Все рубрики
В Омске среда, 5 Октября
В Омске:
Пробки: 4 балла
Курсы ЦБ: $ 58,7913    € 56,1725

Алла АМЕН, «Большой дом древесины»: «Рост экспортных доходов от продажи соломенных матрасов в Европе возрос в 2,5 раза по сравнению с 2021 годом»

14 августа 2022 10:29
1
4987

У нас есть филиал в Санкт-Петербурге. Но основное производство находится в Омске. 

В этом году ООО «Большой дом древесины» стало победителем конкурса «Омская марка» в номинации «Мебель и продукция деревообрабатывающего производства». Что сегодня выпускает компания, для чего предприятию нужны солома и пчелиный воск, у генерального директора и собственника узнала обозреватель «Коммерческих Вестей» Анастасия ИЛЬЧЕНКО.

– Алла Викторовна, как вам пришла идея создать компанию, специализирующуюся на производстве и продаже изделий из древесины?

– «Большой дом древесины» появился в 1999 году. Я как раз окончила математический факультет ОмГУ им. Достоевского и сразу пошла искать склад для бизнеса. Начинала с такого товара, как вагонка из лиственницы. Сделала маркетинговые исследования и выяснила, что спрос на данную продукцию в Омске не был сформирован, но нам очень хотелось ее привезти из мест, откуда я родом, – с севера Иркутской области, и мы это сделали. К удивлению, первая партия разошлась за три недели. После чего мы сразу же разместили продукцию на новом большом складе и продолжили работать в этом направлении. Бизнес организовывался с нуля, без каких-то значительных капиталовложений.

– Как получилось, что юная выпускница матфака в одночасье открыла деревообрабатывающее производство? Вы уже что-то знали об этом бизнесе?

– Да, мои родные в Иркутской области были заняты в этой сфере. Хотя я, конечно, не планировала создавать такой бизнес. Но после окончания университета знакомые обратились ко мне с предложением развивать производство из ангарской сосны в Омске. И я взялась за это.

– В 1999 году организовать свое производство, наверное, было сложно. Что оказалось самым трудным?

– Пересилить себя, когда мне говорили: «Не вздумай этим заниматься! Там акулы бизнеса, бандиты! Тебя задавят». Главное было – сделать первый шаг.

– Приходилось взаимодействовать с криминалом?

– Нет, вот ни разу ни один бандит не пришел (смеется). Что касается «акул», то пока они решали, как пристроиться, мы уже ставили новую задачу. Так, в 2012 году я познакомились с ученым Евгением Ивановичем ШИРОКОВЫМ. Он восстановил старорусский рецепт пропитки, который уходит корнями в историю древней Руси.  Данной пропиткой обрабатывали мебель, стены дома, и в результате все это служило дольше. Мы пропитку восстановили, сохранили ее историческое название «Лоскутный воск». Дело в том, что она наносилась при помощи войлочного лоскута путем натирания поверхности. Лоскутный воск состоит только из натуральных компонентов, имеет приятный запах, хорошо защищает древесину от грибка, плесени и старения. Евгений Иванович сделал историю об этой пропитке известной по всей России, а мы стали первыми, кто начал ее выпускать в промышленных масштабах на специализированном оборудовании.  

– Из чего вы производите Лоскутный воск?

– Из настоящего пчелиного воска, медицинского живичного скипидара (это продукт переработки смолы) и прополиса. Самое интересное, что квадратный метр этой пропитки получается дешевле не только импортных, но и даже российских неэкологичных аналогов.

– Где берете продукты пчеловодства?

– Нам нужны большие объемы, поэтому отдельные предприятия, в том числе омские, не справляются. Закупаем по всей России. Нас воском снабжают и Алтай, и Дальний Восток.

– Какие объемы Лоскутного воска производите?

– Наши мощности позволяют разливать одну тонну продукции в день. Пока мы стремимся к этим объемам. Сейчас продаем по России, в Казахстан и в другие страны зарубежья.

– Как вышли на ШИРОКОВА?

– Мы встретились на дне летнего солнцестояния в Окунево. Он рассказал о своих планах, что ему интересно произвести такую пропитку, но никто не берется.

– И вы ему поверили?

– И с годами только укрепилась в правильности своего решения. Также поверили и в тему соломенных матрасов. Это все работает, такой продукт сейчас нужен людям, он в тренде.

– О каких соломенных матрасах речь?

– В 2014 году тоже благодаря ШИРОКОВУ мы стали производить лечебные матрасы из соломы. Он разработал технологию, которая основывается на трудах российского ученого Виктора Степановича ГРЕБЕННИКОВА. Наш соломенный матрас не просто экологически чистый, он выполняет лечебную функцию – восстанавливает организм. Это не обычный деревенский матрас, который просто набит соломой. Наш создан из структурированной соломы, запечатанной в короб. Все наше производство основывается на традициях, проверенных временем, и новейших технологиях, при помощи которых изготавливаем продукцию, отвечающую потребностям современного человека.

– Каков срок службы такого матраса?

– 10 лет он спокойно прослужит. А вот наша пропитка не имеет срока годности. Может храниться 100  лет и больше. Кстати, европейский рынок очень хорошо воспринял соломенные матрасы, особенно Германия. Вся наша продукция имеет сертификаты стран ЕС, мы проходили специальные исследования в датской лаборатории. Они подтвердили, что наше качество соответствует их жестким требованиям.

– После февраля сертификаты не отозвали?

– Нет, наоборот. Более того, величина спроса на экотовары уверенно движется вверх. Во втором квартале 2022 года рост экспортных доходов от продажи соломенных матрасов в Европе возрос в 2,5 раза по сравнению с 2021 годом. Кроме того, мы производим конструкционные элементы полков для бань из кедра, липы, ольхи и осины, дизайнерские изделия для парной по технологии, основанной на усовершенствованном опыте финских коллег. Недавно запустили их на российский рынок. Сегодня продаем в 10 городах России, в Казахстане, Киргизии, Узбекистане.

– Какая продукция на данный момент приносит компании наибольшую часть дохода?

– Высокий интерес наблюдаем к полкам, потому что эти изделия понятны всем – они нужны для бани. Но первое место занимает воск. По нему у нас в России и за ее пределами уже есть обширная дилерская сеть. Он является локомотивом. Сейчас растет интерес к матрасам из соломы. Тем более, мы расширяем данную линейку и начинаем производить соломенные панели для строительства домов.

– Это будут экодома? Какими характеристиками они обладают?

– У них высокие теплоизоляционные свойства, в них комфортно жить и при +30, и при –40. Это подтверждено не только исследованиями, но и опытом наших коллег, которые строят подобные дома в других городах. Вообще прообраз данной технологии зародился на западе, ей уже более 100 лет. В то время мастера укладывали солому в деревянные каркасы прямо в тюках. Сегодня технология существенно усовершенствована: солома спрессовывается на производстве в короба, из которых потом, как из конструктора, собирается дом. Это технология быстровозводимых домов. Они будут теплыми, экологичными, с хорошей звуко– и шумоизоляцией, а также комфортным микроклиматом.

– Велика ли опасность, что данные панели заселят мышки?

– Мыши их не прогрызут. Во-первых, потому что солома уложена очень плотно. Во-вторых, потому что панели снаружи покрываются известковой штукатуркой. Они, кстати, имеют очень низкий класс пожароопасности. Кроме того, в качестве утеплителя используется ржаная солома, которую мыши не едят из-за особого строения колоса.

– Когда планируете начать производство?

– Скорее всего уже летом 2022 года сможем выпустить первый комплект панелей. Мы целый год готовили оборудование и сейчас подошли к работе.

– Оборудование зарубежное?

– Нет, мы все делаем самостоятельно. У нас есть инженеры, которые создают оборудование, отвечающее нашим задачам.

– Сколько примерно будет стоить такой дом?

– Он обойдется в ту же сумму, что и, например, каркасный, но по своим характеристикам будет его превосходить.

– Где планируете закупать солому для создания панелей?

 – Солому берем у омских производителей.

– В Омской области есть производители соломы?

– Конечно. И нам нужна не просто солома, а затюкованная  определенным образом. И в нашем регионе есть предприятие, которое снабжает ею не только нас, но и другие регионы. Нам достаточно его объемов. Фермеры собирают солому с полей и, как правило, не знают, куда ее девать. Предприятие закупает у них круглые тюки с соломой, переваловывает – делает из круглых прямоугольные и продает нам. Такие тюки гораздо проще использовать во всех сферах, и в нашем производстве тоже.

– Что еще производите из древесины?

– Мебель для бани, для дома, различные дизайнерские формы. Есть линейка экологичной мебели из кедра, например, кроватей. Сейчас хотим обогатить их шунгитом. Шунгит – это минерал, который имеет высокие энергоинформационные свойства, очищает пространство, способствует оздоровлению организма. Сейчас мы выпустили новую пропитку – лоскутный воск с шунгитом. Если человек покроет баню такой пропиткой, в ней будут очищаться и озонироваться воздух, убиваться бактерии. Таким же покрытием будут обработаны наши кедровые кровати и соломенные матрасы.

– Откуда вы берете шунгит?

– Мы его получаем из Карелии уже перемолотый до мельчайшей фракции. Этот состав добавляется в пропитки, в воск. Думаю, омских предпринимателей, которые делают косметическую продукцию, мы тоже к этой теме привлечем, потому что это уникальный камень, благодаря которому, по словам специалистов, можно было бы оздоровить всю Россию. Но ему не уделяется пока нужное внимание. Мы опять беремся за то, чего другие еще не делают, и выводим на рынок.

Кстати, пару лет назад в рамках производства линейки продукции для здорового сна мы впервые выпустили кедровые подушки. Они обладают лечебными свойствами, бактерицидным эффектом, способствуют здоровому сну.

– Она очень маленькая для сна. И насколько понимаю,  создана, по сути, из отходов вашего производства?

– Нет, для наполнителя подушек никогда не используются отходы. Мы специально приобретаем массив сибирского кедра, измельчаем его до состояния стружки. А размеры подушек бывают самые разные. У вас в руках самая маленькая 15 на 15 см. Это подушка-думочка. На Руси такие традиционно лежали на обычных подушках, и, когда у человека были вопросы, проблемы, на ней спали и как бы отдавали все заботы. А думка потом вывешивалась на дерево и очищалась. Но мы выпускаем и полноразмерные подушки, например, 50 на 70 см.

– Алла Викторовна, охарактеризуйте предприятие в целом.

– У нас работает около 50 человек. Мы давно поняли, что большие дела можно делать малой, но эффективной командой. Каждый сотрудник может выполнять множество разных задач. У нас есть филиал в Санкт-Петербурге. Но основное производство находится в Омске. Это более 20 тыс. квадратных метров производственных и торговых площадей.

– Чем занимается филиал?

– Мы открыли его в 2016 году. Там проходят продажи, но есть и производственный цех.

– Наверное, невыгодно везти туда ангарскую сосну?

– Постоянно возим. Это экономически выгодно, поскольку наибольший интерес к нашей продукции именно в западной и центральной частях страны.

– Где у людей больше денег?

– Дело не в этом. Там люди больше уделяют внимания своему здоровью. Они живут в урбанистической среде и хотят привнести в свой быт здоровые, экологичные элементы. Люди, которые живут в тайге, об этом не задумываются, поверьте (улыбается).

– Если у вас в европейской части страны больше клиентов, наверное, есть желание перевести туда производство?

– Мы очень любим Омск. Не хотим переезжать. Да, я сама из Иркутска, но живу здесь много лет. Это наш город. Мы считаем, что у Омска большое будущее, хотим увидеть его расцвет.

Ранее интервью было доступно только в печатной версии газеты «Коммерческие вести» от 20 июля 2022 года.



Комментарии
Олег 15 августа 2022 в 14:02:
Побольше бы таких оптимистов в омской власти, а то там сплошные временщики с двойным гражданством.
Показать все комментарии (1)

Ваш комментарий




Наверх
Наверх
Сообщение об ошибке
Вы можете сообщить администрации газеты «Коммерческие вести»
об ошибках и неточностях на сайте.