр кадастровой оценки и технической документации». В целом понимание у районов есть. Сейчас от них готовится законодательная инициатива. Наше учреждение выходит и координирует границы, а потом мы их ставим на учет в Росреестре. Привязка идет через спутники. До этого мы поставили на учет границы с соседними субъектами РФ – Новосибирской, Томской, Тюменской областями. Это была тяжелая работа, продолжавшаяся 3-4 года. С Новосибирском долго устанавливали границы. С Казахстаном – это федеральная история.

– С Новосибирском шел спор по участкам?

– Там было пересечение в том числе особоохраняемых природных территорий, а где-то граница резала земельный участок частной собственности. Эти вопросы нужно было решать. Мы нашли компромиссы. Когда идет описание, то не учитывается естественный ландшафт местности, который к тому же может измениться со временем. На территориях есть объективно сложившиеся отношения, если собственник исторически относится к определенному населенному пункту, то логично описать правильно. Все эти ошибки устранялись.

– А границы Омска установлены? Помню, были планы в перспективе расширить территорию города.

– Установлены. Город сам это выполнял. Расширение территории – несколько другая история. Мы занимаемся описанием границ, но не изменением административно-территориального устройства.

– Кто будет пользователем системы пространственных данных?

– Все. В первую очередь органы госвласти. Я надеюсь, что ею смогут пользоваться и граждане. Все будет зависеть от финансирования проекта. Самое важное – нужна актуализация этих сведений каждый день. Что с объектом происходит сегодня? Он сдан в аренду? Предприниматели на встречах нам говорят, что было бы хорошо видеть, какие коммуникации проходят по интересующему их участку.

– Пилотный проект предполагает федеральное финансирование. В каком объеме оно предусмотрено?

– Госпрограмма предусматривает комплекс работ, которые реализуются федеральными органами. Для Омской области предусмотрены субсидии на проведение комплексных кадастровых работ в объеме 160 млн рублей в 2025-2026 годах.

О бесхозяйных сетях

– Какая доля сетей сегодня числится бесхозяйными?

– Бесхозяйных сетей на территории Омской области было выявлено более 7 тыс. объектов. Из них больше половины уже отработаны и зарегистрированы как муниципальная собственность. Остается около 3,6 тыс., из которых большая часть сейчас в работе. В 2022 году возобновилось софинансирование Омской области, в рамках которого мы предоставляем субсидии органам местного самоуправления на оформление бесхозяйных сетей. В 2022 году на 10 млн рублей было оформлено почти 800 объектов, в 2023-м тоже почти на 10 млн рублей 880 техпаспортов сделали. В этом году еще 10 млн рублей выделены. Находимся в процессе сбора заявок.

– Через четыре года завершите?

– Гораздо быстрее. Планируем в этом году 600-700 техпаспортов оформить, останется примерно 1,5 тыс. объектов. Наша основная задача – чтобы муниципалитеты постоянно осуществляли осмотры и поиск бесхозяйных сетей, нужно максимально все зарегистрировать. Кстати, в 2022 году мы оформляли исключительно газопроводы.

– В каком состоянии эти сети?

– В разном. Есть хорошие, есть не очень. Но правительством определено, что все сети должны быть у двух ГРО – «Омскоблгаз» и «Омскгазстройэксплуатация». Мы к этому идем.

– А имущество «Юзы» им передали?

– В основном «Омскгазстройэксплуатации». Там 42 газопровода. Это было пожертвование, мы приняли его в собственность.

– Пожертвование?!

– Это юридический термин. Для нас он – норма. Когда договор дарения, налоговики говорят: с одаряемого собираем налог, а пожертвование в государственную и муниципальную собственность – это другое.

– И много у вас пожертвований?

– Достаточно. Например, Газпром передал нам 15 автобусов. Пожертвовал.

– Это в казну передается? Или не все имущество находится в казне?

– Автобусы – в казну. Имущество может поступать в казну, но если учреждение сразу выступает приобретателем, его передают в собственность субъекта или муниципалитета, тут же возникает право оперативного управления у этого учреждения. У нас в казне 5,5 тыс. объектов. Казна – это все, что не закреплено на праве оперативного управления или хозяйственного ведения.

О кадастровой оценке

– Как выстраивается ваша работа с бизнес-объединениями и с оценочными компаниями по кадастровой оценке?

– Мы находимся в плотном контакте. Неоднократно проводили встречи. До нового года при Министерстве имущественных отношений провели общественный совет, куда пригласили Александра Васильевича ДМИТРЕНКО. Он предложил создать рабочую группу из экспертов. Нам идея понравилась. Общественный совет ее одобрил. Оценка – сложная сфера, и мы видим столкновение двух концепций – государственной и частной оценки. В федеральном законе механизм прописан. Вся страна по нему работает. Отчет о кадастровой стоимости обязательно вывешивается на сайте на 30 дней, когда официально принимаются замечания к проекту. К нашему удивлению таких немного. Мы оценивали 1 млн 280 тыс. объектов капитального строительства, и поступило всего 81 замечание. В основном суды идут по земельным участкам. В регионе было оценено 833 тыс. участков, в итоге получили порядка 300 судебных споров. В 2019 году, когда общались с коллегами в Татарстане, узнали, что у них тысячи споров в судах.

Так вот, в рабочую группу вошли эксперты-оценщики. Они решили разделиться на четыре подгруппы: первая занимается работой комиссии, которая рассматривает заявления собственников, предпринимателей, вторая – судебным блоком, третья – методологией, где будут разбирать по аналогам, характеристикам, и четвертая – отдельно субъектами малого предпринимательства. Две встречи уже прошли. Например, подгруппа по методологии начала с работы с промзонами. ДМИТРЕНКО высказал интересную мысль. Дело в том, что ряд объектов вываливается из кадастровых цен либо выше, либо ниже. Его идея: тех, кто вывалился, привязывать к верхней или нижней планке коридора, чтобы они не платили завышенный налог. Нужно посмотреть, как это можно отрегулировать. Кроме того, я поставил задачу – обратить внимание на судебные споры, посмотреть, что сделано не так. Может быть, нужно подкорректировать ситуацию.

– Большинство предпринимателей в суде проигрывают.

– Давайте по-честному! Большинством судов решения об отказе в установлении кадастровой стоимости в размере рыночной признаются законными. Но при этом суд говорит, что все равно надо установить новую кадастровую оценку. Кадастровая оценка меняется, и нужно посмотреть, можно ли это сделать без судебных заседаний. Наша задача, чтобы эксперты сели и пообсуждали данный вопрос.

– Каждый судья индивидуально принимает решение. Вы это понимаете как юрист.

– У меня сейчас установка – не быть юристом. Быть хозяйственником. Ее мне поставил губернатор. Это про то, что нужно работать в полях, знать про все.

– Что происходит с объектами недвижимости, у которых налоговая база определяется исходя из кадастровой стоимости?

– Раньше у нас были пятитысячники, затем трехтысячники. В прошлом году установили перечень объектов торгово-офисной недвижимости площадью более 2 тыс. кв. м, у которой налоговая база будет определяться от кадастровой стоимости. Наша задача была выходить в поля и инвентаризировать данные объекты. В 2024 году мы работаем над тысячниками. Ориентировочно нам дадут более 10 тыс. объектов, которые нужно будет обследовать. С 1 января 2025 года их налоговая база будет исчисляться от кадастровой стоимости. Затем произойдет переход на налогообложение всех объектов недвижимости по кадастровой стоимости без ограничений по площади. У нас объем работы из года в год увеличивается, потому что количество объектов все больше и больше. Поэтому данную функцию уже в прошлом году выполнял наш «Центр кадастровой оценки и технической документации». Там работают профессионалы.

– Давайте поговорим про инвестиционные проекты. Какую помощь вы им оказываете?

– Мы предоставляем земельные участки. Плотно работали с Росреестром. Очень удачно отработали по предоставлению земли под «Арену-Омск». Там было четыре больших земельных участка.

– Это были не нераспределенные земли?

 – Нет, областная земля.

– А много областной земли в Омске?

– Немного. Например, земельный участок под бассейном на Московке-2 мы предоставляли. Под застройку «Брусники» у нас был один небольшой участок. Под детский сад на Левом берегу на 1122 места тоже мы предоставляли.

О жилье для детей-сирот и многодетных семей

– Вы получаете квартиры от застройщиков в рамках инвестиционных соглашений, например для детей-сирот?

– В прошлом году первый многоквартирный дом построил ЗОЛОТОВ («Стройбетон»). Там в собственность Омской области отходит 5%, т. е. 10 квартир, из них 8 – для детей-сирот.

– А две?

– Одна – обманутому дольщику, другая – для расселения из ветхого и аварийного жилья. В этом году по плану «Эталон» должен передать нам 200 квартир, а всего в 2024 году в рамках масштабных инвестпроектов ожидается передача 227 квартир.

– Как в целом положение с жильем для детей-сирот?

– В 2023 году на 864 млн рублей планировали приобрести 234 квартиры, а с учетом экономии получилось 327. Прямо хорошо выстрелили.

– А у кого приобрели?

– На рынке. В 2022 году произошла уникальная вещь – мы более 200 квартир приобрели в районах. И в прошлом году в работу хорошо включились и сельские застройщики. Это интересно и главам районов. На этот год у нас заложено 920 млн рублей. Понятно, что показатель скромный, потому что мы видим, что произошло с ценами. Тот же «Стройбетон» выложил в Телеграм-канале стоимость квартир, теперь она начинается с 4 480 тыс. рублей за однокомнатную.

– И это не самые дорогие в Омске.

– Да, это Амур-2. Поэтому у нас пока скромный план – 171 квартира на 920 млн рублей. Надеемся, будет экономия. Федерация нам поставила план 125 квартир.

– Раньше закон требовал предоставлять детям-сиротам только новое жилье, а потом законодательство изменилось. Вторичное жилье часто встречается?

– В основном покупаются новые квартиры. Вторичка не сильно бежит к нам на аукцион. А без торгов приобретение квартир не предусмотрено.

– Но вам все-таки удается сокращать очередь детей-сирот?

– Очередностью занимается Министерство образования. Из 327 квартир, которые мы предоставили, большая часть в районах. Часть была по инвестированию, но оно не очень идет – два известных застройщика не смогли поставить квартиры в срок. Дети-сироты подлежат обеспечению, если нуждаются в жилье. Минобр проводит отбор, направляет результаты в Минстрой, затем, если попадаются судебные решения, подключается Минимущество, мы идем в суд, заключаем мировое соглашение, и дети-сироты реализуют свое право. Если мы в 2023 году купили квартиры на 864 млн рублей, то в целом на детей-сирот у нас было заложено более 1,6 млрд рублей. Оставшиеся средства были направлены на сертификаты. Минстрой предоставил сиротам 244 жилищных сертификата.

– Как обстоят дела с выделением участков многодетным семьям? Обсуждали, что земли на это не хватает.

– Да, это очень сложный вопрос. Самая большая очередь из многодетных семей на ИЖС, конечно, в Омске – более 4,3 тыс. человек. Мы на областном уровне приняли решение, что органы местного самоуправления между собой могут заключать межмуниципальные соглашения. В районах градус напряженности меньше, потому что там предоставление земли все-таки быстрее идет. И в законе прописано, что район, где нет очереди, может помочь городу. Это обсуждалось много раз. Мы видим, что Омский район готов предоставить наделы, в том числе под ЛПХ, и сейчас первая задача – чтобы администрация города с Омским районом подписала межмуниципальное соглашение, вошла в диалог, а затем договорилась, как будут формироваться и предоставляться земельные участки. Кстати, в 2023 году мы купили 28 квартир для медиков.

– Это в районах области?

– Такого ограничения нет, мы и в городе покупали, потому что есть большой запрос на служебное жилье. Передаем его нашим больницам. Нам выделили 100 млн рублей, задача была купить 25 квартир, но мы приобрели 28: в Омске – порядка 18 квартир, остальные в районах.

– Жилье останется служебным?

– Оно предоставляется тем категориям, которые определил Минздрав. Медработники 10 лет могут в нем проживать и работать, например в ЦРБ, а затем получают право бесплатно его приватизировать.

О новшествах в законодательстве

– Какие в 2023 году произошли законодательные изменения, повлиявшие на работу министерства?

– Мы приняли законопроект по поддержке участников СВО. Закон пока еще не реализуется. Речь идет о поддержке отличившихся в СВО, награжденных медалями, орденами, тех, кто завершил свое участие в СВО, либо о вдовах воинов. Они имеют право на бесплатное получение в собственность земельных участков. Это реализовано в рамках распоряжения Президента РФ, где предписано, что Министерство обороны передаст нам в собственность земельные участки под ИЖС. Также мы готовы предоставлять во всех муниципальных районах, где пожелает участник СВО, земли сельхозназначения до 1 га.

Кроме того, у нас появилась социальная функция по многодетным – предоставление выплаты вместо земельных участков. В 2023 году она впервые была реализована. Нам довели деньги только в третьем квартале – 18,8 млн рублей. Изъявили желание получить выплаты 15 человек. Планировалось около 108. Эти полномочия мы передали органам местного самоуправления. И субвенцию им полностью довели. Пока выплаты осуществили только шести семьям. Но это не страшно, граждане смогут воспользоваться ими в текущем году. В бюджете уже заложено более 90 млн рублей. Планируем, что воспользоваться ими смогут 519 многодетных семей. Понятно, что это по желанию. Земельный кодекс предусматривает, что данные средства идут взамен земли и только на улучшение жилищных условий – приобретение садового домика, квартиры, дома, земельного участка для строительства или покупки стройматериалов.

– А у детей-сирот сертификат с целевым назначением?

– Сироты не видят денег. Это все было детально прописано в законе. Они сначала заключают договор, а потом Минстрой перечисляет по нему средства.

– Какие типы объектов областной собственности более востребованы на торгах?

– Больше всего земля, аренда земельных участков.

– У инвесторов есть запросы на выделение земли под малоэтажное строительство, например под коттеджные поселки?

– К нам они не поступают, потому что мы массивами не распоряжаемся. Но мы с этим сталкиваемся, когда проводим собрания с застройщиками, которые возводят жилье для детей-сирот. Муниципалитет объявляет аукцион на аренду земли, а на него начинают заявляться и специально завышать цену какие-то сторонние организации, которые выигрывают и потом отказываются от заключения договора. При аренде земли под строительство в районах – это прямо проблема. Сельские застройщики не в том положении – у них и коммуникации дальше нужно тянуть, и плотность застройки другая, хватает над чем поработать. Будем собирать информацию по районам, где зафиксированы такие факты. Думаю, выйдем на правоохранительные органы. Это надо прекращать! У нас социальная задача, застройщики пытаются строить жилье для детей-сирот, а тут…

– Это и в городе происходит?

– В Омске механизм работает по-другому. Там большая часть застроена или предоставляется под масштабные инвестпроекты.

– Непросто будет доказать там умысел.

– Очень сложно! Но мы будем работать в этом направлении.

Ранее материал был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 7 февраля 2024 года.



Реклама. ООО «ОМСКРИЭЛТ.КОМ-НЕДВИЖИМОСТЬ». ИНН 5504245601 erid:LjN8KafkP
Комментарии
Макс 25 февраля 2024 в 18:39:
Хорошая планка, не стоит имущество раздавать за копейки!
Николаич 25 февраля 2024 в 14:18:
Знатный сказочник
Показать все комментарии (2)

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.