Все рубрики
В Омске вторник, 28 Июня
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 53,3641    € 56,0535

Как один «сундукообразный» ресторан разбил в Омске «центральный городской двор»

1 мая 2022 14:40
0
2015

Профессиональные архитекторы раскритиковали концепцию Городского сада и Театрального сквера. 

Восьмого апреля состоялась онлайн-презентация и экспертное обсуждение эскизного проекта благоустройства Городского сада и Театрального сквера. В январе 2022 года стартовало проектирование территории между проспектом Маркса, улицами Ленина, Короленко и Лермонтова, включающей Концертный зал, Никольский собор, Театр юного зрителя и Генерал-губернаторский дворец. «Коммерческие Вести» освещали предпроектное исследование, общественные консультации, в ходе которых были озвучены запросы горожан, заинтересованных лиц и экспертов, изучены история и состояние территории. Теперь завершилась разработка эскизного проекта. «Город решает» сообщил:

— В нем восстановлена главная прогулочная аллея сада, сформирован детский сквер-лабиринт вблизи Музыкального училища, открыта событийная площадка с амфитеатром и зрительскими местами на месте здания Общественного собрания, созданы новые точки входа и айдентика Городского сада, развит музейный блок, улучшено озеленение. В рамках эскиза решены основные логистические проблемы территории, реорганизованы пешеходные связи, создана безбарьерная среда.

Куратором разработки проектной документации выступает главный архитектор Омска Наталья СТАРЧЕНКОВА. Разработчиком проекта – ООО «Первый проектный». Территория будет благоустроена в 2022–2024 гг. по федеральной программе «Формирование комфортной городской среды».

В начале мероприятия авторы эскизного проекта Леонид ГУСЕЛЬНИКОВ и Андрей СЕРГЕЕВ уточнили, что представленная концепция станет основой для разработки проектной документации. Благоустраиваемая площадь составляет 11,5 га. Заказчиками концепции выступили БУ «Управление дорожного хозяйства и благоустройства» и ООО «Сатурн». СЕРГЕЕВ объяснил, что они с коллегой пошли по пути создания «фрактальной композиции с набором функциональных пространств, связанных не линейно, а собранных по мозаичному принципу»:

– Самым крупным пазлом является квадрат между ТЮЗом и зданием Общественного собрания, который мы назвали «открытый театр», это зрелищная часть планировки. Второй большой квадрат – сад-лабиринт. Это тихая зона с детскими игровыми площадками и оборудованием – на контрасте с открытым пространством уличного театра. Другие пазлы – частные зоны – соподчинены диалогу двух больших, дополняя их. Самым важным для нас было сохранить и дополнить озеленение, сформировать второстепенные прогулочные аллеи с активацией прилегающих участков, зоны мероприятий с эстрадным амфитеатром, фотозоны, камерные пространства с площадками для детского отдыха, акцентировать входы декоративными решетками, организовать безбарьерную среду. Мы хотим также активировать площадь перед ТЮЗом. Из принципиального – площадка для 10 автобусов с выездом на проспект Карла Маркса, возвращение наземного пешеходного перехода в створе Чкалова. Мы создали сценарии освещения территории с подсветкой транзитных маршрутов, променадов, ландшафтных скверов, зданий и малых архитектурных форм, указателей, логотипа Городского сада.

Авторы также предусмотрели создание выставочного пространства со стендами возле Театра юного зрителя, огороженную прогулочную зону вокруг Никольского собора, павильон с общественными туалетами, реконструкцию водоема у Краеведческого музея, где планируется обустроить оранжерею. Вместо 120 парковочных мест запланировано 146. Из материалов предложены бетонная плитка, брусчатка различных форм, толщины, состава, фактуры и расцветок.

После презентации прозвучали вопросы авторам разработки. Архитектор Никита ШАЛМИН заявил, что не помнит, объявлялся ли конкурс на создание концепции, и не очень понятно, почему ей занялось именно ООО «Первый проектный». Он посетовал, что никаких альтернативных вариантов благоустройства Городского сада не представлено. СТАРЧЕНКОВА ответила, что законодательство объявлять конкурс на разработку концепции чиновников не обязывает и предложила перейти к сути мероприятия.

«Конкурсов у нас не предполагается, я понял», – мрачно констатировал ШАЛМИН. Также эксперт отметил, что здание Общественного собрания является объектом культурного наследия, а это означает, что территория возле него – на которой СЕРГЕЕВ и ГУСЕЛЬНИКОВ задумали разместить амфитеатр – является охранной зоной и ее использование находится в ведении Минкульта. СТАРЧЕНКОВА ответила, что после общественных дискуссий проект благоустройства поступит в городскую администрацию, и тогда уже чиновники начнут согласовывать с ведомствами подобные вопросы. Однако ШАЛМИН парировал отсылкой к № 73-ФЗ, согласно которому этим следует заниматься как раз до начала проектных работ.

Архитектор Александр БЕГУН поинтересовался, почему разработчики «стыдливо», как он выразился, обходят тему строящегося ресторана Темури ЛАТАРИИ, который «совершенно сундукообразно смотрится на этих замечательных картинках», хотя он «формообразующий и доминирующий на прекрасной территории». По словам БЕГУНА, объект создает совершенно новые виды на Никольской собор, на Краеведческий музей, на Театр юного зрителя: «Где его парковки? Я так понимаю, вся эта история была затеяна для легитимации этого объекта и прилегающей к нему зоны стоянок».

«Отвратительный объект», – неожиданно согласился СЕРГЕЕВ. «Так это же самое главное, Андрюша! – смягчил тон БЕГУН. – Своей работой ты легализуешь страшное, вместо того чтобы бить в набат. Ты, получается, со мной согласен, а делаешь что-то другое». «Именно поэтому я и заговорил про конкурсы. Общественно значимые территории в обязательном порядке должны проходить через конкурсы», – вставил ШАЛМИН.

— Согласен, – вернул себе слово БЕГУН.– У меня есть концепция Городского сада, пускай она никому и не нравится. Есть другой проект с руками, с земным шаром, с кораблем. Спасибо, что вы ее не приняли, но она существует! Ее показывали людям. Их надо посмотреть, подвести какое-то резюме. Но появилась третья концепция, потом, возможно, будет четвертая, пятая, девятая...

«У нас был соблазн показать, что объект гадость, но это ничего бы не изменило… Мы воспринимаем ситуацию как данность. Как будто на улице град… Но мы все равно надели дождевики и пошли гулять», – оправдался СЕРГЕЕВ.«В итоге ты вообще решил ресторан не показывать. Раньше был цилиндр, сейчас его нет на эскизе», – продолжил возмущаться БЕГУН. «Куда же пропал цилиндр...» – растерялся СЕРГЕЕВ. Пришлось вмешаться модератору, архитектору Ефиму ФРЕЙДИНУ: «По инвестиционному соглашению есть участок парковки, который заходит за епархию в сторону театра. В этой концепции он уменьшен. Ресторану предоставлены компенсационные места у Краеведческого музея».

БЕГУНА смутило и соседство детского лабиринта рядом с гаражом ТЮЗа. СЕРГЕЕВ пояснил, что гараж не используется театром по назначению – там хранится реквизит: «Поэтому не вижу проблемы. Тем более он отрезан от площадки полосой озеленения. Это самая тихая и спрятанная от солнца территория». «От солнца всегда можно защититься. Вы же знаете, что возле гаража стоят разрушенные автомобили, бочки с мазутом», – критиковал БЕГУН. «Ведутся переговоры с ТЮЗом о реконструкции объекта в течение года-полутора лет», – спокойно отметил ФРЕЙДИН.

Архитектору Олегу ФРЕЙДИНУ не понравилось ограждение возле Никольского собора:«На каком законодательном основании это делается? Там же главный транзит!»

— Основания нет, наверно, – смутился СЕРГЕЕВ.– Нас попросила об этом епархия – чтобы можно было проводить крестный ход. Я ничего криминального в этом не увидел. Ограда около метра, просматриваемая...» ФРЕЙДИН-младший добавил, что настоятель храма не доволен соседством с алкогольным магазином и нетактичными компаниями, которые оттуда следуют мимо собора: «Ограда существовала там в 19 веке – начале 20-го».

Следующим этапом обсуждения стали полноценные выступления экспертов. Первым оказался Никита ШАЛМИН:

– Снявши голову по волосам не плачут. Ресторан совершенно ужасен, из-за него мы получаем маргинальную территорию. Более того, там находится несколько мертвых объектов – трансформаторная подстанция, гаражи, емкости. Без их удаления вести благоустройство за счет федерального бюджета просто цинично. Даже глядя на картинки, понимаю, что ничего толкового из этого не выйдет. У этого сквера был единственный шанс стать публичным пространством – благодаря раскрытию на улице Ленина. Сейчас это место забито рестораном – причем в самом кошмарном, примитивном стиле. Не думаю, что горожане голосовали за это… Когда они голосовали, речи о ресторане вообще не шло. Если поднять архивные снимки, то можно увидеть, что на этом месте была входная арка, городская беседка, веранда. Не завидую авторам – сделать из этого конфетку просто нереально. Общественно значимые территории обязательно должны проходить через конкурс. Иначе получаем такие рестораны, апарт-отели, жилые кварталы у ТЭЦ-1, Cosmos и так далее.

Затем высказался Александр БЕГУН:

– Конкурсная составляющая ушла из жизни города, и это очень печально. Если она не вернется, мы будем расхлебывать то, что нам заваривают коммерсанты, инвесторы, юристы, чиновники и обслуживающие их профессионалы. Данная концепция – в любом случае однозначно шаг вперед по сравнению с тем, что в Городском саду есть сейчас. Но она не решает и даже не сглаживает возникшие проблемы. На мой взгляд, авторы все-таки не сумели определиться с цельностью территории: Театральный сквер, пространства возле ТЮЗа, Краеведческого музея, Сквер Борцов революции остались отдельными участками, которые нужно связать пешеходными дорожками, визуально. Попытка легализовать ресторан сыграла злую шутку, этот объект все развалил. Сделать пространство для всех невозможно. Все-таки у нас тут ТЮЗ, училище Шебалина, кстати, выключенное из вашего процесса, музей, картинная галерея, и благоустройство хотелось бы видеть в том же культурном ключе.

Олег ФРЕЙДИН не без иронии отметил, что работал с территорией Городского сада последние 40 лет. Он согласился с предыдущими ораторами в том, что необходимо было обсуждать концепцию ранее, а не тогда, когда уже готов проект, а также в том, что проблемы пространства так и остались нетронутыми:

– С рестораном история темная. Такое ощущение, что проектом занимался не архитектор – не решены ни загрузка здания, ни его мусор. Сегодня это центральный городской двор, а не городской сад! Транзит между Концертным залом и Сквером Борцов революции не прочитывается, на основной диагонали Маркса-Ленина вы делаете лабиринт, проход между рестораном и епархией тоже никак не обозначен. Располагать детские площадки в центре сада мне кажется нефункциональным. Открытый театр… Мы же не Сочи. У нас он шесть-восемь месяцев в году будет простаивать. Что касается ограждения, то в Кельне у собора нет ограждения, ни люди, ни собаки почему-то не мешают прихожанам. Все вполне можно решить освещением. Оранжерея – тоже сомнительно… Может, там восстановить недействующий фонтан? В городе не хватает воды. Рельеф в работе вообще не прочитывается. Ничего не вижу по поводу велосипедному-самокатного движения, которое сейчас очень развивается. В целом модно, красиво, зелено, обработано в мелочах, но надо было вначале посидеть над планировочной схемой.

Андрей СЕРГЕЕВ объяснил, почему нет четких пешеходных транзитов:

– Пространство и не предназначено для быстрого прохода, это не набережная, не зона, в которой мы с сумкой бежим на остановку или детей забирать из школы. У нас было желание при минимально выгодных условиях попытаться человека запутать в месте в хорошем смысле, создать множественность движений, впечатлений, взглядов. Не думаю, что если мы не можем воздействовать на глобальные вещи – вынести объекты, которые нам не нравятся, остановить стройку – то нужно все оставить как есть, пускай стоит еще 300 лет. Малые архитектурные формы типовые, из каталогов, покрытия недорогие – старались обойтись небольшими средствами. Почему бы не благоустроить пока то, что есть?

Соавтор концепции Леонид ГУСЕЛЬНИКОВ поддержал партнера по работе:

– Сейчас эта территория не выдерживает никакой критики. Здесь нет сооружений, которые мешали бы реставрации здания Общественного собрания или другим изменениям. Все сборное-разборное. Как бы нас ни обманывало название «Городской сад», на самом деле сделать сад тут сложно. Но мы добавили озеленения, оформили камерной территорию отдыха в тени.

Ефим ФРЕЙДИН рассказал, почему Краеведческий музей хочет обрести оранжерею – она бы стала защитным буфером от хулиганов и мусора. Открытый же театр – запрос от музея, филармонии и ТЮЗа:

– Филармонии не хватает открытой площадки для молодых коллективов, как и музучилищу. Краеведческому музею нужно место для проведения этнических праздников. Сцена около ТЮЗа позволяет не задействовать Театральный сквер, где предполагалась танцплощадка. Вопрос про зимнюю программу, наверно, правильный, но опыт Омска показывает, что Зимний Любинский существует как событие, можно и дальше развивать эту тему на территории Городского сада.

Наталья СТАРЧЕНКОВА призвала не консервировать важную для города территорию. По ее словам, проект, как и говорил ГУСЕЛЬНИКОВ, не препятствует дальнейшему благоустройству, более глобальному.

Закончилось мероприятие парой реплик. Олег ФРЕЙДИН выразил мнение, что СЕРГЕЕВ лукавит, говоря о невысокой стоимости реализации проекта. По оценке ФРЕЙДИНА, понадобится несколько сотен миллионов рублей – вплоть до полмиллиарда. Эксперт адресовал реплику и СТАРЧЕНКОВОЙ:

– Знаете, мы последние 20 лет слышим, что законодательство не обязывает проводить конкурсы. Если вы заботитесь о качестве архитектуры, других вариантов просто нет. Да, у нас такое законодательство. А зачем нам тогда главные архитекторы? Что касается открытой площадки, то там действительно могли бы играть студенты музучилища, играть молодые актеры ТЮЗа. Очень удобно это делать именно на транзите.

Профессор ОмГУПС Сергей КОСТАРЕВ отметил, что разработчики действительно учли множество пожеланий, высказанных ранее участниками обсуждений:

– Архитектурного шедевра здесь не получится. Но будет комфортный участок в центре города. Если проект будет реализован в том виде, который нам представлен, Городской сад будет однозначно привлекать к себе внимание.

Днем позже он добавит в своем именном телеграм-канале:

– Если коротко – мне понравилось то, что придумал Андрей СЕРГЕЕВ и Ко. Да, не будет мощных входных групп, новых зданий и сооружений, высотных доминант – всего того, что так любят оставлять после себя зодчие. Но здесь может появиться симпатичное и удобное место для отдыха, прогулок, визуального наслаждения и удобного пребывания. Собственно, это и называется «комфортная городская среда». Я внимательно слушал критику архитекторов, которых уважаю как профессионалов, но считаю, что подход Андрея СЕРГЕЕВА – это скорее создание среды для жизни, а не строительство зданий и сооружений. Понятно желание творцов оставить заметный след в истории, но мне, как горожанину сейчас нужны не стелы для напоминания и даже не аттракционы для развлечения, а нормальный сквер с деревьями, чистая дорожка, место для общения на природе и с природой. Тот самый центральный городской двор, как определил предложенный эскизный проект один из архитекторов.

Ранее репортаж был доступен только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 13 апреля 2022 года.



Комментарии
Комментариев нет.

Ваш комментарий


Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.